Ирина Сереброва ХОЗЯИН МУНЛАНДА

Ирина Сереброва

ХОЗЯИН МУНЛАНДА

— Двести тысяч. — Стивен Торрес сделал крохотную паузу и уточнил: — Каждому.

— Нет. — Владимир поджал губы и отвернулся. Аиша знала: он всегда так делает, когда решение принято и спор бесполезен. И втайне обрадовалась, что ей не придется делать собственный выбор.

В конце концов именно Владимир — капитан экспедиции. Аиша с Толиком обязаны следовать его распоряжениям. Как посмеивается Толик, «Володька у нас луноход, а мы при нем лунатики».

Сейчас Толик не смеялся. Аиша насторожилась, увидев, как внимательно и азартно поблескивают его глаза. Медленная улыбка Торреса показала, что он тоже это отметил.

— Двести пятьдесят тысяч.

— Исключено, — бросил Владимир.

— Вообще-то двоих из вас для работы должно быть достаточно, — промурлыкал Торрес. Его рука нырнула куда-то между белых кружев на груди, и в холеных пальцах закачалась чековая книжка. Ногти розовыми зеркальцами отражали рассеянный свет жилого модуля.

Еще и маникюрный набор с собой, наверное, через космос протащил… Аиша поймала себя на том, что сжимает кулаки, пряча собственные неухоженные кисти.

Взгляд Стивена Торреса остановился на ней. В который раз женщина задумалась: известно ли сумасшедшему миллиардеру, что глаза его имеют в точности тот же пронзительно голубой оттенок, что и светящаяся в вечной черноте лунного небосвода Земля?

Известно, наверное. «Он вообще слишком много понимает и о себе, и о других людях», — подумала Аиша с недовольством, чувствуя, как шумно начинает биться в висках кровь и краснеют щеки, пока Торрес молча разглядывает ее лицо.

Конечно, он еще неделю назад был на Земле. Четыре дня пути в комфортабельной ракете, больше напоминающей роскошный отель — для удобства космотуристов буквально все, включая, разумеется, искусственную гравитацию. И вторые сутки по земным часам здесь, в обычном модуле для работы и проживания небольшой экспедиции. Луна еще не успела оказать на него влияния, ясно заметного у команды, которая провела вдали от родной планеты пять месяцев.

Истончившиеся от потери жидкости ноги, потихоньку атрофирующиеся мышцы, одутловатые физиономии… На фоне чеканного профиля гостя последствия жизни при сниженной силе тяжести казались особенно неприглядными.

И именно сейчас выясняется, на кой черт Торресу сдался этот дорогостоящий, даже при его миллиардах, вояж.

— Триста тысяч, — будто не заметив смущения женщины, предложил Торрес. — Как вам, мисс Аиша?

— Во-первых, не мисс Аиша, а космометеоролог Акирова, сколько же можно повторять?! — крикнула она, радуясь возможности выплеснуть гнев. — Во-вторых, с любыми предложениями по поводу моих непосредственных обязанностей обращайтесь к командиру Семенову!

— Ну, мое предложение никак не входит в круг ваших непосредственных обязанностей, — мирно сообщил Торрес. — И я не уверен, что уважаемый Владимир вправе решать, получат ли его подчиненные по триста тысяч за небольшое дельце в свободное от основной работы время… или останутся без этой приятной суммы.

— Давайте закончим беседу, мистер Торрес. — Командир встал и сделал несколько шагов к двери жилого отсека.

— Триста пятьдесят тысяч, — словно не услышав, произнес Стивен. В наступившей тишине громко скрипнули зубы Владимира.

— Зачем нам здесь ваши деньги, мистер Торрес? — Толик пнул тренажер, на котором занимался, когда Стивен вошел в кают-компанию. Предложение туриста заставило забыть о спорте.

Тренажер пискнул и заурчал.

— Здесь вы с ними ничего не сможете сделать, это верно, — согласился Торрес. — И до конца вахты вам еще четыре месяца. Но я ведь могу передать чеки вашим семьям. Или вы сами можете их отослать с попутным транспортом.

— У меня нет семьи, — отрезала Аиша. И выругалась про себя — Стивен опять посмотрел на нее.

Каждый его взгляд заставлял ее остро почувствовать себя не космометеорологом, а женщиной. Но такой женщиной, у которой что-то не в порядке — не то размазалась помада, не то юбка расстегнута… Это было тем более странное ощущение, что помады и юбки остались в далеком для Аиши подростковом периоде.

— Я знаю, мисс Акирова. — Голос Торреса звучал по-прежнему мягко. — Возможно, вас устроит счет в любом названном вами банке?

— Меня, мистер турист, вполне устроит, если вы вспомните о каких-нибудь собственных делах и перестанете отвлекать нас своей ерундой!

— Вы восхищаете меня, мисс Акирова, — покачал головой Торрес. — Не каждая женщина способна назвать триста пятьдесят тысяч «моем ерундой». Впрочем, я понял вашу позицию.

