Теория

Теория

«Во время пожара в гараже на станции Мидзоногути в городе Кавасаки пострадали два человека: Ямала Кеко-сан, 73 лет, и Танака Юрико-сан, 69 лет, живущие в доме напротив горевшего гаража, вышли на свои балконы и, желая увидеть все получше, перевалились через перила». Из новостей японского телевидения, март 2003 года.

О том, что японцы любопытны, любопытны чертовски, как дети, хотя и тщательно это скрывают, я уже упоминал. Это не новость, и об этой черте их характера знает каждый, кто с ними общался. Возможно, и нет в мире другого такого народа, чьи представители столь ярко и, если позволяет обстановка, непосредственно реагируют на все новое, что входит в их жизнь. Но, наверное, мое отношение к этой особенности японского менталитета ограничилось бы таким же любопытством, если бы на нее не обратил мое внимание профессор А.А. Долин, давно ее подметивший и сам записавший о ней массу интересных наблюдений. Позже, уже в России, на одной научной конференции покойный ныне японовед В.Н. Еремин высказал мысль о том, что «японцы веками с завистью смотрели на материк» и эта зависть стала одним из движущих мотивов для знаменитого японского заимствования. Меня его тезис задел и заставил глубже и серьезнее поразмышлять над теорией о японском любопытстве.

Для тех, кто забыл, напомню, что Япония – гомогенное государство, практически не знающее внешних этнических вливаний. 98% ее населения – японцы, и это очень важный показатель. Во всяком случае, внешние вливания всегда были настолько небольшими (и продолжают оставаться такими сейчас), что мы можем смело их игнорировать. Китай оставался главным культурным и технологическим донором для Японии на всем протяжении ее истории вплоть до середины XIX века, то есть примерно полторы тысячи лет, но при этом японская культура всегда осмыслялась как самостоятельная и престижная. Даже иероглифы, пришедшие из Китая, в самой Японии китайскими уже не считаются: «Это наше!» Но в данном случае наиболее интересное заключается в том, что в отличие от того же Китая японцы не помещают свою страну в центр схемы мироздания, а осознают себя на ее периферии. С одной стороны, это позволяет довольно успешно, хотя и не всегда, блокировать свойственный любой империи комплекс «супердержавности», а с другой – дистанцировать себя от излишне бурной истории материковой Азии: мол, мы, конечно, на вас слегка похожи, но у нас тут все свое.

С другой стороны, оригинальное (по сравнению с другими островными странами и народами) удаление Японии от континента и по сей день позволяет японцам наблюдать за событиями, происходящими за пределами их цивилизации, с некоторого безопасного расстояния. Г. Ш. Чхартишвили (Борис Акунин) назвал когда-то такое положение вещей «взглядом из аквариума», и это выражение мне кажется вполне уместным для характеристики отношения японцев к внешнему миру, несмотря на его, возможно, недостаточную научность.

Японцы прекрасно понимают и, мне кажется, подсознательно понимали это всегда, что желание участвовать в цивилизационном процессе, проходящем за пределами прозрачных, но надежных стен их «аквариума», может окончиться для них весьма печально. Как известно, история неоднократно подтверждала их правоту, когда смелость и жадность перевешивали ту чашу весов, на которой были разум и опыт. Неудачей закончились два японских военных похода в Корею, а катастрофические последствия экспансии на материк в начале прошлого века едва не привели к исчезновению самой Японии. В то же время японцы не случайно назвали «божественным ветром» – камикадзе – тайфуны, дважды топившие монголо-китайский флот, направлявшийся в XIII веке для завоевания Японии. То самое оригинальное расстояние от островов до материка оказалось достаточным, чтобы уберечь страну Ямато от непрошеных гостей в эпоху раннего Средневековья, а это, в свою очередь, дало импульс для прочного уверования в собственную безопасность и уникальность. Конечно, во времена паровых судов Япония, естественно, уже не могла уклониться от внешнего влияния, но к тому времени основы национальной психологии оказались уже заложены, и, хотя они не перестают меняться и совершенствоваться и сейчас, все же японцы по-прежнему воспринимают мир достаточно отстраненно. Сейчас, в эпоху глобализации, этому способствуют уже другие факторы, но о них чуть позже.

Наконец, есть и еще одно качество, способствующее формированию у японцев чувства именно безопасного любопытства и, как следствие, безопасного заимствования. Мне представляется чрезвычайно важным тот факт, что японцы не воспринимают никакую культуру, никакую религию, никакие цивилизационные достижения системно, и в доказательство этой теории я обращусь к работам уже знакомого нам писателя и чиновника, специального советника Кабинета министров Японии Таити Сакаия.

