Музей лжи

Музей лжи

Шэньчжэньский музей — образец современности и лоска. Его монументальная навесная кровля своими очертаниями напоминает гигантский самурайский меч, покоящийся на самой большой в мире подставке. Пройдясь по его роскошным залам с кондиционированным воздухом, вы можете познакомиться с историей Шэньчжэня со времени его возникновения, когда на этом месте находилось рыбацкое поселение эпохи неолита, и до его расцвета в наши дни в качестве одного из самых великолепных быстрорастущих городов Южного Китая. Однако, как и почти во всех китайских музеях, вы не найдете здесь беспристрастного отражения событий китайской истории XX века. Тексты на стенах в напыщенных выражениях обличают отсталость Китая во времена императоров и рассказывают о выдающихся преобразованиях, произошедших в стране под руководством коммунистической партии.

Одна из табличек рассказывает о том, как в период Второй мировой войны в провинции Гуандун коммунисты организовали сопротивление японским захватчикам. «Жители Шэньчжэня под руководством КПК (Коммунистической партии Китая) оперативно сформировали вооруженные отряды для противостояния японским войскам», — гласит надпись. Со мной был китайский приятель, 30?летний художник-оформитель, и мы вместе прочитали текст. Его реакция была неожиданной. Мой друг покачал головой, поцокал языком и проворчал: «Это неверно, с японцами в Гуандуне сражались не коммунисты, а националисты». Я был удивлен, так как прежде мне никогда не приходилось слышать, чтобы он рассуждал о политике, и мне казалось, что история его тоже не особенно интересует.

В Китае поверхностные впечатления часто обманчивы. Со стороны кажется, что люди совершенно аполитичны, но копните поглубже, и вы часто обнаружите страстную заинтересованность. Рядовые китайцы могут часами рассказывать о коррумпированности чиновников, жестокости полиции и роскошной жизни «князьков» — отпрысков высших партийных руководителей. Но вначале они должны убедиться, что вам можно доверять. Меня всегда поражает, что когда я впервые заговариваю со знакомыми китайцами о перспективах политического реформирования страны, я вижу в их глазах страх. Темное облако воспоминаний о событиях на площади Тяньаньмэнь, о жестоких мерах, предпринятых по приказу Дэн Сяопина, до сих пор тяжело висит над страной. Большинство людей хорошо понимает, что режим готов пойти на любые преступления, лишь бы уцелеть. И многие китайцы привыкли жить с опущенной головой. Они прекрасно знают, что властям ничего не стоит лишить их всего, что у них есть, и они не смогут себя никак защитить. Поэтому в противоположность боевому настрою обитателей Интернета они суперосторожны. Они научились осмотрительности. Мне кажется, что люди извне часто принимают осторожность за удовлетворенность или апатию. Хотя китайцы и не выходят на улицы с требованием соблюдения своих политических прав, подобно тому, как это происходит в странах Ближнего Востока, это вовсе не означает, что им безразлична свобода. Если в ответ на требование чего-либо люди получают жестокие побои, тот факт, что они перестают требовать, отнюдь не свидетельствует о том, что они перестают этого хотеть.

Можно понять, почему сторонники жесткой линии в коммунистической партии постоянно муссируют идею о том, что демократия западного стиля несовместима с традиционной китайской культурой. Политические реформы представляют собой угрозу для сплетенной ими непрочной сети власти и богатства. В этом нет ничего необычного. Одна и та же история повторяется во всех автократических режимах мира, от России до Саудовской Аравии. И повсюду в подобных местах можно слышать все те же оправдания репрессий вроде «культурных различий» и запугивание, что на смену существующему режиму может прийти что-то гораздо более страшное и представляющее угрозу для всего мира.

