Владимир Жуков Заметки читателя

Владимир Жуков

Заметки читателя

Владимир ЖУКОВ (1960), врач-эпидемиолог, живет в Москве. До сих пор публиковал только научные статьи. Это его первая публикация, которую он считает антинаучной.

«КАЖДЫЙ ПИШЕТ,

КАК ОН СЛЫШИТ», —

обобщает известная песня, но никто не сравнится в этом с Эрнстом Малышевым и сборником его рассказов «Охотник за кальмарами» (Москва, «Прометей», 1989).

Никому верить нельзя! Стоит прислушаться к вымыслам так называемых любителей фантастики — и самые «вечные» книги не попадут вам в руки. Их будут навязывать в нагрузку, а вы презрительно отвернетесь.

Надеюсь, такого не произойдет с уникальными (не надо бояться этого слова) произведениями надежды современной фантастики Эрнста Малышева. Каждая его книга производит потрясающее впечатление. И «Охотник за кальмарами» тоже.

Это не просто фантастический мир, это — суперфантастика. Для Малышева нет ничего невозможного или почти ничего. Он смело отвергает условности, всякие там законы природы, связывающие волю творца. И голое свободное воображение выходит на фантастические просторы.

Например, в канализационные коллекторы Парижа, где поселилось немыслимое кровожадное существо. «…Профессор Антуан Латье, изучая останки монстра, пришел к выводу, что они представляют симбиоз жабы и крокодила. Видимо, каким-то путем в нечистотах сошлись их эмбрионы, и в окружающей среде развилось и выросло это невообразимое чудовище…» (с. 140).

«Действительно, невообразимое», — подумает читатель, способный без помощи медиков выйти из психогенного шока. «Симбиоз» жабы и крокодила? То есть тесное сожительство двух организмов различного вида? Но, простите, при чем здесь монстр? Может, автор имел в виду «гибрид» — организм, получаемый при скрещивании генетически различных родительских форм? Но тогда для возникновения гибрида в парижских нечистотах должны были бы «сойтись» не эмбрионы жабы и крокодила (один из которых выглядит икринкой, а другой — яйцом), а взрослые особи. Но если крокодил бы с жабой бы… то все равно, кроме порнографии, ничего бы не вышло «в окружающей среде».

После таких раздумий наступает просветление. Читатель начинает понимать, что автор имел в виду. Ибо свободное, без комплексов, воображение Малышева направило его творческую потенцию в интересном, но скользком направлении.

Тем временем фантастические опыты Эрнста Ивановича по межвидовому скрещиванию продолжаются в галактическом масштабе. Вот что произошло с некоей Жаннет, рожавшей от инопланетянина: «…однажды ночью она проснулась от острой боли внизу живота. Затем боль быстро прекратилась, и она почувствовала, как из нее вылилось что-то горячее… увидела между своих бедер светло-зеленый комочек…»

Напрасно автор пытается повести читателя дальше, описывая превращение этого комочка в мальчика-суперэкстрасенса. Читатель уже распознал признаки дизентерии, и его занимают грустные житейские думы.

А в окружающей среде развертываются все новые и новые фантастические миры, вызванные к жизни гибким воображением Малышева; автор не идет по избитому пути поиска новых сюжетов или решения каких-то там нравственных проблем. Любой способен убедиться в этом, полистав сборник. Но главное — в другом.

Главное в творчестве Э. Малышева, что оно не является самоцелью. Его «фантастика» призвана провоцировать творческий процесс у нас с вами. Ведь хочется переписать каждый рассказ, страницу, строку. Но нельзя. Талант неповторим, так как «каждый пишет, как он слышит». А Малышев — это, видимо, от Бога — слышит, подобно героине своего рассказа: «сначала головой, местом, к которому давно, в далеком детстве, прикоснулись чьи-то руки, потом мозгом, а потом слухом…» Но мы, обычные люди, слышим, используя другие физиологические системы. И нам не дано. А жаль.

ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ

оригинального романа В. И. Крыжановской (Рочестер) «На соседней планете», С.-Петербург, 1903.