Он поднялся так резко, что сниженная гравитация подбросила его вверх. Взметнулись накрахмаленные кружева белой рубашки, прошелестели быстрые шаги, тихо прожужжала дверь теплого отсека.

Аиша отрешенно подумала, что другой человек показался бы в такой ситуации смешным. А Стивен Торрес напомнил птицу, снявшуюся с места по каким-то своим птичьим резонам.

— Я уже гадал, до какой суммы он намерен дойти, — осторожно сказал Толик.

Владимир, которого уходящий Торрес едва не сбил с ног, вернулся и сел на прежнее место.

— Ну, он, конечно, сумасшедший, но ведь не совсем же дурак, — сухо проговорил командир. — Триста пятьдесят тысяч — и так совершенно нереальная цена всего лишь за то, чтобы вкопать четыре столба в указанных Торресом местах. Если бы мы согласились, вышло бы больше миллиона…

— Но ведь зачем-то же ему это понадобилось. — Пальцы Толика забегали по кнопкам, и тренажер плавно изменил конфигурацию. Космонавт вольготно устроился на сиденье, сложив ноги по-турецки. — Неужели хоть кто-то из нас действительно поверил, что миллионер может оплатить трое суток проживания в модуле экспедиции просто ради того, чтобы полюбоваться поближе на красоты Луны?!

— Скорее уж красоты Земли. — Аиша мотнула головой туда, где за иллюминатором чудесным елочным шаром в бело-голубых переливах висела Земля.

Под иллюминатором валялся скомканный лист тонкого пластика. Никто не убирал его, но и не вешал отчего-то на прежнее место со вчерашнего дня, когда Торрес безошибочно угадал единственное на весь модуль окно. Сорвал скрывающий иллюминатор земной пейзаж, ничем особенным не выделявшийся среди других таких же, развешанных по стенам, и застыл, мечтательно глядя на Землю.

Родная планета как раз вошла в полную фазу. Диск ее был почти в четыре раза крупнее, чем сама Луна при взгляде с Земли. Звезды вокруг казались брызгами отраженного света.

Они здесь никогда не мерцали.

— Хотел бы я увидеть солнечный ветер, — сказал вчера Торрес. Толик невольно фыркнул.

— Ветер — всего лишь фигура речи, мистер Торрес, — снисходительно пояснил Владимир, — речь идет о солнечном излучении, увидеть его на Луне невозможно.

— Да, конечно, — рассеянно сказал гость, не отводи зачарованного взгляда от лунного пейзажа. Аише захотелось встать и глянуть через его плечо. Удостовериться, что там та же скучная картина, которую все они видят ежедневно: серая равнина, на горизонте четко прорезаны далекие хребты. — Но если нет ветра, то откуда эти песчаные волны?

И резко отошел от иллюминатора, чтобы вернуться в свою каюту.

— Это не песок, а лунная пыль, реголит… — пробурчал Толик Торресу в спину. — Здесь не пляж какой-нибудь! Этим туристам только бы на песочке под солнышком поваляться…

— Глупая шутка, — вырвалось у Аиши. Толик изумленно прищурился на женщину, которая обычно не торопилась делиться своим мнением.

— Стивен Торрес не просто турист, — поддержал ее Владимир. — Это один из самых богатых людей мира, и деньги ему, между прочим, не по наследству достались. Поэтому я лично считаю: если уж он решил сюда прилететь, то хорошо знает и про реголит, и о гелии-три, который можно из него добывать. Толик, сколько там этого добра нужно для покрытия мировой потребности в энергии за год — двести тонн? Неудивительно, что мистер Торрес заинтересовался.

— Можно будет здесь добывать гелий-три или нет, зависит от нашей работы! — Когда речь заходила о его профессии, Толик терял чувство юмора. — Новая энергия для старушки Земли — это, конечно, прекрасно. Но развертывание производства встанет правительству в такую копеечку, что если мы с вами ошибемся в расчетах — Россия к концу века с долгами не рассчитается.

— Хорошо, что ты это помнишь, — заметил Владимир. — Вот и посмотрим, что нужно здесь Стивену Торресу, миллиардеру…

Оказалось, Стивену Торресу нужно вкопать в лунный грунт четыре металлических штыря, образующих квадрат со стороной около десяти километров.

И каждому взявшемуся за эту работенку он готов заплатить по триста пятьдесят тысяч.

— Кто бы сказал, почему это скромное желание так напоминает мне о временах золотоискательства на Аляске? — протянул Толик.

— Успел вкопать столбы — территория твоя, — вспомнилось Аише. — Со всей золотодобычей.

— Золото, золото, золото! — корча зверские рожи, хриплым басом пропел Толик. И тут же поправился: — То есть нет… Гелий-три, гелий-три, гелий-три!..

— Финансов на организацию добычи и транспортировку на Землю у него вполне хватает. — Пальцы Владимира выбили глухую дробь по пластиковой стенке модуля. — Только господин миллиардер почему-то не учитывает, что согласно международным конвенциям лунная территория не может принадлежать отдельным людям.

