Глава 1. От левизны до кривизны — один шаг

Глава 1. От левизны до кривизны — один шаг

Да, европейцы XIX века слишком ясно видели колоссальный цивилизационный градиент между Европой и прочими частями света. Колонизируя планету, они объективно выполняли роль уравнивателя цивилизационных потенциалов. Но эту разницу потенциалов нужно было как-то объяснить. Почему одни народы передовые, а другие отсталые? Объяснение было найдено самое простое и лежащее на поверхности — в миропонимании европейцев все объяснялось разницей в качестве людей. Одни расы от природы более совершенные, а другие менее — этот нехитрый вывод стал мейнстримом научной мысли всего XIX века, перетек в век ХХ-й и вспух фурункулом фашизма.

Мнение о природном превосходстве одних рас над другими разделялось практически всеми. Об этом писал Циолковский, об этом писал Маркс, бывший, как известно, жутким русофобом. Автор теории пролетарской революции, например, целые народы считал «контрреволюционными» — в первую очередь славян.

И нельзя сказать, что этот взгляд на природную ущербность некоторых рас был совсем уж ненаучным. Скорее, напротив, тогдашние европейские антропологи, еще не пораженные чумой политкорректности, спокойно приводили и обсуждали разные факты об анатомической разнице рас. Причем было это не только в XIX веке.

Скажем, советский антрополог Борис Жуков (1892–1934) в книге «Происхождение человека» писал, что «представитель более высокой в отношении умственного развития человеческой расы имеет более тяжелый, более объемистый мозг, чем дикарь». Жуков отмечал разницу в строении мозга и особенностях его питания «кровью через кровеносные сосуды» у передовых и отстающих рас. Поддерживали выводы Жукова и другие советские и русские антропологи — Дмитрий Анучин, Василий Городцов, Михаил Уринсон, Виктор Бунак и прочие.

Анучин, например, защитил диссертацию о так называемых метопических швах на черепе, которые разделяют лобные доли. Считалось, что эти швы возникли в результате быстрого роста лобных долей мозга, и отмечалось, что европейских черепов с такой «интеллектуальной отметиной» примерно на порядок больше, чем негритянских. В работе «О некоторых аномалиях человеческого черепа и их распространении по расам» Анучин говорит, что «во многих расах более интеллигентные племена представляют больший процент метопических швов. У высших представителей монгольской и белой рас он выражается цифрой, по крайней мере в 8–9 раз большей, чем у австралийцев и негров». Сейчас за констатацию этого факта Анучина назвали бы расистом, но, к счастью, он давно умер и потому имя Анучина теперь спокойно носят НИИ и музей антропологии МГУ.

Разумеется, ничуть не отставала от царских и советских антропологов в своем «расизме» и европейская наука. Так, например, немецкий антрополог Г. Бушан (книга которого «Человек. Популярный курс антропологии» была переведена в России в 1912 году) писал, что «человеческий мозг богат извилинами, однако у низших рас эти складки проще или имеют более прямое направление, борозды между ними более открыты и менее глубоки. У высших рас извилины обыкновенно шире, более изогнуты и тесно сближены между собой…»

Перечень фамилий наших и ненаших ученых, спокойно рассуждавших о высших и низших расах, можно было бы продолжать, но, думаю, вы уже и так поняли: данное мнение было главным в науке XIX и первой половины XX века. Но потом человечество в острой форме переболело фашизмом и с перепугу кинулось в другую крайность — утверждение тотального равенства рас и наций. Теперь уже изо всех сил постулировалось равенство, и высказываться против данного чисто религиозного постулата стало опасно, как при фашизме было опасно вякать о равенстве рас, при сталинизме — болтать о равенстве сословий и прочей антисоветчине, а при инквизиции — о множественности миров. Ныне на Западе под подозрение и глубокое неодобрение попадают все научные исследования, описывающие природные различия рас. Та свобода научной мысли, которой пользовались антропологи XIX — начала XX века нынешним исследователям даже не снилась.

Скажем, в 1996 году после шумного скандала в прессе британское издательство остановило тираж книги психолога Кристофера Бранда. Потому что в своей книге Кристофер констатировал общеизвестный (но неафишируемый) в антропологии и генетике факт, что интеллект и психологические особенности — штука наследственная и что он различен для представителей разных рас. После чего Бранда уволили из университета.

А в 2007 году выдающийся британский генетик Джеймс Уотсон — нобелевский лауреат, получивший премию за открытие двойной спирали ДНК, имел неосторожность заявить, что все исследования неизменно подтверждают тот факт, что негры в среднем глупее белых. После этого разгорелся страшный скандал, и нобелевского лауреата выдавили из лаборатории Колд-Спринг-Харбор на пенсию, а все его публичные лекции были отменены. Между тем в лаборатории Уотсон проработал сорок лет и превратил ее в одно из самых авторитетных исследовательских учреждений мира.

Его схарчила идеология. Религия равенства. В своем ослепляющем религиозном раже западные интеллектуалы не хотят видеть вообще никакой разницы между дикарем и цивилизатором:

— А что плохого в дикарстве? — глубокомысленно закатывая глаза, говорят они. — Да, папуасы и бушмены не создали цивилизацию, но, может, у них другие ценности? Может, им этого и не надо было…

Эта позиция столь же глупа и отвратительна, как фашизм.

Всякие крайности вредны. И вызывают обратную реакцию при насильственном насаждении. Самой яркой реакцией на социальную энтропию мультикультурализма и политкорректности стал небезызвестный Брейвик, расстрелявший в тихой Норвегии более семидесяти человек.

Когда начался суд над норвежским террористом, я провел эксперимент в своем ЖЖ — запостил сокращенную речь Брейвика. И пожал тучные плоды согласия нашей публики с массовым убийцей. Граждане писали, что поддерживают подсудимого. Многие, правда, оговаривались, что поддерживают Брейвика не в том, что он совершил, а в том, что он говорит. А говорит Брейвик вот что:

«Давайте посмотрим на наших соседей. Великобритания. Опросы, проведенные там, показали, что 69 % граждан видят проблему в эмиграции либо считают ее очень большой проблемой, 70 % недовольны проводимой в стране политикой мультикультурализма и исламизации. А одно из последних исследований выявило, что трое из пяти британцев (70 %) находят жизнь в собственной стране неблагополучной именно из-за мультикультурализма.