Изложенное г-жой Крыжановской на 223 страницах, уже пожелтевших от времени, представляет собой странное сочетание социальной утопии, любовно-авантюрной мелодрамы и теософических мистико-астральных рассуждений. И все это цементируется наивно-естественным расизмом.

При этом обнаруживается, что конструкциям никак не удается взаимодействовать друг с другом. Легко и без какого-либо ущерба этот «оригинальный романъ» можно расчленить на вполне самостоятельные «оригинальныя» повествования.

В первом из них молодой князь Андрей Шелонский, большой оригинал и поклонник магического учения Махатм, по протекции посвященного мага индуса Атарвы переносится на Марс. На Марсе Андрея выдают за ученика местного мага Сагастоса, который организует князю путешествие по царствам-государствам этой планеты. Таким путем князь изучает идеальные быт и нравы, законы и религиозные представления почтенных марсианских народов. Для того же, чтобы герой, а с ним и читатель, проникся красотой и гармонией марсианских монархических идиллий, ему показывают и несколько государств, созданных низшими инопланетными расами. А там царят нелепые и кровавые обычаи и религии, властвуют правители-самодуры, а народы развращены подлым племенем торгашей и богопродавцев — харимов. Со своей стороны наш князь замечает, что и на Земле существует подобный подлый народец, а по краткому курсу истории, привычек и облика харимов читатель однозначно должен понять, о каких евреях идет речь.

В стране загадочного марсианского народа селенитов Андрей влюбляется в прекрасную жрицу Амару, но это совсем другая история.

В которой, несмотря на безумную любовь к юной селенитке, он женится на дочери царя раваллисов и, естественно, становится государем этой марсианской расы. Конечно, нужно это не герою, а его друзьям — магам красной планеты, кои его озолотили и объявили местным принцем. Маги рвутся к власти не из амбиции — ведь зреет заговор против народа и государства. И конечно, в основе заговора — происки проклятых харимов. Но новый царь с помощью своего тертого друга Сагастоса выставляет эту нечисть за пределы страны, правит мудро, щедро и просвещенно, и, как полагается, все ему не нарадуются. При том при всем — тоже как полагается — царь все еще пылает безумной страстью к своей прекрасной жрице, и одновременно предан жене, и, конечно, живет с обеими, но в душевных муках. Все положенные «охи», «ахи» и сердечные терзания расставлены автором по местам. В надлежащий же момент персонаж, предназначенный для того автором, торжественно погибает, нужные заговорщики составляют нужный заговор и… В общем, когда действие исчерпано, князя экстренно транспортируют на Землю.

И в обеих историях устами ученейших магов, как земных, так и марсианских, наивному и непонятливому Шелонскому объясняется, что поразительная схожесть природы и народонаселения двух соседних планет, да и всей Вселенной, вовсе не чудо и никакая и не случайность. А далее как по писаному (см. также «Школу Ефремова»): единый набор химических элементов порождает сходные природные условия, последние — сходные структуры и функции человеков, а человеки, как и вся природа в целом, осеняемые единым сущим вселенским духом, создают тождества культур, религий и символов. Поэтому харимы, живущие без отечества, так похожи друг на друга повсюду.

Грустно читать «оригинальный фантастический роман г-жи Рочестер».

И все-таки он читается с интересом, и интересом немалым.

Этот парадокс объясняется тем, что роман дает массу материала для разного рода сопоставлений. Идеал г-жи Крыжановской начинаешь поневоле сравнивать с современными идеями. И не перестаешь удивляться. Печально. Словно и не было восьмидесяти лет истории. Так много рассуждений автора и ее героев можно услышать сегодня с экрана телевизора или прочесть в газетах и журналах разных направлений. И выходит, что модные откровения нашего времени донельзя стары и почти дословно списаны из пожелтевших фолиантов. Узнаваемы даже детали: от «убийственной» иронии по поводу ограниченности и самодовольства «официальной» науки до горестных сожалений о трагедиях великих народов, судьбы которых были изломаны кучкой инородцев-космополитов.

Вот и такое было повествование на старую тему: «есть ли жизнь на Марсе?»

ЕСЛИ

СРАЗУ НЕ РАЗБЕРЕШЬ,

ПЛОХ ТЫ ИЛИ ХОРОШ,

тебе поможет фантастический роман В. Осинского «Падение вверх» (Тбилиси, «Мерани», 1989).