— Но если это действительно так, то мы ничем не рискуем! — подскочил Толик. — Володька, треть миллиона тоже ведь на реголите не валяются…

— Я уверен, что Торрес лучше нас всех осведомлен о местах, где могут или не могут валяться деньги. И поэтому еще раз говорю: нет! — Владимир кольнул взглядом Аишу и буквально пригвоздил к месту Толика.

— Нет так нет. — Мягкий голос Стивена Торреса заставил всех троих вскинуться, будто пойманных за запрещенной игрой детей.

Вроде бы ушедший миллиардер как ни в чем не бывало стоял в проеме жилого отсека. Никакой звук не выдал его преждевременно. Казалось, космический модуль принимает Торреса в качестве хозяина, а не гостя.

— Невежливо так подкрадываться! — рявкнула Аиша, снова вызывая удивленные взгляды товарищей.

— Возможно, вы в данном случае правы, мисс Аиша… то есть космометеоролог Акирова. — Женщина побагровела, заподозрив издевку в изысканно вежливом тоне. — Однако у меня всего лишь появилось другое предложение, не столь глобальное. Прошу вас составить мне компанию за стаканчиком виски.

Рука Торреса вынырнула из-за спины, покачивая бутыль со светло-коричневой жидкостью. В ответ на бульканье мужчины совершенно одинаково дернули кадыками.

— Я не пью спиртное, — заявила Аиша, вставая. — И Владимир с Анатолием тоже не пьют на работе!

— Вроде бы вы на сегодня работу закончили, — напомнил Торрес. — Кроме того, скажу без ложной скромности: это великолепное виски. Коллекционное, конечно. Неужели откажетесь хотя бы попробовать?

Миллиардер склонил голову, с легкой улыбкой наблюдая борьбу на лицах Владимира и Толика. Пальцы любовно оглаживали стекло с выпуклым тиснением, будто изучали изгибы красотки.

— Не знаю, сколько оно стоило на Земле, — пробормотал Толик, — но здесь его цена за счет транспортировки выросла тысяч на двадцать…

— Толик, за счет транспортировки и твой ежедневный рацион стоит тех же денег, — ледяным голосом напомнила Аиша.

Мужчины переглянулись, будто она сказала что-то до крайности нелепое.

— Хорошо, мистер Торрес, — решившись, махнул рукой Владимир. — Мы попробуем немного. Аиша, давай и ты, за компанию?

— Когда мужчины заводят речь о чем-то «за компанию», из этого обычно не выходит ничего хорошего.

— Да ладно тебе, Аиша. — Толик одним прыжком переместился с тренажера за столик кают-компании. — Не будь занудой, выпей с нами капельку.

— Одна капелька, другая, и происходит то, чего нельзя поправить, — Аиша чувствовала, как на глазах выступает злая влага.

Много лет назад ее отец в гостях не удержался от выпивки, хотя был за рулем. И он, и мама Аиши погибли в аварии. Именно тогда девочка раз и навсегда решила, что небо ее интересует гораздо больше, чем Земля со всеми обитателями.

Толик с Владимиром уставились на Аишу с укором. Стивен Торрес просто скользнул мимо. Негромко, но уверенно брякнуло о столик стекло. Миллиардер посмотрел на женщину из-за плеча с ласковым пониманием.

Его силуэт в стильном камзоле из черной в синеву ткани и четкий остроносый профиль резко напомнили Аише ворона. Который нашел добычу и терпеливо ждет, когда уйдет мешающая ему любопытная девочка.

Аиша открыла рот для очередного возражения, но Владимир с Толиком вздохнули с такой одинаковой досадой, что она только и смогла сказать:

— Я пойду в рабочий отсек, проверю систему контроля метеоритной опасности.

И позорно ретировалась.

За следующие полтора часа Аиша сняла показания со всех приборов — даже тех, которые вполне могли подождать несколько дней, — и ввела данные в программы. Взгляд плавал в потоке знаков на мониторе, ни за что не цепляясь. Интерпретировать результаты не получалось — смысл ускользал от нее, будто усмешка гостя с Земли.

«Нужно просто пойти и поспать, — сказала она сама себе как могла убедительно. — Завтра постараться игнорировать Торреса. А послезавтра, то есть через тридцать часов, этот надутый щеголь уже уберется отсюда».

Аиша произнесла кодовые фразы окончания сеанса работы. Помедлила, успокаивая нелепый страх покинуть убежище, открыла дверь в кают-компанию. Только так и можно было пройти в жилой отсек.

Настороженно замерла, оценивая обстановку.

Владимир спал, руки его расслабленно болтались по обе стороны заботливо разложенного на манер кровати тренажера. Толик, мерно покачиваясь, навис над столом, где красовались три пустые бутылки, и вещал что-то Торресу.

Сидящий спиной к Аише миллиардер был по-прежнему прям и небрежно элегантен. На пьяного он решительно не походил.