70 % британцев считают, что их страна стала неблагополучной из-за мультикультурализма. Но сколько людей считают так же в Германии, Франции, Швеции или у нас в Норвегии? Около 30 % европейцев выступают против политики „мульти-культи“. В нормальном демократическом государстве были бы СМИ, которые отражали бы и точку зрения этих самых 30 % населения, но у нас в Европе все 100 % СМИ — сторонники мультикультурализма! Это нормально? Нет никаких оснований утверждать, что у нас демократия, потому что все наши государственные институты, школы, университеты пронизаны, пропитаны мультикультурализмом и „культурным марксизмом“. Все больше и больше консерваторов и националистов осознают, что демократическая борьба теперь не имеет смысла, ее невозможно выиграть, когда нет реальной свободы слова, а правительства активно импортируют исламских избирателей… Если бы мы смогли с помощью демократических институтов остановить исламизацию, иммиграционную политику, демонтаж наших культурных ценностей, колонизацию нашей страны, уничтожить мультикультурную идеологию, то отстрела 70 человек не было бы…

Западная Европа в целом и Норвегия в частности постепенно „балканизируются“, нас ждут события, как на Балканах, в Косово… Мусульманские анклавы в Европе растут быстро, как раковая опухоль, и в один прекрасный день ислам станет доминирующей силой… В конце концов нас постигнет участь ливанских христиан. Раньше Ливан был христианской страной (в 1911 году 80 % населения составляли христиане), но прошло время, и демографическая ситуация изменилась. Сейчас Ливан — это мусульманское государство с христианским меньшинством (около 25 % населения), постоянно преследуемым, подвергающимся нападкам и агрессии со стороны мусульман.

Европейские левые политики, ученые, журналисты заявляют, что подавляющее большинство мусульман — мирные граждане и давно отказались от насилия. Но это ложь и пропаганда! Коран и хадисы требуют от каждого мусульманина, чтобы он шел по пути джихада. 25 % мусульман, живущих в Британии, оправдали теракты в Лондоне 7 июля тем, что войска НАТО находятся в Афганистане. И, конечно же, 40 % мусульман, живущих в Англии, оправдывают теракты в Нью-Йорке, когда погибли три тысячи человек!

Чем больше мусульман в странах Европы, тем больше список их требований к коренным жителям и властям: это и халяльная пища в магазинах, и отдельные кладбища, бассейны, школы, детские сады, и чтобы банки действовали согласно исламским традициям, и введение шариатских судов, изучение арабского… Так, согласно исследованию, проведенному в Германии, 56 % мусульман этой страны считают, что идет война между исламом и Европой…

Сейчас в Европе проживает более 30 миллионов мусульман, из них 150 тысяч — только в Норвегии… Норвежцы — коренные жители бегут из районов, где поселяются мусульмане, поскольку жить там становится небезопасно. Причина всего этого в том, что наша правящая партия открывает мусульманам все пути в нашу страну. И бредом, конечно же, являются заявления многих норвежских политиков, что мусульмане хотят интегрироваться, стать полноправными членами нашего общества. Напротив! Мусульмане презирают наше общество, нашу культуру, наши обычаи и наш язык. Большинство из них хотят автономии в Европе: шариата и самоуправления. Это касается многих норвежских и других европейских городов, в частности, Лондона и Парижа, Берлина и Марселя.

Если посмотреть на ситуацию в мире в целом, то там, где мусульмане становятся большинством, они начинают требовать культурную и религиозную автономию… Так случилось в Индии, Ливане, на Филиппинах, на юге Таиланда. Нет ни одной страны, где мусульмане жили бы в мире с принимающим их народом…

Наше правительство, несмотря на то что прекрасно знает, что мультикультурализм не работает, продолжает накачивать страну иммигрантами из Азии и Африки…»

Ну, как? Впечатляет? Чтобы вы не думали, будто Брейвик перегибает палку, приведу несколько примеров в подтверждение его слов.

В конце 2012 года в датском городе Коккедаль, в некоторых районах которого мусульманское население уже стало активной массой, произошел небольшой, но весьма показательный культурный переворот. Датское общество, как известно, весьма социалистично, толерантно, мягкотело, глуповато, добровато. Равенство! Взаимопомощь! Терпимость! Но все это улетучилось ровно в тот момент, когда мусульмане в местном совете стали большинством. В иммигрантском районе Эгедальсвенг, где проживают не только арабы, но и коренные датчане, не успевшие еще сбежать от нашествия «братьев по разуму», отказались праздновать Рождество. До этого райсовет год от года выделял деньги на рождественскую елку, которую ставили на площади, наряжали и веселились. А сейчас бородатые сказали твердое «нет» нетрадиционной культуре! Им не нужны эти противные Аллаху христианские праздники, противоречащие мусульманской нравственности и «ценностным кодам»!

И не сказать, что денег пожалели. Елка стоила всего 670 евро за все про все. Тремя днями раньше мусульмане выделили на празднование Ураза-Байрама более 8000 евро. Может быть, это окончательно опустошило казну района и денег на елку просто не было? Тоже нет. Датский бизнесмен Йонас Кристенсен предложил оплатить уличную елку из своего кармана. Более того, пообещал бородатым, что оплатит из своего кармана и их праздник Ураза-Байрам в следующем году. Ему отказали. Потому что дело не в деньгах, а в принципе! Мусульмане хотят жить в чужой (пока еще) стране по своим законам! Собственно говоря, именно так и сказал член местного совета Исмаил Местази:

— Это вопрос не денег, а принципа. Мне кажется смешным, что, будучи мусульманином, я должен организовывать проведение христианского праздника.

Им никто праздновать свои уразы-байрамы не препятствовал, ибо датское общество толерантно. А вот они запрещают. Потому что они — не толерантны.

История номер два. Французский город Ним знаком моим читателям по книге «Судьба цивилизатора». Там возвышается трехъярусный древнеримский акведук — шедевр, построенный инженерами Римской империи, погибшей под ударами варваров, но положившей начало современной Европе. И вот Европа — наследница Рима — вновь затапливается варварами.

Исламские жители Нима потребовали, чтобы владельцы винных и мясных лавок закрыли свои торговые точки, потому что вино и свинина неугодны Аллаху. Ослушникам угрожали смертью. Под удар попали не только торговцы вином и свининой, но и продавцы купальников и легкой летней одежды, ибо она тоже каким-то образом угрожает их любимому Аллаху.

Один из несговорчивых владельцев мясных лавок таинственно исчез, его тело так и не нашли, а в июне 2012 года мясные ряды местного рынка были кем-то подожжены.