Как же все-таки объяснить живучесть этой идеи о безразличном отношении китайцев к демократическим ценностям? Почему мы видим столько апологетов китайской компартии, в то время как защитников автократов вроде Владимира Путина или Роберта Мугабе сравнительно немного? Я подозреваю, что отчасти тому виной простая неосведомленность. Некоторые из поборников компартии, по-видимому, были втянуты в орбиту партийного начальства и сочувственно настроенных представителей крупного бизнеса и находились в ней достаточно долго, чтобы искренне поверить, что технократическая компартия выражает волю всего народа. Еще одной причиной может служить впечатляющий рост китайской экономики. Мы привыкли ассоциировать экономический рост со свободным обществом, а не с автократией, поэтому если экономика Китая развивается, в стране не может быть по-настоящему диктаторского режима, не так ли? Еще одно объяснение, возможно, лежит в старом предрассудке относительно пассивности и раболепия, присущих китайцам от природы, подкрепляемом идеей о неизменности китайской политической традиции.

Какого же рода демократию выберут китайцы, даже если им вдруг предоставится такой выбор? В Китае можно встретить множество рядовых людей, искренне опасающихся, что одномоментное введение многопартийной системы и свободных выборов ввергнет страну в хаос. Некоторые интеллектуалы, такие как профессор Пекинского университета Ю Кэпин, ратуют за постепенный переход к новой системе. Они считают, что процесс реформирования должен начаться с демократизации внутри компартии и лишь затем распространиться на другие сферы, как, например, предоставление независимости судопроизводству. В таком режиме демократизация Китая произойдет исподволь, скрыто, подобно тому как это случилось с экономической либерализацией, начавшейся в 1978 году.

Многим эта идея кажется привлекательной. Можно понять страх людей перед возможными потрясениями, к тому же постепенный подход хорошо себя зарекомендовал. Благодаря инициированным Дэн Сяопином экономическим реформам Китай, несомненно, стал более свободной страной. Начиная с 1980?х годов у китайских фермеров появилось право продавать излишки продукции, право переезжать в город и работать на фабриках, право менять место работы и переходить с одной фабрики на другую. Горожане теперь имеют право открывать свой бизнес, право ездить за границу в качестве туристов и посылать своих детей учиться в зарубежные страны. По сравнению с Западом это не полная свобода, однако вряд ли кто-нибудь из китайцев станет утверждать, что сейчас они менее свободны, чем тридцать лет тому назад. Так не может ли похожий процесс либерализации произойти теперь в политической сфере?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

22. Музей Гревена.

Из книги Записные книжки автора Чехов Антон Павлович

22. Музей Гревена. 6 [Пожизненность наказания породила бродя- жество.] 1 [Чтобы оставаться с «инсипидкой», Ивашину ыуж- Стр. но было тушить все свечи и нельзя было заку- # рить папиросу. Вдова д(окто)ра.] 2 Hotel Mirabeau, rue [dej la Paix 8. 3 [В русских трактирах воняет чистыми скатертями.] 4


Музей Ленина

Из книги Бритоголовые автора Беликов С В

Музей Ленина Иногда только небольшие группы московских скинхедов следуют через улицу транзитом в сторону Гоголевского бульвара, а оттуда мимо библиотеки им. Ленина – к Красной площади, рядом с которой располагается другое место скин-тусовки – небольшой пятачок около


МУЗЕЙ ИУДЫ

Из книги Дуэль 2009_17 (616) автора Газета Дуэль

МУЗЕЙ ИУДЫ …имеется у Иуды немало почитателей и последователей, которые говорят, будто он один правду знал и до конца постиг тайну измены. Ю. Квицинский, «Иуды» Признаюсь Вам, уважаемые читатели, ни на миг не сомневался, что рано или поздно на нашей Земле возникнет музей


Как пройти в музей?

Из книги Литературная Газета 6275 ( № 20 2010) автора Литературная Газета

Как пройти в музей? Штрих-код Как пройти в музей? «НОЧЬ МУЗЕЕВ» ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ Когда в начале шестого утра на Петроградской стороне, а точнее, на Каменноостровском проспекте, к нам с коллегой подошёл молодой человек, предварительно отделившись от группы


-- «В музей реставраторов...»