— Ты ловкий черт, Стив, — донесся заплетающийся голос Толика. — Тут одно из самых удачных мест для добычи гелия-три на всей этой чертовой Луне… Не просто равнина между чертовым морем и чертовыми горами, нет… Тутошний реголит имеет оптим… мальный минеральным состав, чтобы удерживать гелий-три, и размер у него, того… имеет значение, гы-гы… Я совсем недавно про это доложил, а ты, черт, как узнал? У тебя в Центре есть подвязки, да?

Толик попытался дружески ткнуть Торреса кулаком в грудь, промахнулся и с грохотом шмякнулся лицом на стол. Стол стремительно сложился, Толикова туша рухнула на пол.

Через пару секунд космонавт с кряхтением завозился и сделал попытку встать. Торрес подал ему руку, небрежно дернул вверх, словно поднимая упавшую игрушку.

— Триста пятьдесят тысяч, — четко произнес миллиардер. — Поехали?

Толик, шатаясь, закачал головой и дикими зигзагами двинулся к шкафу со скафандрами.

Этот придурок разобьет луноход, ясно поняла Аиша. И даже если они с Торресом не погибнут сразу, то при температуре лунного дня плюс 120 по Цельсию их шансы выжить близки к нулю.

Особенно учитывая, что лунный день продлится еще шесть земных суток.

— Володя! Володя, вставай! — затормошила она растянувшегося на тренажере командира. Тот ответил только слабым мычанием.

— Толик! Не смей брать луноход, или я сейчас доложу обо всем в Центр!

— Я сегодня говорил тебе, что ты з-зануда? — Толик возился со скафандром. Рядом спокойно ожидал уже снаряженный к выходу Торрес. — Докладывай… только я все равно поеду, и ничего мне твой чертов Центр н-не сделает…

— Боюсь, мисс Аиша, вам придется поехать с нами. Я знаю, возможность несчастного случая для вас перевесит возможности денег. — Ухмылка Торреса была откровенно наглой. — Хотя, повторяю, ваши волнения будут оплачены. И даже щедрее, чем вы оба можете предположить…

Аиша никогда не была так близка к тому, чтобы располосовать кому-то лицо ногтями.

— Хорошо, мистер Торрес, я сама поведу луноход, — сказала она глухо. — Только будьте любезны, сядьте у меня за спиной, чтобы я не видела вашей гадкой физиономии.

— Мне это нетрудно, мисс Аиша, — насмешливо поклонился Торрес. — Ах да, чуть не забыл…

И пока Аиша влезала в скафандр, зачем-то собрал пустые бутылки из-под виски и сунул в пластиковый пакет.

Металлические штыри, конечно же, обнаружились в багаже миллиардера. Толик, увидев их, закачался. В шлемофоне скафандра раздалось:

— Я еще помню, ик… когда эту ф-фигню заметил, сперва подумал: как его на таможне не задержали? А потом понял: какая, ик, чертова таможня между чертовой Землей и чертовой Луной?! Это тебе не из Европы в Штаты… да?

Торрес вместо ответа сунул Толику в руки сумку, длинную и объемную. Хлопнул по плечу, задавая направление к тяжелому луноходу.

Мрачная Аиша уже переминалась около «лунного багги» и не сразу поняла, в чем дело.

— Эй, мистер турист! — гавкнула она. — Куда вас понесло? Мы обычно ходим па легкой машине!

— Дорогая мисс Акирова, — один голос Стивена Торреса в шлемофоне вызывал в памяти его обычную ухмылку, — я, конечно, могу последовать вашему любезному предложению. Но, видите ли, определенные правила гласят, что металлические столбы должны быть не просто вкопаны в грунт. Иначе их слишком легко будет убрать. Под каждым из них на глубине полутора-двух метров должен быть заложен нетленный предмет…

Фигура миллиардера в скафандре выразительно покачала пакетом с пустыми бутылками.

— И скажите мне, милая девушка, чем вы собираетесь выкапывать достаточно глубокие ямы, если мы отправимся на легкой машине? Руками?!

— Я не милая девушка… — привычно огрызнулась Аиша сквозь дурацкое хихиканье Толика. — Погодите… Вы хотите сказать, что собираетесь использовать для этого буровую установку при тяжелом луноходе?!

— Представляю, как Аиша в скафандре сидит и копает в реголите эту чертову яму! — Толиково хихиканье перешло и булькающим хохот.

— Заткнись, пока я не надумала закопать тебя самого под одним из столбов в качестве нетленного предмета! — бешено прошипела женщина.

— Ну, если вы уже просчитываете варианты, значит, принципиальное согласие достигнуто. — Торрес даже в скафандре умудрился отвесить изящный поклон. — Заводите машину, мисс Акирова.

Черное небо, равнина разных оттенков светло-серого, резкие тени вдали… Пейзаж за стеклом лунохода, казалось, почти не менялся после того, как экспедиционный модуль скрылся из виду. Движение машины сопровождалось тихой, почти незаметной вибрацией. Сзади доносилось мерное сопение уснувшего Толика.

Аиша заскучала бы, если б не острое ощущение присутствия за спиной Стивена Торреса.

— Серебряная планета. — Внезапно оказалось, что Торрес уже стоит рядом, с непонятным восторгом созерцая однообразные окрестности. — Даже не надеялся, что здесь будет так красиво!

