Одной судьбою

Одной судьбою

События и мнения

Одной судьбою

ОЧЕВИДЕЦ

Анатолий МАКАРОВ

В траурные дни ходил вокруг польского посольства. В желании наших сограждан положить возле ограды свой скромный букетик или зажечь поминальную свечу, постоять несколько минут в некартинном сосредоточенном молчании, в непоказной скорби ощущалось нечто по-настоящему благородное. Шевельнулась даже некая патриотическая струнка: не есть ли это та самая российская всечеловеческая отзывчивость, или, выражаясь проще, добрая русская душа?.. А внутреннее моё ухо было настроено на незабвенную песенку Булата Окуджавы: «Мы связаны, поляки, давно одной судьбою…» В ней все признаки этой связи поэтически воплощены.

Говорят, поляки были поражены тем искренним сочувствием, какое в дни их национальной скорби выразили им обыкновенные русские люди. Мне кажется, это потому, что любимую когда-то песню Окуджавы, посвящённую замечательному поэту Агнешке Осецкой, в нынешней Польше уже слегка подзабыли. И разговоры об «одной судьбе» сделались анахроничными.

Вполне понимаю, отчего это происходит. И фильм Анджея Вайды, дважды показанный по ведущим телеканалам, лично выстраданный, как всегда, метафорический, страстный, пронзительный и, к чести режиссёра, действительно не запятнанный мелкой мстительностью, многое в этом смысле объясняет.

Ничего более откровенного и страшного в художественном плане о катынской трагедии сказать нельзя. Но трудно представить и другой художественный акт, который бы столь категорично отвергал и всю последующую историю, и всю культуру «народной» Польши, и уж, само собою, упомянутую «одну судьбу».

И вот тут напрашиваются некоторые сомнения. Поставить картину о национальной трагедии, которая почти семьдесят лет саднила как свежая рана, – священное право художника. Но откуда бы взялся великий Вайда, если бы он в пятидесятые, шестидесятые, семидесятые, восьмидесятые годы с тем же пылом, с тою же поэтической силой и к тому же с горькой иронией не исследовал художественными средствами вечный комплекс польского мученичества, заносчивой гордости и государственного бессилия? И откуда, если бы всё было так однозначно и просто, возникло бы в Советском Союзе, то есть в тогдашней России, восхищённое обожание того же Вайды и его коллег-сверстников, а в итоге и ощущение этой самой «одной судьбы»?

Принадлежу к поколению бывших советских людей, которые любили Польшу, восхищались поляками, в звуках их речи улавливали прельстительно вдохновенную ноту. Это происходило без нажима со стороны, само собою, наперекор традиции.

Этому феномену внезапно возникшей в СССР полонофилии есть конкретное объяснение. Проще всего оно укладывается в афоризм: «Все мы живём в одном лагере, но в нашем бараке – веселее». Чистая правда. В бедной, с трудом возрождавшейся Польше процветал непочтительный юмор, в других «братских» странах решительно невозможный, печатались ядовито-остроумные журналы, работали студенческие кабаре и джазовые клубы, выставлялись художники любых направлений, за столиками кавярен восседали и стар и млад, наперекор идеологическому ханжеству и перманентному дефициту ценилось умение жить по возможности красиво и светски. Приезжему из Москвы тотчас бросалась в глаза обаятельная польская «гжечность», соединяющая изысканную вежливость с романтическим рыцарством.

Однако, если вдуматься, всё было гораздо серьёзнее. О своей стороне нашей полной драматизма судьбы полякам удавалось говорить свободнее и откровеннее. Этим прежде всего и объяснялась взволнованная любовь советских зрителей к польскому кинематографу, к его заносчивым и обречённым героям, воплощённым такими интеллектуалами, как Збигнев Цыбульский. В послевоенных советских поколениях хватало молодых бунтарей, одержимых невыразимым идеалом «вечной свободы», но у нас не было ходу актёрам, которым было бы позволено его воплотить. Когда же такие актёры, поэты и барды стали у нас появляться, их, опять же против обыкновений и традиций, беззаветно полюбили в Польше.