Жители обращались с жалобами к местным властям, но никакой реакции не последовало. Почему? Потому что белые буржуазные фашисты не должны мешать мультикультурализму угнетенных масс!

Для пояснения этой позиции французских властей вот вам третья история, которую рассказала одна из посетительниц моего блога. Она русская, но живет в Париже, говорит по-французски без акцента, поэтому от местных ничем не отличается. Однажды в трамвай, где она ехала, вошла толпа наглых мусульманских подростков — новых хозяев парижской жизни. Они начали задирать пассажиров и некоторое время дергали и третировали героиню рассказа, вовсю издеваясь над ней. Женщина вышла на остановке и обратилась к стоявшим неподалеку французским полисменам. На что те ответили: вы — белая буржуазная мадам, а они — цветные угнетаемые массы, так что терпите.

И белые терпят. А куда деваться, если собственная власть их предает? Зато совершенно нетерпимы исламисты. Периодически они устраивают самые настоящие бунты, нападая на полицию и громя города, в которых живут и получают свои пособия от приютившей их страны. Всем памятны парижские погромы, лондонские погромы, копенгагенские погромы… Кстати, Исламская партия Дании (DAMP) откровенно ставит своей задачей приход к власти и насаждение в стране «мусульманских идей и порядков». Ее не запрещают. Несмотря на то, что представители DAMP откровенно шантажируют власть: сайты партии заявляют, что права мусульман в Дании соблюдаются в недостаточной мере, и это может привести к очередным массовым беспорядкам. Угроза более чем прозрачная.

Между тем мусульманские выходцы из недоразвитых стран, составляющие пока 5 % населения Дании, получают более 40 % средств, выделяемых на социальное обеспечение. И еще недовольны. Мало им внимания уделяют! При этом работать многие из них принципиально не хотят.

Коль уж мы затронули Данию, пройдемся чуть подробнее по этой скандинавской витрине толерантности, левачества и социальной политики. Норвегия — родина Брейвика, к которому мы еще вернемся, тоже скандинавская страна и Дании почти ничем не уступает, но Дания начала принимать варваров первой и делала это в больших масштабах. Почему? Если у Франции были исламские колонии в Африке и оттуда закономерно наладился поток варваров в бывшую метрополию, то у Дании такого рода колоний не было, она никому ничего не была должна ни в моральном, ни в каком ином смысле. Полусоциалистическая Дания, в которой тогда правили ублюдочно-прекраснодушные социал-демократы, решила принимать «угнетенных» по своей доброй воле! Так сказать, из гуманитарных соображений. И после этого вы мне будете говорить, что левачество не есть форма умственного слабоумия?!

Прозрение наступило в ноябре 1999 года, когда «понаехавшие» мусульмане в Копенгагене устроили погром, сопровождавшийся битьем витрин и поджогами автомобилей. Погром носил политический характер. Как сообщали потом задержанные полицией погромщики, они хотели продемонстрировать властям, что полагают себя будущими хозяевами этой страны.

Впрочем, и в промежутке между погромами мусульмане тоже вели себя отнюдь не спокойно. Знаете, как дикая собака, впущенная в дом, может с грехом пополам мириться с хозяевами, потому что те ее кормят (однако при попытке отобрать еду укусит и их), но никак не может и не хочет примириться с хозяйской кошкой, животно ее ненавидя. И кошку приходится от пса прятать. Тем самым пес начинает диктовать хозяевам условия новой жизни, ломая их прежний привычный жизненный уклад. Вот так и исламисты, пока еще терпящие датчан, всеми фибрами животно возненавидели живущих в Дании гренландских эскимосов — инуитов.

Инуитов исламисты регулярно забрасывают камнями, избивают, преследуют. Почему? Инуиты с точки зрения правоверных — язычники. А последних Мухаммед велел убивать. Дошло до того, что этнографический фестиваль в городе Орхусе в 2007 году пришлось охранять силами полиции, чтобы спасти инуитов от погромов и избиений. Мусульмане были возмущены этим фестивалем инуитов не меньше, чем российские посконные патриоты митингом геев в Москве. И точно так же, как власти в Москве запретили гей-парад под предлогом невозможности обеспечить порядок и оградить собственных граждан от насилия, так власти Дании в 2008 году просто запретили проведение этнографического фестиваля инуитов. Под тем же предлогом.

Так радикалы в наших странах шантажируют власть и вертят ею.

Живущие в Дании инуиты уже баррикадируют окна и двери своих домов, опасаясь жестокой агрессии диких мусульман, а член городского совета Орхуса Йоханна Кристиансен была вынуждена сделать властям Дании официальное заявление о том, что более не может выполнять свои обязанности из-за угрозы расправы.

И что же власти? Вместо того чтобы железной рукой навести порядок (собака понимает только палку!) — пересажать зачинщиков, а остальную часть мусульманской общины выстроить по струнке, женственные власти Дании с розовыми ладонями социалистов предпочли иной вариант — решили переселять инуитов подальше от мест проживания мусульман. За счет налогоплательщиков, разумеется. Которые и так вынуждены оплачивать из своего кармана политику социальной поддержки мусульманского населения.

Разумеется, поначалу гумано-феминные власти Дании пытались решить вопрос добром. То есть объяснить мусульманам словами, что они поступают нехорошо. И что преследовать узкоглазых людей только за то, что они узкоглазые, немножко негуманно и слегка противоречит европейским ценностям. Но, как отмечает известная писательница итальянского происхождения Ориана Фаллачи,

«…эта политика не дает никаких видимых результатов. Мусульмане прямо заявляют, что инуиты „должны убираться к чертовой матери! Дания — это страна для мусульман!“. Где и когда в Европе об этом было написано? Помимо двух районных газет Дании об этом практически не писалось. Где же Свободная Европейская Пресса? Где выступления европейских интеллектуалов и гражданских инициатив? Где заявления организаций по правам человека? Нет их».

Фаллачи приводит потрясающий пример отношения леволиберальной, то есть розово-социалистической, европейской интеллигенции к угнетенным несчастным мусульманам. Известно, что в скандинавских странах более 70 % преступлений совершают мигранты, а в Норвегии, например, 100 % (!) изнасилований производится «понаехавшими». При этом 80 % изнасилованных — норвежки. Так вот, говоря об изнасилованиях норвежек мусульманами, одна социалистически настроенная ученая дама из Норвегии заявила, что «виноваты в этом сами норвежки».