Аиша только пожала плечами.

— А со временем, когда мы здесь обустроимся… — мечтательно протянул миллиардер и замолк.

Поддерживать разговор Аиша не хотела, но через несколько минут любопытство победило неприязнь.

— Вы действительно считаете, что достаточно вкопать четыре столба — и можно обустраиваться?

— А вы никогда не слышали о такой маленькой стране под названием Силанд, мисс Аиша?

— Кажется, нет, — признала она. — И что это за страна?

— Я расскажу вам чуть позже. Время поднимать вашего напарника, я планировал установить первый столб именно здесь.

Разбудить Толика удалось, но попытка снова влезть в скафандр оказалась ему решительно не по силам. Торрес, похоже, готов был терпеливо ждать. Но Аиша, послушав мученическое пыхтение коллеги, распорядилась:

— Вам придется выйти в одиночку, мистер турист. Толик сделает яму нужной глубины, вы опустите туда… ваш нетленный предмет. Потом луноход засыплет яму, вы воткнете сверху столб и вернетесь к нам.

Миллиардер с сомнением бросил взгляд на взмокшего Толика, который с облегчением избавлялся от неподатливого скафандра.

— Нужной глубины, говорите, — пробормотал он.

— Поэтому я и говорю — пойдете один, — повторила Аиша, — кто-то же должен проконтролировать настройку аппаратуры. Стоило это предвидеть, прежде чем спаивать мужчин, — не удержалась она от ехидства.

— Ну что ж, это будет даже символично, — улыбнулся чему-то Стивен Торрес.

— А что там за зеленый огонек у тебя в чертовом скафандре? — вдруг подал реплику Толик.

— Индикатор работы видеокамеры, — безмятежно ответил миллиардер, — должно быть документальное подтверждение освоения территории.

— Освоение, гы!.. — осклабился Толик.

Торрес, не обращая на него внимания, подошел к шлюзовой камере.

— Эй, держитесь подальше от техники, когда она работает! — крикнула ему в спину Аиша. — И вообще лучше выжидайте, пока уляжется пыль!

Реголитовая пыль повисла вокруг буровой установки перламутрово-серым облаком, которое росло в объеме вместе с глубиной ямы. Вой работы бура исчезал в лишенной воздуха поверхности Луны, и бронированное стекло лунохода казалось экраном, па котором разворачивается черно-белое немое кино.

Фигура Торреса повела рукой с металлическим штырем — словно рыцарь, копьем примеривающийся к цели. «Сейчас опять сказанет что-нибудь пафосное», — подумала Аиша.

— Будто снегопад из серебра, — произнес Торрес изумленно, — а находиться внутри, должно быть, удивительное ощущение!

— Не советую проверять, справятся ли с этим испытанием фильтры скафандра, — саркастически ответила девушка.

Частицы лунного грунта больше всего напоминали очень мелкую и липкую стеклянную крошку, из-за которой фильтры приходилось менять после каждого выхода наружу. А лунной технике требовалась усиленная защита, отчего все здесь было неуклюжим и громоздким.

Рядом шумно вздохнул Толик.

— Два метра, — напомнила Аиша.

— Угу, — не отводя глаз от посверкивающего облака, он ткнул пальцем в сторону приборной доски, где шел отсчет глубины. На лице космонавта застыло странно сентиментальное выражение.

Писк отметил конец работы бура, и Толик, словно очнувшись, занялся аппаратурой. Едва буровая установка отъехала в сторону, Торрес зашагал к вожделенной яме, над которой еще не осела пыль.

— Он все-таки ненормальный! — всплеснула руками Аиша.

— Будто ты этого раньше не поняла, — прозвучал из динамиков лунохода замедленный голос Владимира. — Только вы оба, похоже, не сильно от него отстаете.

— Да неужели командир проспался?! — нашла женщина новый объект для ехидства.

— Возвращайтесь на базу, — велел Владимир.

— Еще три ямы, и вернемся, — пообещал Толик. Миллиардер тем временем вынырнул из серого облака и призывно махнул штырем.

— Отойдите, мистер Торрес, я подвожу машину, — предупредил Толик. По правому борту лунохода начали разворачиваться суставы агрегата для забора грунта.

Яму засыпали в несколько движений ковша, но кружение пыли возобновилось. Терпения Торресу едва хватило дождаться, пока сложится агрегат.

По смутным движениям в облаке угадывалось: вот он воткнул штырь, вот потоптался вокруг, утрамбовывая лунный грунт… До космонавтов донеслось ликующее:

— Заложен первый столб, отмечающий границу государства Мунланд!

— Объяснитесь, мистер Торрес, — произнес ледяной и будто даже протрезвевший голос Владимира, едва миллиардер вошел в луноход из шлюзовой камеры.

— Охотно, мистер Семенов, — спокойно отозвался турнет. — Кстати, рад, что вы снова с нами!

— Я слушаю. — Аиша искренне позавидовала хладнокровию Владимира.

