V. Счет рукопожатий

V. Счет рукопожатий

Иногда ощущаешь, как близко от нас бесконечно далекое прошлое. Есть такой счет рукопожатий. Вот человек, который мог пожать руку тому, кто родился в начале двадцатого века, а тот — тому, кто родился в середине девятнадцатого. Получается, что нас отделяет от Пушкина три-четыре рукопожатия. Но есть и другое не менее реальное ощущение истории. Оно возникло у меня в Кунье, где на пути из варяг в греки среди болот и лесов отыскиваются следы древних городищ, селищ и других поселений кривичей, тысячу лет назад сменивших здесь и ассимилировавших литовские племена.

На вершине песчаного холма — круглая площадка, опоясанная рвом и валом, следы частокола. Стоишь перед этим городищем на окраине деревни Новотроицкое среди некошеных трав, летний ветер легкой рябью пробегает по ним, шелестит в листве чахлого березняка, и все пытаешься представить, сколько рукопожатий — двадцать, тридцать? — отделяет нас от обитателей этого древнего поселения, от далеких пращуров нынешних псковских крестьян, так запустивших, забросивших землю, которую отвоевывали от лесов и болот их предки?

Куньинский учитель географии Вячеслав Анатольевич Гринев, один из тех энтузиастов истории своего края, которые одинокими огнями духовности еще разбросаны по сельской России, неустанно открывает все новые городища и возит туда своих учеников, показывая им артефакты древней культуры — остатки железоплавильных печей, следы свайных озерных поселений, культовые камни и жальники — славянские захоронения времен перехода от язычества к христианству.

Зачем это деревенским подросткам с их дискотечными плясками и мечтами о городской жизни, зачем им карабкаться по заросшим папоротником и полынью склонам холмов, рыться в черной земле культурных слоев, выслушивать жаркие речи учителя, пытающегося пробудить их воображение рассказами о жизни обитателей этих исчезнувших селищ? Зачем? Не знаю. Но без таких знаний, без такого пробужденного воображения, в котором теплится ощущение связи времен, нет народа, нации, а есть скопление случайно поселившихся здесь людей, легко пришедших сюда и легко покидающих эту землю.

Ключевский, этот поэт исторического знания, у которого воображение так удачно дополняет суровую правду факта, пишет об остатках городищ Киевской Руси, рассеянных по всему Приднепровью на расстоянии четырех — восьми верст друг от друга. Как и псковские селища, это пространство, очерченное кольцеобразным валом, достаточное для одного доброго крестьянского двора. Такие одинокие дворы, окопанные земляным валом с частоколом для защиты скота от диких зверей, по мере распада родового быта славяне ставили, расселяясь по Днепру и его притокам, ими же колонизовалось Верхнее Поволжье и Северо-Западная Русь. Собственно и Киев, по преданию, возник из укрепленных дворов трех братьев-звероловов, поселившихся на трех холмах высокого берега Днепра. Старшего брата звали Кий.

Но из южной Руси, теснимые степными кочевниками, поселенцы двигались на север, в верхневолжское междуречье и, отыскивая среди болот и лесов сухие возвышенные места, ставили на них избы, корчевали и выжигали лес, поднимали целину и, снимая несколько лет с удобренной золой земли хороший урожай зерновых, истощив почву, двигались дальше, ставили новый починок, повторяя все сначала.

Так ли Вячеслав Анатольевич Гринев толкует своим ученикам жизнь обитателей открываемых им селищ, эдак ли, и что остается в их молодых душах — не знаю. Но Ключевский толковал так, отмечая непрестанное движение людей вольно-земледельческой Верхне-Волжской и Псковско-Новгородской Руси. Это движение — исток всего, исток древних славян — звероловов, бортников, землепашцев, перемещавшихся по необъятной равнине, воюя или ассимилируя местные племена — чудь и мерь, литовцев и финнов, смешиваясь с ними, образуя постепенно великорусскую народность с ее городами и княжествами.

В ходе колонизации огромной северо-восточной лесной равнины, шедшей многие столетия, по мере освоения новых территорий, распределения земель между князьями и их дружинниками-боярами и смены подсечно-огневого земледелия трехпольным, происходит формирование сословий смердов и наймитов — крестьян, работающих на государственных или частных угодьях. Одновременно меняется и форма расселения — не однодворные селища — форпосты колонизации, а деревни, состоящие хотя бы из нескольких дворов.

Формированию государства — удельно-княжеского, а потом и царско-боярского — сопутствует создание сельской общины, которая по мере перехода от полюдья — регулярного объезда князей для кормления дружины на подвластных территориях — к подушевому и поземельному налогу становится не только единицей хозяйственного самоуправления крестьян, но и инструментом сбора податей. Этот инструмент совершенствуется под влиянием монгольского ига. Необходимость платить дань, сбор которой монополизировала Москва, заставляла использовать заимствованную у монголов, а ими перенятую у завоеванных китайцев систему сбора налогов, основанную на переписи населения и внутриобщинной круговой поруке. Но и после свержения монгольского ига эта система остается как модель сбора государственных доходов.