Есть у психологов (или психиатров?) такой прием: дают они обследуемому вроде бы бессмысленный текст. А это не текст на самом деле, а тест. Поскольку идет проверка на сообразительность и вообще нормальность. Мол, что пациент понял, да как понял, и какой смысл нашел.

Ну, психиатров (или психологов?) понять можно. У них должность такая. Но чтобы под видом фантастического романа простому читателю предлагали трехсотстраничный тест? А вот Владимир Осинский предлагает. Только на первый взгляд роман «Падение вверх» — повествование о вынужденных скитаниях Ива Бека — молодого и непокорного духом творца, и его личного «киберробота» по различным мирам Вселенной. Изгнанный с родной планеты, изящно названной «Утренний Лес» правителями «Формации Универсально Разумной», ищет Ив возможности реализовать свой талант писателя — пророка среди иных человечеств. Но тщетно. Лишь само творчество да любовь становятся его пристанищем, помогают не сломаться.

Но это на первый взгляд. А на самом деле «Падение вверх», включая название, сплошная проверка на сообразительность.

Читатель должен сообразить, к примеру, для какого возраста предназначено это произведение. Если для детей и юношества, то почему так скучно, затянуто, заумно. А если для взрослых, то почему так примитивно и поверхностно. И какой смысл в очередной попытке растолковать, что творческая личность приятнее во всех отношениях, чем нетворческая личность? И при чем здесь псевдофантастический антураж? Наконец, для кого предназначены ирония и сарказм, «присущие этому роману», как это написано в аннотации? Для читающего?

Над кем смеетесь? Над собой смеетесь? Или над читателем?

Конечно, спасибо Владимиру Валерьяновичу Осинскому за упорный, с 1984 по 1986 год, труд, за скрытую критику периода застоя, а заодно всех остальных периодов всех-всех общественных систем, но…

Но если бы мне пришлось составлять психологический тест, то ограничился бы я лишь первой фразой аннотации к книге: «Как и предыдущие книги В. Осинского, этот роман посвящен философско-этическим, эстетико-психологическим, социально-нравственным, экологическим и другим общественным проблемам, с особой требовательностью заявляющим о себе в наше время». В случае, если читатель-пациент прерывал бы на этом свое знакомство с романом, то явно заслуживал бы оценки «нормальный и сообразительный». Особенно если у него хватило бы чувства юмора мысленно добавить к перечню проблем еще и пищеварительно-выделительные.

ПРИКАЗ

по факту издания книги Р. Хайнлайна «Звездные рейнджеры» (Москва, «Слово», 1990).

Товарищи солдаты и матросы, сержанты и старшины!

Товарищи прапорщики и мичманы, офицеры, генералы и адмиралы!

В духе перестройки, без излишней шумихи свершилось событие, имеющее историческое значение для жизни и деятельности всего личного состава армии и флота, уважаемых ветеранов, всей здравомыслящей общественности.

В последнем квартале 1990 года вышло в свет на русском языке тиражом 300 тыс. экземпляров судьбоносное произведение прогрессивного американского писателя Роберта Хайнлайна «Звездные рейнджеры».

В нем рассказывается о героическом пути обыкновенного наивного юноши, прямо со школьной скамьи попавшего в ряды воинов Мобильной Пехоты — ударного отряда Федеральной Армии Земли. Напряженные будни учебных лагерей с их запредельными на первый взгляд нагрузками, разразившаяся галактическая война с багами — «ужасом Вселенной», помогли молодому герою по-новому взглянуть на истинное предназначение мужчины, переосмыслить свои представления о роли воинской службы в судьбах родной планеты. Он становится героическим офицером, защитником единственной и любимой Земной Федерации.

В этом поистине выдающемся произведении автору удалось с неопровержимой убедительностью и подкупающим чувством чести и достоинства показать неразрывную связь подлинной демократии с крепкой армейской дисциплиной, основанной на чувстве долга и воинском братстве; показать связь идеалов гуманизма и мира с неослабным укреплением боевой мощи Вооруженных Сил в галактическом масштабе.

