Записки от зависти

Записки от зависти

Смерть от жуимотины

Древние японцы обожали писать дневники и записки. К числу самых известных произведений этого жанра относятся, например, знаменитые «Записки от скуки». Не от головы или живота, как можно было бы подумать (от этого они предпочитали вещи посерьезнее – меч, например), а от скуки. Рассказал японский автор о том, что его занимало, от чего он скучал, и, быть может, от скуки и излечился. Когда, вернувшись из Японии, я спускаюсь в московское метро и лихорадочно ищу платок, чтобы зажать нос, то испытываю острое чувство стыда и не менее острое желание написать записки от зависти. Думаю, я не одинок в этом своем низком чувстве. Слишком многие наши люди завидуют Японии и японцам. Завидуют тому, как работают, как отдыхают, завидуют космическому японскому быту, унитазам а-ля «Спэйс шаттл». Да мало ли чему еще можно завидовать, особенно если не знать, что там на самом деле, не видеть обратную сторону… Вот я и подумал: а если написать записки от зависти, может быть, зависть и пройдет? И написал.

Самые популярные в этой стране виды отдыха называются «каймоно» (шопинг) и «табэмоно» (хождение по ресторанам), но мы пока обратимся к более известным у нас вещам. Например, к любованию сакурой. С каким умилением, вторя поэтам и писателям, мы восторгаемся: японцы так мило любуются веткой сакуры, так утонченно наливают сакэ и слагают стихи! Они ждут наступления каждой весны с таким нетерпением – вот-вот зацветет вишня, как это возвышенно!

Хорошо, что наши дачники в большинстве своем не относятся к числу фанатов японской жизни, а то еще немного, и у нас отказались бы от черешни в пользу японской бесплодной красоты. Черешни было бы жаль, но такой красоте я, скажу честно, завидую. Бело-розовое великолепие на несколько недель окутает всю страну, и опадающие лепестки, о которых в Москве разве что ленивый не знает, что они – символ оборванной жизни самурая, кружась в вальсе, упадут в чашки с сакэ:

Сакуры нежной цветок

В водки стакан опустил.

Как хорошо!

(Леонид Каганов)

Каждой весной 20–25 японцев расстаются с жизнью из-за любви к прекрасному – они упиваются насмерть. Любование сакурой для многих жителей этой страны слишком уж неразрывно связано с алкоголем. Как можно смотреть на эту красоту без стакана в руке? Смахивая сентиментальную слезу, японские мужчины устраивают поэтические турниры, викторины, игры, где проигравших ждет одно наказание – штрафная. Я завидую японцам. Они доросли до того уровня, когда количество смертей от перепоя прогнозируемо и держится на практически неизменном – потрясающе низком уровне – столетиями. Они травятся священным рисовым вином, слушая стихи и наблюдая за опадающими лепестками, точно так же, как травились их деды и прадеды. Что может быть красивее, чем отойти в мир иной под пьяную болтовню хмельных красавиц и лихих клерков? И только 20–25 человек в год. Не тысяч, не сотен – два десятка человек. Лимит. Великая страна.

Помните, как мы смеялись когда-то, узнав, что президент Буш-младший чуть не расстался с жизнью, подавившись не то пончиком, не то коврижкой? Японцам не было смешно. Каждый Новый год два-три японских старичка делают то, что не под силу президенту супердержавы, – они умирают от жуимотины. Здесь принято справлять Новый год установленным порядком: есть холодную гречишную лапшу, пить с утра сакэ и… давиться сладковатыми рисовыми лепешками – моти. Эти самые моти обладают странным свойством – они очень плохо прожевываются. Японские дедушки и бабушки знают об опасности, но из года в год, из столетия в столетие хладнокровно рискуют. Вы скажете: что такое для страны с населением 126 миллионов человек две-три смерти на Новый год? Ерунда! Да, ерунда. Но каково упорство! В другой стране плюнули бы давно и не делали этих моти, лучше бы еще раз сакэ выпили, но не в Японии. Традиция превыше всего! Знают, но давятся. И деды их так давились, и прадеды-самураи, дети самураев. И я опять немножко завидую им. Такое упорство, да еще и в мирных целях… Завидую.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Записки христианина

Из книги Том 21. Избранные дневники 1847-1894 автора Толстой Лев Николаевич

Записки христианина Знаю, что за это заглавие меня осудят. Одни — большая часть — скажут: пора уж эти глупости оставить. Нынче все понимают, что христианская вера — одна из религий. А все религии — суеверия, то самое зло, которое больше всех мешает развитию человечества.