Ориана имеет в виду знаменитый случай, который произошел всего за несколько дней до расстрела Брейвиком подростков на острове Утойя. Тогда, 19 июля, в половине третьего ночи, прямо в центре Осло, на ступенях норвежского парламента мигрант из северной Африки, просивший в Норвегии убежища, изнасиловал двадцатилетнюю норвежку, предварительно оглушив ее.

Любопытны обстоятельства дела. Преступление было не просто зафиксировано камерами наружного наблюдения, его в онлайн-режиме наблюдали охранники парламента. Но ничего не предприняли. Даже не оторвали задниц от кресел. Почему? Потому что их дело — не защита людей, а защита парламента. Каждый должен заниматься своим делом, понимаете, а если все будут хвататься за чужие дела, что же это будет?

Собственно говоря, так и сказал глава департамента охраны Геррит Леберг:

— Наша задача — обеспечение безопасности парламента. А изнасилованиями занимается полиция.

Потом, конечно, охранники передали видеозапись изнасилования полиции, что дало им основание говорить, будто они «помогли в задержании преступника». Когда же пресса попыталась взять у Леберга интервью, тот отмахнулся, заявив, что, мол, некогда мне интервью давать, я занят важным делом — охраной парламента, а вас я прекрасно понимаю, сейчас лето, новостей мало, вот вы и пытаетесь раздуть из ничего эту историю.

И ведь Леберг этот — типичнейший продукт скандинавско-социалистической уравниловки, настолько дебилизировавшей шведское и норвежское общество, что в происходящее там порой трудно поверить. Вот случай, рассказанный моей коллегой Адой Баскиной и приключившийся в Швеции с ее знакомцем из Новой Зеландии. Тот прилетел в Стокгольм и в аэропорту наблюдал следующую сценку.

Сломался эскалатор. Люди с чемоданами столпились внизу. А им надо наверх. Некоторые опаздывают на рейс. Скандинавы шумят: когда починят и запустят эскалатор?! Новозеландец, видя такое дело, нажимает кнопку грузового служебного лифта, заходит в кабину и зовет с собой опаздывающих. Но они не только не идут, а еще и возмущаются его поведением: ведь это же служебный лифт для грузов, а не для людей, для людей — эскалатор! Разве можно нарушать порядок?

Ада Баскина написала целую книгу, посвященную шведскому характеру, в которой приводит массу подобных случаев, когда разлинованный порядок заменяет скандинавам мозги. Вот еще один пример. Репортер газеты «Expressen» пытался пройти в замок Культурхуссетна на вечер в честь Иосифа Бродского, который накануне получил Нобелевскую премию. Вход был бесплатным и без приглашений, но поскольку зал оказался забит, охранник его не пустил. Однако потом народ рассосался, и зал наполовину опустел. Репортер и стоявшие рядом с ним туристы снова предприняли попытку войти.

«Мы, стоявшие у дверей, попросили охранника: „Пропустите нас теперь. Видите, сколько там свободных мест“. Но он нам отказал: „Мне сказано, в зал больше никого не пускать“. Мы стали его убеждать, пустили в ход все возможные аргументы: ведь он получил это распоряжение, когда зал был полон, но сейчас-то свободные места есть! Какая-то пожилая дама с датским акцентом спросила: „У вас есть здравый смысл?“ По-видимому, это слегка обидело охранника. Он набрал номер телефона своего начальника. И через минуту менеджер вышел к нам за дверь, выслушал все наши просьбы, увещевания и аргументы. А затем так же невозмутимо сказал: „Нет, это не положено“. И удалился».

Что же превратило скандинавов в идиотических роботов? Уравниловка. Социализм. Зомбированное идеологемой равенства население скандинавских стран ныне больше напоминает винтики, а не людей. Догмат равенства там превращен в религию. В норвежских школах до восьмого класса не ставят оценок и практически не дают домашних заданий. А зачем травмировать детскую психику? Ведь кто-то учится лучше, а кто-то тупой. Тупому будет обидно, если он увидит, что его оценили ниже, чем умного! А ведь все люди равны!

Поэтому норвежский министр образования на голубом глазу в одной из своих речей заявил, что вылезать из общего ряда нельзя. Нужно быть как все, в этом и есть общественное благо. И если какой-то ребенок не успевает в классе, например из-за умственной отсталости, весь класс должен его ждать, ибо все должны быть равны.

Убил бы гада!..

Почему же такая мерзость происходит? А потому, что Норвегией с 1933 года рулит вышедшая из лона Коминтерна Рабочая партия. Чего еще можно ждать от шариковых, кроме уравниловки? Кстати говоря, именно молодежное крыло этой партии и расстрелял на острове Утойя Андреас Брейвик, к которому, как я и обещал, мы еще вернемся.

Разумеется, как все леваки, Рабочая партия поддерживает «угнетенных» и потому резко выступает за палестинцев против Израиля, когда тот проводит в секторе Газа операции по санации терроризма. Что ж, заигрывание левых с исламскими террористами — штука закономерная. Левые сами имеют в анамнезе бомбизм, как мы прекрасно знаем по нашей и не только нашей истории. Одни Красные бригады в Италии семидесятых чего стоят!

Не сильно отличается от Норвегии и Швеция. Там с казенной уравниловкой также дошли до полного маразма. Так, например, в городке Фалун школьный повар Анника Эрикссон готовила для учеников вкусные обеды. Бывают такие выдающиеся люди, которые даже простую работу делают с душой и много лучше других. Анника готовила не только вкусно, но и разнообразно — даже пекла домашний хлеб. Разнообразие ее меню превосходило ассортимент казенного меню соседних школ, но при этом Анника ухитрялась уложиться в ту же сумму, что и везде.

Чем закончилось, как вы думаете? Повариху вызвали на ковер и… запретили вкусно готовить, печь самой хлеб и предлагать школьникам 15 блюд из овощей, сократив меню вдвое. Потому что «это несправедливо по отношению к ученикам других школ».

Чиновница из департамента, отвечающая за школьные меню, Катарина Линдберг заявила, что ученики избаловались и необходимо готовить во всех школах «одно и то же».

И в Финляндии равенство превыше всего! Сейчас расскажу…

В ноябре 2012 года по российскому телевидению прошел сюжет о попытке наших властей произвести в российских школах «отмывку золота» — отыскать в мегатоннах руды и шлака драгоценные крупинки талантов и создать им лучшие условия для учебы, поскольку именно эти люди — производители будущего и главная надежда цивилизации. В школе, где работает учителем моя жена, есть один такой мальчик, повернутый на механике. Этот будущий Кулибин (или Королев, или да Винчи) дома вечно что-то конструирует, читает книжки по технике и больше ничем не интересуется. Получает по всем предметам двойки с тройками и ждет не дождется, когда же у них наконец начнется физика. Впрочем, остальные дети в этом классе получают свои двойки-тройки, не дожидаясь никакой физики…

Так вот однажды этот маленький Леонардо пришел к учительнице и поделился печалью:

— Построил дома вечный двигатель. Одна только беда — мотор перегревается.