Другими словами, свершилось то, над чем думали и за что боролись еще легендарные комиссары гражданской войны.

Этот сугубо реалистический, несмотря на сознательно использованный фантастический метод, взгляд на задачи армии и принципы воспитания подрастающих поколений послужит отрезвляющим душем для так называемых демократов с их оголтелой травлей доблестных Вооруженных Сил.

На основании изложенного приказываю:

1. Упразднить систему политорганов в частях и соединениях сухопутных сил, в военных училищах и на кораблях флота.

2. Использовать освободившиеся финансовые средства на закупку тиража книги Хайнлайна Р. «Звездные рейнджеры» по номиналу либо по договорным спекулятивным ценам.

3. Предусмотреть в учебных планах личного состава армии и флота, курсантов военных училищ не менее 20 часов в неделю для конспектирования и изучения указанного произведения.

4. Просить Высшее Государственное Руководство включить изучение указанного произведения как обязательное в программы средних, средних специальных и высших учебных заведений.

5. Ходатайствовать перед американской общественностью об увековечении памяти Р. Хайнлайна, удостоенного ранее премии Хьюго за указанное произведение, и о сооружении бронзового бюста на родине писателя.

Гофмаршал

ЖУКОВ

* * *

Наибольший вред, который Америка принесла западной цивилизации, выразился в ее фанатической нетерпимости к коммунизму.

Арнольд Тойнби

1967 г.

Концепции, выраставшие из фактов, усиливали науку, но «недостатки — продолжение достоинств», и все чаще — по разным причинам — концепции от фактов начинали отрываться.

Порою они совсем не вытекали из фактов, еще немного — и концепции начинали сами группировать и даже создавать факты.

Натан Эйдельман

На XXV съезде был сделан вывод о том, что в период развитого социализма роль партии в жизни общества возрастает. Прошедшее пятилетие показало: вывод этот безусловно верен. Именно теперь, в свете впечатляющих достижений советского народа, еще глубже воспринимается известная ленинская формула: партия — ум, честь и совесть нашей эпохи.

Леонид Брежнев

* * *

Композитор Кшиштоф Пендерецкий. «Дьяволы из Лоудун».

Composer Krzysztof Penderecki. «The Devils of Loudun».

Фрагмент авторской партитуры для рояля и ударных инструментов из пьесы «Звучания» бразильского композитора-авангардиста Карлоса Нобре.

Autograph fragment from the score for piano and percussion for Brazilian avant-garde composer Carlos Nobre’s play «Sounds»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Владимир Бондаренко ЗАМЕТКИ ЗОИЛА

Из книги Газета Завтра 771 (35 2008) автора Завтра Газета

Владимир Бондаренко ЗАМЕТКИ ЗОИЛА О Младомире Джорджевиче, всемирно известном сербском кинорежиссере, учителе Эмира Кустурицы, я знал давно, помню его фильмы, ставшие классикой "новой волны" балканского кинематографа: "Утро", "Мечта"… И вдруг в свои 84 года кинорежиссер


Владимир Бондаренко ЗАМЕТКИ ЗОИЛА

Из книги Газета Завтра 802 (14 2009) автора Завтра Газета

Владимир Бондаренко ЗАМЕТКИ ЗОИЛА Хорошо, что спокойные и рассудительные финны, обжегшись в годы Второй мировой войны, предпочли дружескую и крайне выгодную для них политику в отношении России. И даже в смутные 90-е годы не рвались оттяпать у России какие-то куски


Владимир Бондаренко ЗАМЕТКИ ЗОИЛА

Из книги Газета Завтра 765 (29 2008) автора Завтра Газета

Владимир Бондаренко ЗАМЕТКИ ЗОИЛА Илья Бояшов не любит писать длинные романы. Это не хорошо и не плохо — это факт. Но что еще вернее, Илья Бояшов не любит писать плохие романы: надуманные, скучные, утопающие в бытовых подробностях. Он пишет о молодых годах Рюрика (новый