— Во-первых, должен сообщить, что сам факт отсутствия в луноходе еще не лишает вас обещанной премии в триста пятьдесят тысяч. — Торрес легко освободился из скафандра. Раскинулся в одном из сидений лунохода так непринужденно, будто под ним было мягкое широкое кресло, а не жесткий пластик. — Во-вторых, настало время сделать предложение, от которого вы вряд ли сможете отказаться…

— Да, все уже поняли, что вы мастер разнообразных предложений, — хмуро заметил командир.

— В этом секрет моего успеха. — Торрес подмигнул Аише, она побагровела в новом приступе замешанной на смущении злости. — В разговоре с мисс Акирова я упоминал маленькую страну Силанд. Не вдаваясь в лишние подробности, расскажу краткую историю ее возникновения. В годы Второй мировой воины Великобритания для обороны побережья запустила плавучие платформы с размещенными на них фортами. А в 60-х годах некто майор Бейтс поселился на одной из платформ и объявил ее суверенным, государством, княжеством Силанд. Лишить платформу этого статуса никто не смог, так что прецедент в мировом праве имеется.

— И, конечно, ваши юристы уже наготове, — понимающе отметил Владимир.

— Совершенно верно, — кивнул Торрес. — Схема действий продумана и отработана. Собственно, дело уже зашло так далеко, что у вас как у главы экспедиции осталось только два варианта. Первый — просто не мешать, это уже обеспечит вам обещанную сумму денег. У меня была возможность внимательно изучить не только свой контракт космотуриста, но и ваши рабочие контракты…

— Так у тебя, черт, все-таки есть подвязки в Центре! — с остатками пьяного простодушия воскликнул Толик.

— Словом, такая возможность у меня была, и поверьте, там нет ничего такого, что навлекало бы на вас ответственность за мои действия. Хотя без дисциплинарного взыскания навряд ли обойдется, — зубы Торреса блеснули, — но предложенная вам сумма наверняка возместит некоторые мелкие неудобства.

— А второй вариант? — с мрачной иронией осведомился Владимир.

— Второй вариант я, пожалуй, изложу после следующего столба, тем более что мы подъезжаем к намеченной точке… Хотя, чтобы не терять времени, поступим так; экипаж лунохода действует по той же схеме, а пока я буду снаружи, мисс Аиша может поглядеть содержимое вот этой сумки.

Прочные шнуры, стягивающие на совесть упакованный сверток, пришлось разрезать. Первая находка была такой очевидной, что Аиша почти не удивилась.

— Флаг, — прокомментировала она для Владимира, остававшегося на положении слушателя. — Белый круг посередине черного поля. Лаконично, ничего не скажешь.

Помимо флага, внутри оказалось еще несколько маленьких свертков.

— Дай помогу, — подлез Толик.

— Уже помог чем сумел, — отвела его руки Аиша. — За приборами следи, чтобы мистер турист не ухнул куда-нибудь!..

В самом тяжелом из свертков оказались деньги: пачка банкнот и несколько столбиков монет. На каждой красовалось изображение луны и чеканка: «Bank of Moonland».

— Да это, похоже, золото и серебро! — присвистнул Толик, дотянувшись-таки до любопытного.

— Тебе было сказано следить за приборами, — обозлилась женщина.

— А чего за ними следить, Торрес уже бутылку похоронил, сейчас закапывать будем.

— Ну так давай закапывай!

Из самого легкого и компактного свертка выпала россыпь маленьких бумажных квадратиков с изящно прорисованными картинками лунных пейзажей — почтовые марки.

И несколько паспортов — новеньких, но сделанных по старой технологии: книжечкой с обложкой тонкой кожи.

С первого же раскрытого паспорта на Аишу посмотрело собственное лицо.

— Черт! — с испуганным восхищением выкрикнул Толик, схватив свой паспорт.

— Володя, у него тут документы, согласно которым не только он сам, но и вся наша экспедиция является гражданами Мунланда, — сообщила Аиша.

— У каждой страны должно быть постоянное население, — донеслось со стороны шлюзовой камеры. Торрес, которому надоело всякий раз возиться со скафандром, на этот раз избавился только от шлема. — Это и есть мое предложение к вам. Все-таки вы уже фактически лунные жители, при этом двойного гражданства никто не отменял. Наверное, излишне говорить, что в ближайшие несколько лет Мунланд станет не только самой богатой, но и самой перспективной страной мира. Перед гражданами Мунланда откроются невиданные возможности…

Зависла пауза. Аиша то придвигала, то отодвигала паспорт со своим фото, не глядя ни на миллиардера, ни на Толика.

Толик, кстати, тоже молчал. Даже сопеть перестал.

Конечно, звездное небо было для Аиши привлекательнее, чем Земля.

Но и чем Луна — тоже.

Однако на Луне звездного неба было куда больше, чем на Земле.

И все-таки принять гражданство государства, расположенного не на Земле… Слишком сложно было определить соотношение перспектив и рисков.

Опять же, этот ловкий позёр Стивен Торрес в качестве главы государства! Есть над чем задуматься.

«Послушаю, что скажет Владимир», — решила Аиша.