В другой раз, послушно покивав головой на справедливые упреки в том, что не желает учить литературу и прочие предметы, дождался паузы и вытащил из кармана листочек:

— Смотрите, вот если так лампочку подсоединить, она будет просто гореть, а если вот так — начнет мигать!

Таких бриллиантов в породе мало. Нужно обогащение. Мы не испытываем трудностей в ассенизаторах и слесарях, дворниках и офисном планктоне. Но цивилизации остро необходимы гении. Собственно, они и движут ее вперед. Талантливые технари изобретают. Талантливые организаторы внедряют. Остальные просто работают, обеспечивая «мясо» цивилизационного тела. Если чем и может помочь цивилизация сама себе, так это не регулированием экономики, а поиском таких вот жемчужных зерен в навозных кучах народа. И предоставлением им лучших условий. Если мы хотим тащить цивилизацию вверх, помогать нужно лучшим, если вниз — худшим.

Но не все с этим согласны. В Китае, например, согласны. Там среди школьников идет жесточайший отбор, продиктованный жесткими условиями жизни. Лучшим — лучшие места в жизни, худшим — худшие. Поэтому школьники до кровавых соплей занимаются, стараясь не попасть в аутсайдеры. А вот в странах более сытых и спокойных, где нет кошмара нищеты, нет и стимулов рвать жилы. В этом смысле весьма поучительным был показанный в той же программе репортаж из Финляндии, где тетя-учитель решительно отвергла принцип «лучшим детям — лучшие условия учебы».

— Нет! — заявила финская деятельница образования. — Мы считаем, что все дети одинаково талантливы. Каждый в чем-то талантлив. Поэтому отношение должно быть ко всем одинаковое.

Это верно. Каждый в чем-то талантлив. Один в физике или генетике, а другой обладает талантом засыпать в любой обстановке. Один — будущий Эйнштейн, а другой с первого раза может попасть себе в исколотую героиновым шприцем вену — не всякая медсестра в такую вену угодит! Один открывает новый раздел в математике, другой так талантливо щелкает пальцами, что прям заслушаешься!

Люди равны?

Очкастый мальчик, тихо занимающийся дома своей математикой, читающий книжки, выигрывающий олимпиады, будущая надежда человечества, — развлечения ради зарезан чумазой гыгыкающей шпаной с рабочей окраины после трех бутылок портвейна, выпитых ими в кустах. Да, у них — неполные семьи, мамы-одиночки, дурное образование, черная кайма под ногтями, а у зарезанного ими «ботаника» была хорошая семья и любящие родители… И вы, розовые леволиберальные западные гуманитарии, будете говорить мне, что все люди равны?

Люди не равны! Это нужно четко понимать. Есть порода, а есть алмазы.

И всю эту воображаемую гоп-компанию будущих алкоголиков и маргиналов я бы с радостью променял на одного талантливого ребенка. Только по-настоящему талантливого, а не рекордсмена по скорости выбивания соплей о землю.

Самый острый вопрос сейчас — о качестве человека. О том, как отделить зерна от плевел. О том, чтобы сорняк не забивал культурные растения. У нас на планете, как пишут многие исследователи и к чему мы еще вернемся, падает интеллект человеческой расы. И тем ценнее редкие его блестки. Тем бережнее надо относиться к этому спасительному богатству. Не нефть, не золото, не уран. Люди — самый ценный ресурс завтрашнего дня. Развитым странам его приходится даже импортировать. И потому термин «обогащение» я употребил выше не зря. Кто первым научится делать это, освоит ноу-хау, тот и будет на коне.

И в этом смысле я ставлю не на деградирующую и захлебывающуюся в лево-розовых соплях Европу. Я ставлю на сегодняшний Китай. Пока там есть неравенство и благотворная нищета, есть и стимул из нее вырваться, есть соревнование, есть надежда.

А теперь вернемся в Норвегию. Почему туда? Потому что это пробно-показательное, образцово-неправильное общество, докатившееся до предельных степеней социалистического маразма, до которых в общественной жизни не удалось докатиться даже СССР.

У нас после революции шли радикально-экстремистские разговорчики об обобществлении жен, раздавались голоса о том, что надо жить коммунами и воспитывать детей не в семье, а совместно, кучно, стайно. Эти радикальные воззрения докатились аж до творчества советского фантаста Ивана Ефремова, который утверждал, что в коммунистическом обществе детей у родителей будут отнимать, чтобы их воспитывало общество в лице профессиональных воспитателей. По-своему это было логично: обученный профессионал справится с делом лучше, чем дилетант, а все родители — дилетанты. По этому пути частично и шли социалистические, то есть тоталитарные модели обществ с их октябрятско-пионерскими организациями и гитлерюгендами. Правда, до полного обобществления детей там дойти не успели.

Как все леваки, Ефремов упустил из виду главное — животную природу человека. Социалисты полагают, что люди рождаются одинаковыми и все или практически все в них закладывается воспитанием — интеллект, привычки, характер. Увы, это не так. Фундамент выстраивают гены, дозволяя лишь небольшие корректировки в форме крыши в процессе строительства личности. И эмоциональная связь детеныша с его биологическими родителями настолько глубока, что разрывать ее — величайшее преступление, которое может необратимо деформировать личность.

Однако то, что не успели сделать коммунисты в соцстранах, преспокойно, тихо и незаметно сделали в Норвегии. Там ясно и открыто провозгласили примат общества над родителями в деле воспитания детей. И если обществу в лице социалистических бюрократов покажется, что данному ребенку лучше будет жить в казенном детдоме или с чужими людьми, чем с родителями, ребенка этого у родителей забирают. Без всякого суда. Потому что, самым парадоксальным образом презрев тысячелетние традиции римского права и цивилизованности (которая в юридическом аспекте как раз и заключается в наличии римского права, базирующегося на принципе презумпции невиновности), в нынешнем западном обществе вдруг возникли язвы и очаги беззакония, судебному контролю неподвластные. Нечто, наподобие сталинских «троек»… У вас нельзя отобрать ношеные носки или ржавый гвоздь без приговора суда. Но у вас можно отобрать детей без всякого приговора. Просто по решению тройки уполномоченных. Главная фраза, которую постоянно произносят норвежские уполномоченные: «Дети не принадлежат своим родителям!»