Как ни парадоксально, легендарный герценовский лозунг «За вашу и нашу свободу!», смягчавший сердца самых непримиримых польских «непринимателей» России, наиболее полнокровно воплощался творческой интеллигенцией обеих стран в период проклинаемых ныне 50–80-х. И в житейской обыденности пресловутый антирусский синдром поляков сменялся ощущением, деликатно выражаясь, отчуждения-притяжения. Нельзя сказать, что советского гостя встречали с особым радушием. Вас неизменно прощупывали на предмет пресловутого российского великодержавия и всех русско-польских конфликтов. Утомлённый вежливой, но настойчивой инспекцией, я однажды напрямую заявил своим новым знакомым, что я – частный отдельный человек и за действия царя и Сталина ответственности нести не могу. К тому же имею представление и о том, что произошло в Катыни, и о том, где находилась Красная армия во время Варшавского восстания, о подготовке которого всё же неплохо было бы её командование предупредить. Прямота возымела эффект, случайное знакомство обернулось нескончаемой фиестой, чтобы не сказать загулом, с русскими романсами на ночном Новом Святе, с засыпанием в элегантном кафе на аллеях Уяздовских и пробуждением в рабочей пивной на Воле. Если это не повязанность общей судьбой, то что же ещё?

Зачем я всё это пишу? Из знакомого сожаления по поводу того, что совсем как в приватной жизни, сопротивление несвободе сближает людей, а достигнутая свобода зачастую разлучает. Увы. Можно было строить отношения на достигнутом притяжении, варшавские лидеры предпочли культивировать классическое отчуждение. Знаться с далёкими богатыми знакомыми оказалось не в пример престижнее, нежели с близкими соседями.

И понадобилось страшное, почти мистическое несчастье, чтобы об этом соседстве вспомнить. Чтобы вдруг догадаться, что самое честное понимание и самое искреннее сочувствие можно встретить среди людей близкого языка, похожих обычаев, сходных традиций. Короче, одной судьбы.

Я не очень надеюсь на то, что предрассудки поляков и русских по отношению друг к другу когда-нибудь совершенно исчезнут. Да этого и не надо, без них станет даже скучнее, общение утратит взаимную подкалывающую остроту. Однако надеюсь на возвращение того, быть может, не самого блаженного климата, когда барьер вековых предубеждений усилиями культуры преодолевался, а бескорыстный творческий порыв способствовал взаимному притяжению.

Можно соперничать, можно друг над другом иронизировать, даже заноситься друг перед другом – не такой уж смертельный грех. Во всяком случае, это лучше, чем бесконечно расчёсывать старые раны и лелеять исторические обиды, претворяя этот сладостный для самолюбия процесс в реальную политику.

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,4 Проголосовало: 9 чел. 12345

Комментарии: 22.04.2010 11:15:06 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

&

Поганенькая статейка.

21.04.2010 16:33:57 - Валентин Иванович Колесов пишет:

Прочитал с большим и искренним отвращением. Отстаньте от меня со всеми вашими претензиями ко мне, русскому во всех поколениях.______________В траурный день я скорбел по 95 погибшим в катастрофе.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Под одной крышей

Из книги Под одной крышей автора Астафьев Виктор Петрович

Под одной крышей Не все то поэзия, что названо стихом, и далеко еще не поэт тот, кто научился рифмовать строчки и составлять слова столбиком.Банальное, устарелое умотолкование — знаю. Но не могу обойтись без него, приступая к заметкам о сборнике, в котором начиная с обложки


"Периметр одной жизни" — Алмаз Р. Естеков Повесть. Периметр одной жизни

Из книги За что сидел я в американских тюрьмах?! (Обращение к президенту Казахстана и казахской общественности) автора Естеков Алмас

"Периметр одной жизни" — Алмаз Р. Естеков Повесть. Периметр одной жизни Книга посвящается лидеру возрождённого Cуверенного Казахстана Нурсултану Абишевичу Назарбаеву, первому Президенту моего Отечества. В 2005-ом году, на момент выборов президента Казахстана, я приехал в


Одной москвичке

Из книги Литературная Газета 6242 (38 2009) автора Литературная Газета

Одной москвичке ПОЗДРАВЛЯЕМ! Скажу, как подобает не льстецу: Вы к городу - лицом, и город вам - к лицу, И доскажу всерьёз, без куража: Вам жест к лицу и от лица - душа, И плюс - екатерининская стать, За это вам вся лирика в тетрадь. Егор ИСАЕВ, Герой Социалистического Труда,


МЫ В ОДНОЙ УПРЯЖКЕ

Из книги Человек с рублём автора Ходорковский Михаил

МЫ В ОДНОЙ УПРЯЖКЕ Ибо – одно помогает другому. Церковь и предприниматель – союзники на пути к тому, чтобы обездоленность навсегда ушла в прошлое, в дом мирянина пришел достаток, чтобы богатство стало нормой бытия.