— Боюсь, мистер Торрес… — прозвучало наконец из динамика.

— А вы не бойтесь, — перебил Стивен. — Просто подумайте еще. У вас пока есть на это время. Нам осталось вкопать еще два столба, после чего я официально объявлю Мунланд суверенным государством. Я предусмотрел различные версии развития событий, и право выбора, безусловно, остается за вами. Хотя, поверьте, для всех нас будет гораздо интереснее, если вы станете первыми гражданами Мунланда.

Ответа командира Аиша ожидала почти со страхом. Но тот промолчал.

Обычной легкой болтовни не было, и каждый новым звук воспринимался особенно остро. Аиша ощущала и легкую вибрацию движения лунохода, и тихий гул аппаратуры. Спиной чувствовала шорох, когда Торрес, не вмешиваясь в размышления космонавтов, менял положение.

Толик время от времени принимался нервно барабанить пальцами по подлокотникам, шелестел страницами паспорта, пересыпал в ладонях монеты. И опять все смолкало.

Когда Торрес вышел наружу в третий раз, Аиша робко позвала;

— Володя…

— Не мешай думать, — тяжело донеслось из динамика. Перед четвертым столбом Толик не утерпел, поинтересовался:

— Что вы закопаете на этот раз, мистер Торрес? Бутылок у вас, помнится, было три.

Миллиардер молча разжал кулак. На пальце закачался металлический жетон на цепочке — имя с фамилией, группа и резус крови.

— Все-таки любите вы эффектные жесты, — съязвила Аиша.

— Прежде всего потому, что они работают, — невозмутимо пояснил миллиардер. — Поэтому лично я в успехе предприятия уверен.

Аиша и Толик переглянулись.

— Ну? — спросил космонавт, едва за Торресом прожужжала дверь шлюза.

— Не знаю, — вздохнула Аиша.

— Вот и я, — криво усмехнулся напарник. — Такие задачки перед нами в Центре не ставили.

— Теперь отправляемся в этот квадрат, — распорядился вернувшийся Торрес. Глаза его сияли. — Фактически мы уже находимся на территории Мунланда, друзья! Мисс Аиша, продублируйте, пожалуйста, запись объявления суверенитета.

Фигура Стивена Торреса, держащего в руке флаг с белым шаром на черном фоне, выглядела донельзя торжественной. Утопив древко в лунный грунт, миллиардер произнес:

— Я, Стивен Торрес, обращаюсь к мировому сообществу, чтобы объявить: сегодня, двадцать восьмого сентября две тысячи…

И с длинным всхлипом упал, взметнув облачко пыли.

— Мистер Торрес, что случилось? — вскрикнула Аиша, перебивая обеспокоенный голос Владимира из динамика.

Толик, в несколько прыжков оказавшийся у шлюзовой камеры, бросил:

— Биометрия скафандра пропала!

Скорее всего он мертв, поняла Аиша. Хотя признать это — даже видя, как пыль в медленном кружении оседает на неподвижном теле — казалось невероятным. В Стивене Торресе было столько жизни и энергии…

Может быть, просто очередной экстравагантный жест на миллиарды зрителей?

— Утешает одно, — сообщил Владимир, — что бы там с ним ни произошло, при подобных обстоятельствах мы по контракту не несем никакой ответственности…

На черно-белом экране к лежащей фигуре брела другая, с неуклюжей торопливостью переставляя ноги. Дошла, склонилась.

— С наибольшей вероятностью — удар микрометеорита, — доложил Толик. — Разгерметизация скафандра и смерть.

— Да, этого даже Торрес не смог предусмотреть, — с истерическим смешком произнесла Аиша. Из разжавшейся ладони на пол лунохода звонко шлепнулся новенький паспорт.

В душе зрела непонятная пустота. Неужели теперь все будет по-прежнему? Впереди четыре месяца жизни по давно отработанному расписанию, где нет места странным высказываниям о красоте лунных пейзажей…

— Зато выбор сделан. — В голосе Владимира звучало облегчение. — Луне не нужны хозяева.

— Ага, теперь-то уж точно сделан, — с непонятным весельем сказал Толик. Выпрямился, взялся рукой за флаг и поинтересовался: — Аиша, ты все еще ведешь запись? Тогда я, Анатолий Вольский, обращаюсь к мировому сообществу, чтобы объявить…

© И. Сереброва, 2007

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Хозяин

Из книги Русская трагедия автора Зиновьев Александр Александрович

Хозяин Когда я занимался с Учеником, зашел сам Хозяин. Послушал. После урока пригласил меня на обед. Мы немного выпили (я не пьяница, но и не абсолютный трезвенник, изредка выпиваю чуть-чуть). Разговорились. Хотя я его ни в чем не обвинял, он говорил так, как будто хотел


Кто в доме хозяин

Из книги Русский язык на грани нервного срыва автора Кронгауз Максим Анисимович

Кто в доме хозяин Судьба слов далеко не так безоблачна, как кажется на первый взгляд. Среди множества новых слов, появляющихся в последнее время в русских текстах, лишь некоторым удается закрепиться в языке надолго или даже остаться в нем. Другие же напоминают незваных