Социалисты действительно полагают, что дети принадлежат всему обществу. Что они общие.

В 2009 году в одной из норвежских газет писательница Элин Бродин опубликовала статью под заголовком, очень точно отражающим суть проблемы, — «Государство владеет детьми». В статье писательница пытается достучаться до поглупевшего норвежского общества, указав глубину той ямы, в которую это общество невзначай сползло по пологому социалистическому склону. Статья выполнена в виде письма и начинается с обращения: «Дорогой Франц Кафка! Пишу в надежде, что существует загробная жизнь и ты сможешь его прочесть. Мне кажется, самые мрачные из твоих теорий воплотились в жизнь в Норвегии 2009 года».

Далее автор приводит в пример невероятные случаи, когда органы опеки не возвращают несправедливо отнятых у родителей детей даже после решения суда о том, что их нужно вернуть! Так, например, в дело Адель Юхансон, у которой отняли дочь, вмешался аж Европейский суд в Страсбурге, который вынес решение о возврате незаконно отнятой девочки ее матери. И что же? Органы опеки просто подтерлись решением суда.

Может быть, они плюют на решения международного суда, поскольку он далеко? Нет, органы норвежской опеки плюют и на решения собственных судов! Та же Элин Бродин рассказывает, как мать, лишенная ребенка, выиграла дело против органов опеки во всех трех инстанциях, но так и не получила ребенка обратно. Органами опеки все три решения были проигнорированы. Они неподсудны, они выше закона!

Характеризуя эти органы, Бродин пишет:

«Здравый смысл, моральные принципы, элементарная порядочность навсегда стерты из сознания этих чиновников как несовместимые с их мировоззрением».

На сегодняшний день ситуация такова: норвежские органы опеки могут ворваться в ваш дом (если вы, например, как иностранец приедете в Норвегию с семьей поработать на годик-другой по контракту) и без судебного решения отобрать у вас детей. Такие случаи с иностранцами в Норвегии бывали (пример будет чуть ниже). Далее вы начнете судиться, а органы опеки будут намеренно затягивать суд до полугола, чтобы потом на судебном заседании заявить: ребенок уже слишком долго не был со старыми родителями и уже успел привыкнуть к новым, поэтому его выдача старым родителям — даже если изъятие было незаконным — невозможна, ибо нанесет травму ребенку. Как будто ребенок — это котенок или щенок, который за полгода может позабыть старых хозяев.

Ребенок, силком оторванный от семьи, может тосковать о маме годами. Но норвежским социалистам на это наплевать. Им, как это всегда и бывает с социалистами, лучше знать, как надо жить другим людям.

Социалисты — регулировщики. Учет и контроль — вот что для них главное. Социализм плодит контролирующую бюрократию, которая непроизводительно сжирает бюджетные деньги. И ладно если бы просто непроизводительно, а то ведь во вред! Размахивая флагом помощи слабым, сирым и угнетенным, социалистическая бюрократия отнимает деньги у тех, кто их заработал, и эти, не заработанные ею деньги, начинает по своему разумению распределять. Из экономической психологии и повседневного опыта давно известно: незаработанные деньги тратятся легко, к ним совершенно другое отношение, нежели к деньгам заработанным, то есть тем, на которые ты обменял часть своей жизни. Свою жизнь всегда жалко. Чужую нет. Социалисты отнимают куски чужой жизни и транжирят их, сжигая попусту или во вред.

— А зачем богачам столько денег? — искренне возмущаются те, кто не может заработать «столько денег», но готов распределять их «по справедливости».

В этом и состоит великий обман и двойной вред социалистов. Во-первых, они плодят распределительную бюрократию, сидящую на финансовых потоках. А во-вторых, отнимают деньги (через высокие налоги) у тех, кто может ими эффективно распорядиться, и отдают тем, кто распоряжается деньгами неэффективно. Это понятно: капиталист умеет зарабатывать деньги, то есть умеет вкладывать их с пользой. И заработанными деньгами он бы, разумеется, распорядился гораздо лучше, чем бюрократ или нищеброд, которые не то что приумножить, но и на себя-то сами заработать не могут. Однако, объединившись, политики и нищеброды голосуют за отъем денег у эффективных с целью передачи неэффективным.

— Да они яхты и «майбахи» покупают! — возмущается очередной неудачник, глядя на капиталистов.

Покупают. И что? Личное потребление миллиардера составляет ничтожный процент от его доходов. А остальные деньги умеющий зарабатывать умело вкладывает, обогащая экономику в целом и, значит, попутно тех самых нищебродов, которые любят резать кур, несущих золотые яйца.

Но главное, эта идея не ждать завтрашних прибылей от эффективных собственников, а зарезать и съесть чужую курицу сегодня, приводит к разрастанию раковой опухоли социалистической бюрократии. Которая самовоспроизводится и начинает убивать социум, на котором паразитирует. В нашем случае бюрократические институции, как бы защищающие детей от злых родителей, уже не могут этим не заниматься, поскольку для того и созданы, чтобы отнимать детей. И они активно ищут себе работу, иначе их могут спросить: а за что вы деньги получаете, если ничего не делаете? И очень быстро выбрав крохотный процент действительно ненормальных родителей, мучивших детей, они начинают заниматься уже нормальными людьми.

При этом бюрократ нагл и туп от природы. У него есть власть и нет электорального контроля. Что весьма ярко проявилось в той же Норвегии во время шумной истории, когда чиновники по надзору за правильностью воспитания отняли ребенка у гражданина Индии. Подчеркну, это был не эмигрант, приехавший в Норвегию, а гражданин Индии, работавший в Норвегии по контракту, — геолог со степенью MBA. И его ребенок, арестованный за мнимую вину родителей и брошенный в приют, тоже был и есть гражданин Индии.

Все люди разные и все дети разные. Кому-то нравится ходить в детский сад и ездить в пионерский лагерь, потому что он от рождения коллективист. А кому-то не нравится, ему теплее с родителями, он домашний ребенок. Однако в Норвегии всерьез полагают, что все люди должны быть одинаковыми. И если ребенок не радуется детскому саду, значит, его воспитывают неправильно, в неколлективистском духе. Приведенный в детский сад маленький индус детский сад невзлюбил. Ему и дома было хорошо, с мамой! Зачем этот детский сад, что еще за новости?… Поэтому двухлетний малыш сел в угол и надулся. Есть отказывался. Играть с другими детьми не хотел. Не коллективист! Плохо воспитан. И воспитатели тут же сигнализировали «куда надо».