Франклин Делано Рузвельт (Человек, отмеченный судьбою)

Из книги Другие портреты американского орла автора Белогорский Евгений Александрович

Франклин Делано Рузвельт (Человек, отмеченный судьбою)   Одержав свою третью победу на президентских выборах в 1940 году, Франклин Рузвельт, стал первым и единственным из всех американских президентов, кто получал доверие своего народа на столь длительный срок. По сути


СКОВАННЫЕ ОДНОЙ ЦЕПЬЮ

Из книги Почему Америка наступает автора Паршев Андрей Петрович

СКОВАННЫЕ ОДНОЙ ЦЕПЬЮ Так что же нужно американцам от Венесуэлы? Что венесуэльцы могут сделать с Америкой? Могут ли они перестать продавать нефть?Нет, конечно. Парадокс в том, что поставщики сырья уже не могут проводить самостоятельную экономическую политику. И Запад, и


„Все мы-в одной лодке“

Из книги В стране странностей автора Кублицкий Георгий Иванович

„Все мы-в одной лодке“ В Швеции к концу 1969 года было четыре тысячи миллионеров.Многие из них разбогатели, выгодно торгуя во время двух мировых войн. Когда в некоторых странах рабочие и крестьяне покончили с капитализмом, напуганные шведские фабриканты стали делиться


Скованные одной цепью, связанные одной целью

Из книги Библия медпреда. Управление территорией автора Волченков Александр Евгеньевич

Скованные одной цепью, связанные одной целью Правило второе. Никогда не надо брать к исполнению ряд задач, не связанных между собой в цепочку. Последовательность в исполнении решений хороша там, где решения навязываются.— Почему Вы не посещаете это, очень важное для


Одной правой

Из книги Земля (сентябрь 2007) автора Русская жизнь журнал

Одной правой На станции Хворостянка Добринского района Липецкой области 46-летний инвалид второй группы учинил зверскую расправу над своей гражданской женой и старой матерью.Трагедия разыгралась 2 сентября в результате пьяной ссоры. Не сумев найти общий язык с 46-летней


История одной баррикады

Из книги Август (август 2008) автора Русская жизнь журнал

История одной баррикады Рассказ участника восстания Первая русская революция 1905-1907 была мифологизирована в советское время как пролог к Февралю и Октябрю. Сохранились свидетельства члена эсеровской дружины, принимавшего участие в уличных боях в Москве, выпущенные


«Мы все — одной крови!»

Из книги Газета Завтра 28 (1077 2014) автора Завтра Газета

«Мы все — одной крови!» Екатерина Ненашева 10 июля 2014 0 Общество О движении «Союз. Наследники победы» Военно-патриотическое воспитание - фантомная боль в российской образовательной системе. Во многих школах, особенно на периферии, оно сводится к сорокаминутным


Скованные одной цепью

Из книги Око тайфуна автора Переслегин Сергей Борисович

Скованные одной цепью Послесловие к роману Аркадия и Бориса Стругацких «Отягощенные злом, или Сорок лет спустя» — первой книге в серии «Новая фантастика» (М.: Прометей, 1989). Это первая статья Сергея Переслегина, опубликованная в профессиональной печати. © Сергей


Одной крови

Из книги Хелависа и группа «Мельница». Не только песни [сборник] автора О`Шей Наталья Хелависа

Одной крови Текст: Хелависа Мы с тобой одной крови, мы с тобой одной породы, Нам не привыкать к боли, если имя ей «свобода» Где же ты, мой брат, Где же ты, мой друг, Где же ты, моя любовь? Предрассветное утро пахнет и весной, и волей Сны мои в тигровых шкурах в маковом гуляют


Не связанные одной цепью

Из книги Как избежать гражданской войны автора Болдырев Юрий Юрьевич

Не связанные одной цепью Голову в песке не спрятать События на Манежной площади и последовавшие затем выступления — главная тема этих дней. Понятно, изначальна коррупция: ведь не за красивые же глазки отпустили соучастников убийства, спровоцировавшего волнения. Но


Не связанные одной цепью?

Из книги автора

Не связанные одной цепью? Что есть идеальное общество с точки зрения способности ставить перед собой какие-либо цели и их добиваться? Это общество, связанное воедино эмоционально, охваченное единым духом.Утонули сто человек на перевернувшемся прогулочном пароходике? Мы