Владимир Бондаренко ЗАМЕТКИ ЗОИЛА

Из книги Газета Завтра 837 (49 2009) автора Завтра Газета

Владимир Бондаренко ЗАМЕТКИ ЗОИЛА Беру в руки книгу и думаю: вдруг нечто замечательное. Так я открываю книги даже своих лютых оппонентов. Любовь к книге у меня всегда выше нелюбви к тем или иным авторам. Вот и роман Пелевина "Т" взял с надеждой, что отнюдь не бездарный автор


Владимир БОНДАРЕНКО ПОЭЗИЯ ХХ ВЕКА. ВЗГЛЯД ЧИТАТЕЛЯ

Из книги Газета День Литературы # 157 (2009 9) автора День Литературы Газета

Владимир БОНДАРЕНКО ПОЭЗИЯ ХХ ВЕКА. ВЗГЛЯД ЧИТАТЕЛЯ 1. Константин ФОФАНОВ. Про этого ныне забытого поэта мне напомнил oldblues. Тем более, выходец он из моей родной Олонецкой губернии. Поэт самой несчастной судьбы. "Предки мои принадлежали к великой семье,


Владимир Жуков ГРУЗИН И ЕГО СОБАЧКА (Воспоминания бабушки)

Из книги Газета День Литературы # 91 (2004 3) автора День Литературы Газета

Владимир Жуков ГРУЗИН И ЕГО СОБАЧКА (Воспоминания бабушки) ...Жили они тогда в Питере, возле Александро-Невской Лавры, на самом берегу Невы, в деревянном двухэтажном домике, отапливавшемся железной печкой-"буржуйкой". Муж бабушки недавно вернулся с войны. Он


Владимир Лазарев МАРШАЛ ЖУКОВ

Из книги Газета Завтра 286 (21 1999) автора Завтра Газета

Владимир Лазарев МАРШАЛ ЖУКОВ "Скажи-ка, дядя, ведь недаром.." М.Ю.Лермонтов I Скажи, скажи нам, Маршал Жуков, — Нам вместе выпало страдать, — Не позабыли ль мы науку В суровой жизни побеждать? И голоса солдатской доли Плывут дыханием травы С днепровских круч, с


Владимир Бондаренко -- Заметки зоила

Из книги Газета Завтра 912 (19 2011) автора Завтра Газета

Владимир Бондаренко -- Заметки зоила Начался сезон литературных премий. Только поздравили Александра Иличевского с присуждением ему, очевидно, последнего "Русского Букера" за роман "Матисс", заодно как следует поплакавшись о несчастной судьбе этой либеральной премии,


На полях Холокоста[4]  Заметки читателя.

Из книги Русские и нерусские автора Аннинский Лев Александрович

На полях Холокоста[4]  Заметки читателя. Уолтер Лакер, издатель энциклопедии «Холокост», во вступительной статье пишет, что эта книга «освещает главным образом проблемы, а не персоналию или географию массовых убийств».Проблемы? Да, освещает. Факторы и факты. Кто, как и


Заметки читателя – I*

Из книги Том 1. Романы. Рассказы. Критика автора Газданов Гайто

Заметки читателя – I* Хорошие местаОказывается, и во Франции есть пейзажи, приятно поражающие русский национальный взор. Это было замечено русской журналисткой Ю. Сазоновой, ездившей недавно в провинцию.«Бесконечные поля с отдельными живописными силуэтами работающих


Заметки читателя – II*

Из книги автора

Заметки читателя – II* Новый классикВ наши трудные дни происходит множество важных литературных событий; мы же, поглощенные суетными делами, многого не знаем.Так, например, лишь счастливая случайность позволила нам установить с несомненностью появление нового классика в


Заметки читателя – III*

Из книги автора

Заметки читателя – III* От литературы к историиСреди многочисленных печатных трудов русских авторов за границей преобладает, конечно, беллетристика. Тем ценнее кажутся труды, посвященные изображению прошлого: к трудам именно такого рода следует отнести произведение


Заметки читателя – IV*

Из книги автора

Заметки читателя – IV* Литературные сомненияС искренней радостью отмечая выход двойного, роскошно изданного, номера «Чисел», не можем не сообщить читателю, однако, и того, что некоторые – и наиболее ценные сотрудники этого издания – суть обуреваемы горестными сомнениями