Спецслужба отреагировала моментально. В Норвегии, если на вас поступает донос в таком стиле, ваша жизнь с момента его получения службой опеки кардинально меняется. Отныне вы будете жить в своем доме не вместе со своей семьей, а вместе с семьей и двумя соглядатаями. Они войдут в ваш дом без ордера на обыск и проживание, но выкинуть непрошеных гостей на улицу вы не имеете права. Они будут сидеть в вашем доме и неусыпно наблюдать и записывать в блокнотик все ваши «прегрешения» в обращении с детьми. Не вовремя накормила. Перепутала правый и левый носок. Повысила голос на ребенка. Неумело держит ребенка на руках… С каждой минутой ваше «дело» пухнет. Но уже и всего перечисленного вполне достаточно, чтобы отнять у вас вашего ребенка, потому что «ребенок не принадлежит родителям» — эта коммунистическая доктрина вовсю работает в Скандинавии.

Короче говоря, в семью индийского гражданина Бхаттачарья вошли уполномоченные. Они сидели в хозяйских креслах, ходили за мамой по комнатам, наблюдали и записывали, записывали, записывали… Преступлений против детства у индусов скопилось много, на расстрельную статью, как говорится.

Во-первых, они разрешали детям спать вместе с собой в постели, а отсюда, как вы понимаете, один шаг до педофилии… Помню, мы с сестрой, будучи совсем маленькими, тоже по выходным прибегали с утра пораньше к родителям и забирались к ним в постель. Потому что котята, щенки и дети любят забираться под бок к взрослым. Мы тогда и не знали, что это преступление против социализма!

Во-вторых, согласно индийским традициям мать кормила ребенка не с ложки, а с руки.

В-третьих, грудную дочь она прикладывала к груди не по расписанию, как того требует регламентированная норвежская жизнь, а когда девочка начинала пищать, проголодавшись.

В-четвертых, держа ребенка на руках, она совершала, по мнению норвежских работников опеки, слишком резкие или, что то же самое, недостаточно плавные движения.

В-четвертых, у старшего ребенка были игрушки не по возрасту.

В-пятых, места для игр у него было недостаточно, еще бы пару квадратных метров, тогда, глядишь, норматив был бы соблюден.

В-шестых, одежда на ребенке была куплена на вырост, то есть великовата.

В-седьмых, памперсы младшенькой меняли на кровати, а не на пеленальном столике.

В-восьмых, родители нервничали в присутствии посторонних людей из спецслужб с блокнотами, что явно говорило об их неадекватности, ибо разве можно не любить зоркий глаз общества, служащий общему благу?

В результате детей у индийской гражданки отняли и поместили в приют. Потому что «дети не принадлежат родителям».

Причем, что любопытно, причины, из-за которых дети были арестованы и посажены в приют, работники спецслужбы прессе не озвучили, их пришлось добывать окольно. Они никогда не объясняют своих действий, мотивируя свое молчание загадочной секретностью, точнее, «интересами ребенка».

Норвежские порядки суровы, но милосердны — родителям разрешили посещать своих детей… три раза в год по часу. Это ли не гуманизм?! При этом норвежские службы опеки действовали в полном соответствии с законом, который обязывает их выявлять внутрисемейные проблемы «эмоционального характера с целью принятия мер по их разрешению».

Эта история, попав в мировую прессу, буквально взорвала индийское общество. Ведь, по сути, в решении норвежских властей недвусмысленно проглядывался следующий посыл: индийцы не могут правильно воспитывать детей. Южане детей любят крепко — в отличие от хладнокровных северян, поэтому все политические силы Индии, каких бы взглядов они ни придерживались, выступили единым фронтом. Выступило и индийское посольство в Норвегии, поскольку похищены были маленькие граждане Индии! Но самодовольные норвежские социалисты поначалу даже не поняли, что произошло; служащих индийского посольства в пренебрежительной форме отшил какой-то мелкий клерк норвежской опекунской спецслужбы. В дело пришлось вмешаться министру иностранных дел Индии и президенту страны. Только тогда социалистические чиновники признали похищенных детей иностранными подданными и скрепя сердце согласились их выдать. Но лица не потеряли!

Они отказались выдать детей родителям, а согласились лишь выдать их родственникам — родному дяде, причем оный дядя должен был предварительно окончить в Норвегии курсы по уходу за младенцами!

Понятное негодование индийского общества привело к тому, что у норвежской телекоммуникационной компании «Теленор», имевшей миллиардный бизнес в Индии, были под благовидными предлогами отозваны все лицензии, что нанесло норвежскому бизнесу страшный удар, поскольку в Индии живет более миллиарда человек, и рынок этот с точки зрения телекоммуникаций просто необъятный… Как видите, социализм убивает экономику не только непосредственно, являясь ее флегматизатором, но и косвенно.

История получилась настолько шумной, что даже в «белом» мире газеты запестрели заголовками типа «В Норвегии становится опасно работать».

В книге «Свобода от равенства и братства» я писал, что наиболее омерзительные социалистические гнусности начинаются с демагогических призывов о защите детей. Именно «детской отмычкой» пользуются политические подонки для демонтажа фундамента западного общества — его судебной системы. Судебная система — костяк общества. Она удерживает общество от беспредела и хаоса. Любое ущемление чьих-то прав возможно только в судебном порядке, иначе — произвол. Как расковырять фундамент, как вынуть оттуда первый камушек, как пробить брешь, сделав так, чтобы на некоторое ущемление прав не нужно было судебного решения?

Прикрыться малыми детьми!

Этот эмоционально-бабский, то есть низкоинтеллектуальный аргумент прекрасно срабатывает в низкоинтеллектуальном, обабленном обществе. Или, если хотите, в обществе, подернутом легкой плесенью дикарско-уголовной ментальности. Уголовники ведь чертовски сентиментальны. И одновременно жестоки. Именно таким и получается социалистическое общество, которое под флагом защиты детей творит жестокость, лишая этих детей самого дорогого — родителей. Защитим детей! Отнимем у них главное!..