Из книги Газета Завтра 933 (40 2011) автора Завтра Газета

-- «В музей реставраторов...» О Савве Ямщикове, о том, как работалось с ним и как живётся без него, о выставках в доме на улице Бурденко рассказывают заслуженный работник культуры РФ, художник-реставратор, заведующая отделом Нина ЗАЙЦЕВА, художник-реставратор высшей


Музей Сахарова

Из книги Статьи из журнала «Компания» автора Быков Дмитрий Львович

Музей Сахарова В Московском музее Андрея Сахарова сменилось руководство. Юрий Самодуров ушел в отставку по собственному желанию. Причин две: хроническая нехватка денег и участившиеся конфликты с властями. Чаще всего Самодурову шили разжигание религиозной розни —


Музей Александра III

Из книги Том 5. Книга 1. Автобиографическая проза. Статьи автора Цветаева Марина

Музей Александра III «Звонили колокола по скончавшемуся императору Александру III, и в то же время отходила одна московская старушка. И, слушая колокола, сказала: „Хочу, чтобы оставшееся после меня состояние пошло на богоугодное заведение памяти почившего государя“.


Отец и его музей

Из книги Литературная Газета 6382 ( № 35 2012) автора Литературная Газета

Отец и его музей I. Шарлоттенбург (Перевод А. Эфрон)Мне скоро шестнадцать. Асе — четырнадцать. Три года тому назад умерла наша мать.Шарлоттенбург близ Берлина. Знойное время дня и года. Водопады, потоки, обвалы солнца. Устрашающая девическая мода тех лет: длинные юбки,


Город-музей

Из книги Америка с чёрного хода автора Васильев Николай Васильевич

Город-музей Город-музей В двух часах езды от Москвы по Киевскому шоссе расположен замечательный город-музей Малоярославец. В этом году ему присвоено звание "Город воинской славы". Отечественная война 1812 года стала одним из центральных событий российской и европейской


Музей на Гудзоне

Из книги Зустрічі й розмови в Ізраїлі. (Чи українці "традиційні антисеміти") автора Мирчук Петр

Музей на Гудзоне Однажды мне пришлось совершить путешествие от Нью-Йорка до Вашингтона по весьма своеобразному маршруту. Он представлял собою зигзагообразную линию, узловыми пунктами которой являлись Буффало – Филадельфия – Атлантик-сити. Эта линия проходила через


МУЗЕЙ ГОЛОКОСТУ

Из книги Врата в будущее. Эссе, рассказы, очерки автора Рерих Николай Константинович


Странный музей

Из книги Литературная Газета 6467 ( № 24 2014) автора Литературная Газета

Странный музей У нас мало музеев, но и из них немногих большинство поражает странностями. Один из самых странных — музей Академии Художеств.Не буду касаться нижнего этажа скульптуры, где во мраке, в пыли и грязи заперты герои и боги. Скажем сейчас о картинной


Кто куда, а мы – в музей

Из книги Литературная Газета 6471 ( № 28 2014) автора Литературная Газета

Кто куда, а мы – в музей Как уже сообщала "ЛГ", в ЦВЗ «Манеж» прошёл 16-й Международный фестиваль «ИНТЕРМУЗЕЙ» - главное событие в жизни профессионального сообщества и яркая страница Года культуры. На стендах были представлены музеи России, стран дальнего и ближнего


В музей, к реликвиям

Из книги Мифы о Китае: все, что вы знали о самой многонаселенной стране мира, – неправда! автора Чу Бен

В музей, к реликвиям Чаще всего мы приезжаем в Свято-Троицкую Сергиеву лавру, чтобы полюбоваться ансамблем монастыря, который издалека выходит навстречу гостям, поклониться святыням, побывать в храмах. А на музеи времени не хватает - особенно если погода располагает к


Музей лжи

Из книги Красная каторга: записки соловчанина автора Никонов-Смородин Михаил Захарович

Музей лжи Шэньчжэньский музей — образец современности и лоска. Его монументальная навесная кровля своими очертаниями напоминает гигантский самурайский меч, покоящийся на самой большой в мире подставке. Пройдясь по его роскошным залам с кондиционированным воздухом, вы


6. СВЯТОЙ МУЗЕЙ

Из книги автора

6. СВЯТОЙ МУЗЕЙ По темным переходам внутри толстой — от трех до четырех сажен — крепостной монастырской стены, мы долго пробирались куда-то наверх. Наконец, впереди забрезжил свет и вскоре мы вступили в большую продолговатую комнату, шириною во всю крепостную стену. Окна