Записки из хосписа

Из книги Технологии «Пятой Империи» автора Проханов Александр Андреевич

Записки из хосписа Россия болеет, стареет и вымирает. Ее население сокращается со скоростью примерно восемьсот-девятьсот тысяч в год, из которых четыреста тысяч приходится на наиболее репродуктивный и работоспособный возраст – от двадцати до сорока лет. Не будем


Записки на листочках

Из книги СобакаРу автора Москвина Татьяна Владимировна

Записки на листочках Когда-нибудь, в хорошую минуту, я расскажу о деревьях – о благородных соснах, о завистливых осинах, о добродушных дубах; и сколько необманно счастливых часов я провела, разглядывая стволы древесных судеб, ведь деревья не умеют лгать и с простодушием


Вместо зависти, мести и лести – «Вместе»

Из книги Литературная Газета 6290 ( № 35 2010) автора Литературная Газета

Вместо зависти, мести и лести – «Вместе» ТелевЕдение Вместо зависти, мести и лести – «Вместе» ТЕЛЕКИНОФОРУМ Начнём отчёт о Телекинофоруме «Вместе» с его открытия, которое традиционно проходит в ялтинском дворце «Юбилейный». В этот раз обошлось без помпезной


Георгий АБСАВА АНАТОМИЯ ЗАВИСТИ

Из книги Газета День Литературы # 172 (2010 12) автора День Литературы Газета

Георгий АБСАВА АНАТОМИЯ ЗАВИСТИ Более 200 лет истекло со дня загадочной смерти великого Вольфганга Амадея Моцарта, а споры о её причине не утихают до сих пор: что привело в летальному исходу – болезнь или отравление; если отравление, то кто дал яд; кому была


Эра зависти

Из книги Литературная Газета 6332 ( № 28 2011) автора Литературная Газета

Эра зависти Человек Эра зависти КНИЖНЫЙ     РЯД Айн Рэнд. Возвращение примитива . Антииндустриальная революция / Пер. с англ. – М.: Альпина Паблишерз, 2011. – 352?с. – 5000?экз. Книга известного философа и социолога посвящена острейшим проблемам современного общества и


2. Первые приступы европейской зависти

Из книги Россия. История успеха. Перед потопом автора Горянин Александр Борисович

2. Первые приступы европейской зависти В середине XVIII в. шведами было пущено утверждение: «Петербург стоит на костях». Что шведами, неудивительно – ведь это у них отняли устье Невы, это шведские пленные прорубали первые просеки будущих улиц (и в случае Невского проспекта,


ЗАПИСКИ ТУРИСТА

Из книги Бог, страх и свобода автора Драгунский Денис Викторович

ЗАПИСКИ ТУРИСТА — В это кафе рижские служащие дамы забегают выпить чашечку кофе и поболтать с подругой перед работой, — сказала мама.Маленькая, ничего не значащая фраза — но она раскачала мой понятный мир, мир московского подростка середины шестидесятых. Иногда


Записки видеорегистратора

Из книги Эксперт № 34 (2013) автора Эксперт Журнал

Записки видеорегистратора Артем Рондарев Анонимный мир как предмет документального исследования Книга Дмитрия Данилова «Описание города», натурально, представляет собой описание города. Предисловие предуведомляет читателя, что автор задался целью поездить в


9. По ту сторону зависти и ресентимента

Из книги Год невозможного. Искусство мечтать опасно автора Жижек Славой

9. По ту сторону зависти и ресентимента Кажется странным, что попытка Петера Слотердайка утвердить «этику дара» {84} (как способ разрешить то, что хочется назвать «антиномиями государства всеобщего благосостояния») приводит нас неожиданно близко к коммунистическому


Записки дружинника

Из книги Август (август 2008) автора Русская жизнь журнал

Записки дружинника Девятого декабря поздним вечером на Старой Триумфальной площади царило необычайное оживление: по углам улиц стояли кучки народа, посреди площади несколько человек ломали какую-то будку, другие катили тяжелые камни, тащили доски и всякий деревянный и


«Нет, никогда я зависти не знал…» Перед гласностью [24]

Из книги Пятое измерение. На границе времени и пространства [сборник] автора Битов Андрей

«Нет, никогда я зависти не знал…» Перед гласностью[24] МАССОВА ЛИ ДИСКУССИЯ о массовости культуры? Она почему-то обидна. Обидна своим критерием. Почему Игрек, который много хуже Икса, известен каждому, а Икс – никому? Не продешевил ли Эн лишь потому, что на него стали


II. Записки чумных лет

Из книги Шаг за черту автора Рушди Ахмед Салман

II. Записки чумных лет Ниже читатель найдет подборку моих выступлений, которые я опубликовал в период длительной кампании против фетвы, объявленной из-за «Сатанинских стихов». Из речи на Международной конференции за свободу словаВашингтон, округ Колумбия, апрель 1992


Записки

Из книги Нашей юности полет автора Зиновьев Александр Александрович

Записки Я все время думаю о Нем. Я не могу не думать о Нем. И это меня раздражает. Кто Он такой, в конце концов, чтобы я постоянно думал о Нем?! Такой же человечишка, как и все мы. И не самый лучший из нас. Многие из нас лучше его, а о нас никто не думает. В чем дело?! Почему?! Хватит!


Записки

Из книги Демократия по-русски автора Баков Антон

Записки После уроков комсорг класса повел меня в комнату комитета комсомола. Здесь сидел симпатичный парень лет двадцати пяти. Я сразу догадался, что он из органов. Я испугался: неужели все-таки моя проделка с портретом Его стала известна Им? Такая возможность казалась


Все болезни – от зависти и только либерализм – от любви

Из книги автора

Все болезни – от зависти и только либерализм – от любви Токвиль: «Демократические народы всегда с любовью относятся к равенству, однако бывают периоды, когда они доводят эту любовь до исступления. Это случается тогда, когда старая общественная иерархия, долго