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГЛАВА 3 Лишь один из пяти, или Вечер в Вечном рейхе

Из книги Вперед, в СССР-2! автора Калашников Максим

ГЛАВА 3 Лишь один из пяти, или Вечер в Вечном рейхе Ума не приложу, что двигало европейскими и американскими политиками, когда они последовательно вели дело именно к такому финалу. Чем они думали, когда ломали экономические границы между странами, мастерили ВТО, разбирали


Глава 19. ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ. ХАТА ОДИН ТРИ ПЯТЬ

Из книги Должно было быть не так автора Павлов Алексей

Глава 19. ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ. ХАТА ОДИН ТРИ ПЯТЬ На одиннадцатый день голодовки запланировано принудительное кормление. Так сказал Вова и подтвердил Валера. Будут через металлическую кишку вводить в пищевод манную кашу. Процедура небезопасная и негигиеничная. Могут


ГЛАВА 2 ЕЩЕ ОДИН ДОКТОР-ШОК: МИЛТОН ФРИДМАН И ПОИСКИ ЛАБОРАТОРИИ «РАДИКАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СВОБОДЫ»

Из книги Доктрина шока [Расцвет капитализма катастроф] автора Кляйн Наоми

ГЛАВА 2 ЕЩЕ ОДИН ДОКТОР-ШОК: МИЛТОН ФРИДМАН И ПОИСКИ ЛАБОРАТОРИИ «РАДИКАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СВОБОДЫ» Экономические технократы способны тут провести налоговую реформу, создать новый закон о социальном обеспечении или изменить режим обмена валюты там, но им никогда не


Взрослые болезни левизны

Из книги Литературная Газета 6296 ( № 41 2010) автора Литературная Газета

Взрослые болезни левизны События и мнения Взрослые болезни левизны ОЧЕВИДЕЦ Дмитрий КАРАЛИС Одно время вошла в моду такая дурь: ничто социалистическое великим не может быть по определению – ни революция, ни индустриализация, ни полёты в космос, ни ядерный щит. Не может


Один такой «Минус один»

Из книги Литературная Газета 6319 ( № 15 2011) автора Литературная Газета

Один такой «Минус один» Литература Один такой «Минус один» ЛИТЕРАТОРСКИЕ МОСТКИ Читательский клуб – явление в наше время редкое, скорее, даже мифологическое. Как литературные площадки такие клубы были особенно популярны в середине прошлого столетия. Колоссальные


Один, совсем один...

Из книги Время Ч. автора Калитин Андрей

Один, совсем один... Звезда Михаила Черного медленно, но верно закатывается. Во всех странах, куда бы он ни кинулся «делать бизнес». По всем проектам, какие бы он ни начинал. Обладая громадным состоянием, он сходится не с «теми людьми», ввязывается в экономические и


Детская болезнь левизны в России

Из книги Машина порядка автора Святенков Павел

Детская болезнь левизны в России Оценивая положение новых левых, нужно исходить из ситуации в стране.Россия переходит от псевдосословного общества, основанного на привилегиях, на льготах, к обществу классовому.«Новые левые» в России отличаются от «старых» именно тем,


Глава 5 Образы скрывающегося «подлинного» царя и «невидимого града Китежа» как один из исходных элементов русской революции

Из книги Россия и мессианизм. К «русской идее» Н. А. Бердяева автора Саркисянц Мануэль

Глава 5 Образы скрывающегося «подлинного» царя и «невидимого града Китежа» как один из исходных элементов русской революции Уму республика, а сердцу Китеж-град! Николай Клюев Традиция русского народного христианства (еще Л. П. Красин отмечал, что эмпирическая


Глава 4. Тысяча и один день, или Как не быть лохом

Из книги Чёрный лебедь [Под знаком непредсказуемости] автора Талеб Нассим Николас

Глава 4. Тысяча и один день, или Как не быть лохом Не ожидали? — Хитрые методы извлечения уроков из будущего. — Секст всегда впереди. — Главное — не быть лохом. — Давайте переедем в Среднестан, если удастся его найти. Вернемся к проблеме Черного лебедя в ее изначальном


Детская болезнь левизны

Из книги Библия медпреда. Управление территорией автора Волченков Александр Евгеньевич

Детская болезнь левизны Теперь надо рассмотреть ситуации, в которых врач выступает в роли «Ребёнка». В основном такое принижение своей позиции происходит, если доктор не уверен в том, что он может применять изделия или рекомендовать препараты. Почти всегда док


Климактерическая боязнь левизны (07.11.2012)

Из книги Сетевые публикации автора Кантор Максим Карлович

Климактерическая боязнь левизны (07.11.2012) С некоторых пор меня окрестили «левым» и, право, я не знаю как к этому определению относиться — если учесть, что в мире «лево» и «право» давно перепутано. Если Тони Блэр — лейборист, Клинтон — демократ, а Чейни — либерал, то, право же,


Глава 2. Еще один Доктор–Шок: Милтон Фридман и поиски лаборатории «Радикальной экономической свободы»

Из книги Доктрина шока [Становление капитализма катастроф] автора Кляйн Наоми

Глава 2. Еще один Доктор–Шок: Милтон Фридман и поиски лаборатории «Радикальной экономической свободы» Экономические технократы способны тут провести налоговую реформу, создать новый закон о социальном обеспечении или изменить режим обмена валюты там, но им никогда не


Из работы «Детская болезнь левизны в коммунизме» (1920 г.)

Из книги Теория насилия [сборник] автора Ленин Владимир Ильич

Из работы «Детская болезнь левизны в коммунизме» (1920 г.) [О формах и методах политической борьбы коммунистов]. Пока речь шла (и поскольку речь еще идет) о привлечении на сторону коммунизма авангарда пролетариата, до тех пор и постольку на первое место выдвигается


Из работы «Детская болезнь левизны в коммунизме» (1920 г.)

Из книги Христос родился в Крыму. Там же умерла Богородица. [Святой Грааль – это Колыбель Иисуса, долго хранившаяся в Крыму. Король Артур – это отражение Христ автора Носовский Глеб Владимирович

Из работы «Детская болезнь левизны в коммунизме» (1920 г.) Диктатуру пролетариата осуществляет коммунистическая партия большевиков, имеющая по данным последнего партийного съезда (IV. 1920) 611 тыс. членов. Число членов колебалось и до Октябрьской революции и после нее очень


Глава 1 Римские императоры Элий Адриан, Элий Вер и еще один Элий Вер являются частичными отражениями Андроника-Христа

Из книги автора

Глава 1 Римские императоры Элий Адриан, Элий Вер и еще один Элий Вер являются частичными отражениями Андроника-Христа 1. Напомним наш главный результат из книги «Раскол Империи» На рис. 1.1 наглядно представлен наш главный результат, описанный в книге «Раскол Империи: от