В дальнюю даль столетий российской истории уходят истоки крестьянского житья, складывавшегося в рамках общины со всеми ее реалиями, сохранившимися вплоть до столыпинской реформы начала двадцатого века, — коллективной ответственностью перед государством за уплату налогов, круговой порукой, социальной взаимопомощью, переделами земли. Во все периоды существования государства российского поземельная община оставалась не только инструментом крестьянской самоорганизации и взаимопомощи, но и механизмом принуждения к налоговой дисциплине.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Чужой счет

Из книги Чужой счет автора Бегларян Ашот

Чужой счет (рассказ написан на основе дневниковых записей


СЧЁТ ПАМЯТИ

Из книги Газета Завтра 774 (38 2008) автора Завтра Газета

СЧЁТ ПАМЯТИ Региональный благотворительный общественный фонд содействия увековечению памяти погибших граждан в сентябре-октябре 1993 года продолжает информировать читателей о поступлении пожертвований на изготовление и установку памятника погибшим защитникам Дома


А все остальное — не в счет

Из книги Сборник рассказов и повестей автора Лукин Евгений Юрьевич

А все остальное — не в счет Счастливый человек — он был разбужен улыбкой. Ну да, улыбнулся во сне, почувствовал, что улыбается, и проснулся. А проснувшись, вспомнил:Вчера он вынул из кладовки все свои сокровища, построил их в шеренгу и учинил генеральный осмотр. Два корня он


СЧЁТ ПАМЯТИ

Из книги Газета Завтра 801 (13 2009) автора Завтра Газета

СЧЁТ ПАМЯТИ 25 февраля с.г. состоялось общее собрание участников Регионального благотворительного общественного фонда содействия увековечению памяти погибших граждан в сентябре-октябре 1993года. На собрании были подведены итоги деятельности фонда за 2008 год и утверждены


Счёт в банке

Из книги Неоднажды в Америке автора Букина Светлана

Счёт в банке Никотиновую бабку я вряд ли когда-нибудь забуду, хотя видела её один-единственный раз в жизни, летом 93 года.Я училась тогда в колледже, а летом подрабатывала homemaker’ом – убирала немощным бабулькам и дедулькам квартиры за 7 долларов 45 центов в час. Платили мне,


Но на чей счет выкупило?

Из книги Наша первая революция. Часть I автора Троцкий Лев Давидович

Но на чей счет выкупило? Разумеется, на счет самих крестьян. Их оно прикрепило к себе, связало тройным узлом, взвалило на них выкупные и оброчные платежи, натуральные повинности, всевозможные налоги и поборы.А помещичью палку заменило чиновничьей. И с тех пор живут


ДВОЙНОЙ СЧЕТ

Из книги Сага о носорогах автора Максимов Владимир Емельянович

ДВОЙНОЙ СЧЕТ 1Сообщение немецкого телеграфного агентства: „Сегодня в Федеративную республику Германии прибыл представитель советских рабочих, председатель ВЦСПС Александр Шелепин".Александр Шелепин! Кто не знает у нас его „этапы большого пути": вождь сталинюгенда,


Гамбургский счет

Из книги Гамбургский счет: Статьи – воспоминания – эссе (1914–1933) автора Шкловский Виктор Борисович

Гамбургский счет Гамбургский счет Гамбургский счет – чрезвычайно важное понятие.Все борцы, когда борются, жулят и ложатся на лопатки по приказанию антрепренера.Раз в году в гамбургском трактире собираются борцы.Они борются при закрытых дверях и завешанных окнах.Долго,


Гамбургский счет

Из книги Газета Завтра 924 (31 2011) автора Завтра Газета

Гамбургский счет Гамбургский счет – чрезвычайно важное понятие.Все борцы, когда борются, жулят и ложатся на лопатки по приказанию антрепренера.Раз в году в гамбургском трактире собираются борцы.Они борются при закрытых дверях и завешанных окнах.Долго, некрасиво и


-- Счёт памяти

Из книги Письма президентам автора Минкин Александр Викторович

-- Счёт памяти Региональный благотворительный общественный фонд содействия увековечению памяти погибших граждан в сентябре-октябре 1993 года, продолжая информировать читателей газеты "Завтра" о поступлении денежных средств на изготовление и установку памятника


Разгромный счет

Из книги Газета Завтра 962 (16 2012) автора Завтра Газета

Разгромный счет 9 февраля 2009Г-да президенты, напрягите изо всех сил свои математические способности, хотя с утра в понедельник это нелегко. Кого другого можно было бы попросить заодно напрячь и совесть, и чувство долга, но это всё, как известно, у вас постоянно напряжено.


Разгромный счет–2

Из книги Эксперт № 43 (2013) автора Эксперт Журнал

Разгромный счет–2 10 февраля 2009Г-да президенты, хорошо, что вас тронуло вчерашнее письмо «Разгромный счет» – о беспризорных детях. Да это и понятно; если оно и простых читателей тронуло, то вас – тем более (вы же несете ответственность за судьбы всех граждан, а тем более


Переезд на счет «раз»

Из книги Осколки эпохи Путина. Досье на режим автора Савельев Андрей Николаевич

Переезд на счет «раз» Елена Николаева Дайте совет: что, по-вашему, нужно, чтобы выйти на рынок? - Обращайтесь за господдержкой — субсидиями, грантами сфера деятельности: переезд «под ключ» стартовые вложения: 2009 год - 750 000 руб; на условиях софинансирования от


За чей счет гуляем?

Из книги автора

За чей счет гуляем? Почему раньше батька Лукашенко не спешил никуда вступать, ограничившись декоративным Союзным государством, а теперь вдруг запел по-новому? После президентских выборов экономическое положение Белоруссии настолько ухудшилось, что захотелось снова


За счет детей

Из книги автора

За счет детей Мне многократно приходилось использовать депутатские полномочия в защиту прав детей. Здесь я приведу ряд показательных историй, подтверждающих, что бюрократия органически не приемлет детства. Она своим нутром настроена на то, чтобы семьи, имеющие детей,