В своей книге «Что такое Япония?» автор в главе под показательным названием «Виновники цивилизации в Японии» указывает в качестве одного из таковых именно традицию «воспринимать зарубежную культуру выборочно, отбрасывая ненужное». Сопоставляя и анализируя те же самые три фактора, что я привел выше, Т. Сакаия заостряет внимание на том, что страна, отделенная от материка «не такой уж малой водной преградой», оказалась в древности в положении, когда культура (имеется в виду прежде всего буддийская культура) уже пришла – этому способствовали капельные этнические вливания и не принявший массированного характера товарообмен с Китаем и Кореей, а политическая мощь еще не появилась. Долгий конфликт между ними оказался невозможен, и это наложило отпечаток на всю японскую цивилизацию.

Именно тогда, в тот период было принято уникальное решение о сосуществовании двух важнейших религий Японии – синтоизма и буддизма. Несмотря на первоначально острые разногласия по вопросу об «огосударствлении» буддизма, несмотря на единственную в истории Японии религиозную войну и столь же исключительный факт убийства самого императора, японской нации все же удалось найти выход из создавшейся, казалось бы, патовой ситуации. Принцу Сетоку Тайси, жившему на рубеже VI–VII веков, то есть как раз в этот период, приписывается странная на первый взгляд идея. Смысл ее заключается в том, что истинного расцвета японское общество сможет достичь только в том случае, если «синтоизм сделать стволом, буддизму позволить покрыть его своими ветвями и дать зеленеть на них листве – конфуцианской этике». Столь парадоксальная и одновременно столь же реалистичная концепция привела к тому, что японский народ навсегда лишился проблемы выбора между различными конфессиями. Если можно все, зачем выбирать? Учитывая, что отношение к религии является одним из стержней формирования национальной психологии, неудивительно, что это могло повлечь и закладку в головы японцев описываемого феномена «невосприятия любой культуры системно».

Соединяя описанные источники и составные части понимания некоторых черт японской этнопсихологии, легко можно сделать следующий вывод. Японцы, отделенные от материка уникальной водной преградой, постоянно получали хотя и дозированную, но в целом довольно полную информацию о картине близкой к ним части мира и событиях, в нем происходящих. Они знали и хорошо представляли себе не только заманчивость вовлечения Японии в общий ход развития исторического процесса в Восточной Азии, но и опасности, связанные с этим. Даже если бы они и хотели тем или иным образом в этом процессе участвовать, географические, климатические и политические условия слишком долго не позволяли им это желание осуществить. Одновременно благодаря той же удаленности от континента японцы вплоть до позапрошлого века чувствовали себя в относительной безопасности от порой разрушительных событий, происходящих на том берегу Японского моря.

Ничто так не провоцирует любопытство, как возможность наблюдения за процессом с одновременным ощущением собственной безопасности. Да, японцы с интересом следили за событиями на континенте, но интерес их не сопровождался чувством зависти. Наоборот, это было чувство безопасного любопытства, своеобразный островной вуайеризм, который вкупе с описанным эффектом несистемного восприятия культуры дал мощный посыл для развития столь удивляющего нас и столь важного для японцев умения заимствовать. Заимствовать не копируя, а креативно, творчески, переосмысляя и доводя до изыска любую модель – порождение материковой цивилизации, будь то португальский мушкет и чайная церемония в древности или магнитофон и конвейер в наши дни.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Теория заговора

Из книги Конец феминизма [Чем женщина отличается от человека] автора Никонов Александр Петрович

Теория заговора Всякий раз, когда умный автор какой-нибудь книги начинает описывать явление от самых дальних его исторических корней, читателю делается скучно. А задача писателя, между тем, – развлекать потребителя своей продукции. Поэтому, несмотря на высокую


38. Теория свободы

Из книги Анализ чеченского кризиса автора Мейланов Вазиф Сиражутдинович

38. Теория свободы Почему демократическое государство запрещает? Что оно запрещает? – Оно запрещает потому, или, вернее, для того, чтобы обеспечить личности свободу. – Как так? Что за бессмыслица? – Свобода живущего в обществе стоит на принципе «свобода одного кончается


39. Теория несвободы

Из книги Человек с рублём автора Ходорковский Михаил

39. Теория несвободы «Хаттаб сам заявил веденским старикам, требовавшим очистить территорию района (от Хаттаба): мол, без разрешения брата Шамиля (Басаева) не могу этого сделать. Когда же старики отправились в дом Басаевых, их принял отец экс-и о. премьера и объявил, что