БЕСХОЗНЫЙ ХОЗЯИН

Из книги Человек с рублём автора Ходорковский Михаил

БЕСХОЗНЫЙ ХОЗЯИН Бедняк оставался при своей нищете, несмотря на то, что и проходил в официозной статистике по клану миллионеров. Богатство, которым хозяин не имел права распорядиться, пригибало еще сильнее. Капитализм, обеспечивший миллионам жителей Швеции, Дании,


Хозяин карусели

Из книги Чужие уроки — 2008 автора Голубицкий Сергей Михайлович

Хозяин карусели Как бы там ни было, но накануне продажи контрольного пакета Refco в июне 2004 года компании Thomas H. Lee Partners Филип Беннет совместно с Тоуном Грантом, занимавшим в первой половине 90-х пост генерального директора Refco, владели 90% акций Refco Group Holdings, которая, в свою


Хозяин

Из книги Литературная Газета 6301 ( № 46 2010) автора Литературная Газета

Хозяин Портфель "ЛГ" Хозяин Алексей СЕРОВ В России имя Николай особенно популярно. Кажется, половину мужиков зовут так – хотя бы по отчеству. Посмотри в лицо любому славянину, прикинь, как могут его звать. И первое, что приходит в голову, – Николай, Коля. А потом уже,


ХОЗЯИН И РАБОТНИК

Из книги ПСС. Том 29. Произведения, 1891-1894 автора Толстой Лев Николаевич

ХОЗЯИН И РАБОТНИК


ХОЗЯИН И РАБОТНИК

Из книги Газета Завтра 960 (14 2012) автора Завтра Газета

ХОЗЯИН И РАБОТНИК Варианты текста по журналу «Северный вестник», 1895, № 3, стр. 137—175 (сокращенно: СВ) и по изданию С. А. Толстой: Сочинения графа Л. Н. Толстого. Часть четырнадцатая. Издание первое, Москва, 1895, стр. 83—161 (сокращенно: С).Гл. IСтр. 3, строка 7 сн.Вместо: находящихся — в


Андрей Самошин — русский хозяин Андрей Самошин — русский хозяин Александр Проханов 04.04.2012

Из книги Волнения, радости, надежды. Мысли о воспитании автора Немцов Владимир Иванович

Андрей Самошин — русский хозяин Андрей Самошин — русский хозяин Александр Проханов 04.04.2012 В девяносто первом году по русскому народу нанесли страшный удар кувалдой, выбивая у него разум, волю, способность творить, продолжать свой род. Все девяностые годы либеральная


«Хозяин»

Из книги Маги в Кремле, или Оккультные корни Октябрьской революции автора Шамбаров Валерий Евгеньевич

«Хозяин» Кадыров для русских – обоюдоострое оружие. И наименьшее, что можно сказать, – это то, что его отношения с покровителями из Кремля и Белого дома отличаются двойственностью. Беседуя с Дмитрием Песковым, я спросил его: «Одной из главных тем Владимира Путина, когда


Хозяин будущего

Из книги НЕ наша Russia [Как вернуть Россию?] автора Мухин Юрий Игнатьевич

Хозяин будущего Иные родители говорят, что вот, мол, ребёнок был хорошим, а связался с «озорными мальчишками», пошёл в школу, где оказались дурные товарищи, и сразу же переродился, — не верьте этому.Такие случаи, конечно, бывают, когда в ребёнке не воспитано здоровое начало.


20. Хозяин Кремля

Из книги Небесная канцелярия [сборник] автора Векшин Николай Л.

20. Хозяин Кремля Первый из двух литерный поездов, свердловский, прибыл в Москву 10 марта. А второй, совнаркомовский, на день позже, 11 марта. Мелочь? Нет, не мелочь. Этот день стал еще одним крупным выигрышем Якова Михайловича. Он использовал время в полной мере. Сразу же с


Ты хозяин России

Из книги Газета Завтра 589 (10 2005) автора Завтра Газета

Ты хозяин России Понятно, что реализация формулы «Каждому максимальные возможности для реализации своего творческого потенциала» отодвигается в то далеко, когда созреет поколение, способное иметь счастье от творчества. Поэтом сегодня можно и нужно вести разговор


Хозяин трубы

Из книги автора

Хозяин трубы После летнего отпуска, в первых числах сентября, глянул я нечаянно в телевизионные новости (вообще-то я их нынче стараюсь не смотреть: осточертели одни и те же рожи, особенно – респектабельная мразь) и вижу: опять на весь экран – та же выпученная физиономия:


ХОЗЯИН И РАБОТНИК

Из книги автора

ХОЗЯИН И РАБОТНИК ХОЗЯИН И РАБОТНИК Михаил Хазин Михаил Хазин ХОЗЯИН И РАБОТНИК На саммите в Братиславе создавалось впечатление что Буш "опускает" Путина по всем направлениям. Однако при этом есть все основания считать, что сам В.Путин приложил максимум усилий для того,