ТЕОРИЯ ГРАБЕЖА

Из книги Трудовое воспитание и политехническое образование автора Крупская Надежда Константиновна

ТЕОРИЯ ГРАБЕЖА Под экспроприацию накопленных капиталистом ценностей подводится теоретическая база. Схема ее изложена в книге Р. Йожефа «История денег» (Будапешт, 1968): «Предположим, что крупный... капиталист Манфред Вейс при основании в 1882 году своего первого предприятия


ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Из книги Об основах ленинизма автора Сталин Иосиф Виссарионович

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА В старой школе, как правило, теория была оторвана от практики. Лишь мимоходом давались благие советы, касающиеся практики. Практические занятия имели целью лишь иллюстрировать те или иные положения теории. Результатом этого был отрыв учебы от жизни, ее


III ТЕОРИЯ

Из книги Обратная сторона Японии автора Куланов Александр Евгеньевич


Теория

Из книги Темная миссия. Секретная история NASA автора Хоагленд Ричард Колфилд

Теория «Во время пожара в гараже на станции Мидзоногути в городе Кавасаки пострадали два человека: Ямала Кеко-сан, 73 лет, и Танака Юрико-сан, 69 лет, живущие в доме напротив горевшего гаража, вышли на свои балконы и, желая увидеть все получше, перевалились через перила». Из


Проверяемая теория

Из книги Бизнес есть бизнес - 3. Не сдаваться: 30 рассказов о тех, кто всегда поднимался с колен автора Соловьев Александр

Проверяемая теория Настоящий научный метод — это то, чего, к сожалению, в современном мире люди просто не понимают, причем не понимают даже многие ученые. История науки изобилует яростными дискуссиями, выраставшими в настоящие войны эгоизма и личных интересов. Однако


Теория пинка

Из книги Как за 50 евро слетать в Европу [Готовые решения для экономных путешественников] автора Бородин Андрей

Теория пинка Юрий БерестниковПредприниматель. Подготовка крупных сделок по лизингу авиатехникиТЕКСТ: Наталья ФилатоваФОТО: Александр БасалаевИногда большие дела рождаются благодаря каким-то совершенно незначительным подвижкам. Например, один непродленный отпуск


Теория

Из книги Капитализм: Незнакомый идеал автора Рэнд Айн

Теория Вряд ли стоит кому-либо объяснять, что такое горящие туры. Почему стоимость того или иного тура вдруг резко снижается? Причины могут быть самыми различными. Например, мировой экономический кризис нанес болезненный удар по греческой экономике. В результате отдых на


12. Теория и практика

Из книги Путинский федерализм. Централизаторские реформы в России в 2000-2008 годах автора Иванов Виталий Вячеславович

12. Теория и практика Айн Рэнд


Часть I. Теория 

Из книги Чем женщина отличается от человека автора Никонов Александр Петрович

Часть I. Теория 


Теория заговора

Из книги Педагогическая публицистика автора Корчак Януш

Теория заговора Всякий раз, когда умный автор какой-нибудь книги начинает описывать явление от самых дальних его исторических корней, читателю делается скучно. А задача писателя, между тем – развлекать потребителя своей продукции. Поэтому, несмотря на высокую


Теория и практика

Из книги Мудрость Ганди. Мысли и изречения автора Ганди Мохандас Карамчанд

Теория и практика Благодаря теории — я знаю, а благодаря практике — я чувствую. Теория обогащает интеллект, практика расцвечивает чувство, тренирует волю. «Я знаю» не значит: «действую сообразно тому, что я знаю». Чужие взгляды незнакомых людей должны преломиться в моем


Теория

Из книги Провокация века [Кто сбил малайзийский «Боинг»?] автора Мухин Юрий Игнатьевич

Теория Образование… – это просто знание букв. Оно есть инструмент, который можно употребить как во благо, так и во зло1.* * *Для того чтобы стать всеобщим, образование должно быть бесплатным2.* * *Учение без практики, подобно набальзамированному трупу. Выглядит на первый


Теория заговоров

Из книги автора

Теория заговоров Многие выразят недовольство отсутствием «конкретного и точного» ответа на вопрос, а зачем преступникам потребовался такой огромный самолет (и даже два, если учесть «Боинг», пропавший в Индийском океане 8 марта)? Это выяснят следователи, перед которыми