ПОЧЕМУ НАС ВОЛНУЕТ ВЫМЫСЕЛ?

ПОЧЕМУ НАС ВОЛНУЕТ ВЫМЫСЕЛ?

Чтобы понять нашу реакцию на вымысел, необходимо рассмотреть несколько сложных проблем. Во-первых, понятие fiction включает в себя все: от литературы до телевидения, кинематографа и компьютерных игр. Проблема не в том, что fiction — это придуманная или неправдивая история, но в том, что это преподнесенье какой-то истории, достоверной либо выдуманной. Почему же мы стремимся к переживаниям, вызванным нереальными вещами, и наслаждаемся этими переживаниями? Этот вопрос известен как «парадокс вымысла». Его можно передать так:

1) Только то, в реальность чего мы верим, может вызывать у нас эмоциональную реакцию.

2) Мы не верим, что художественный вымысел реален.

3) Художественный вымысел вызывает у нас эмоциональную реакцию.[146]

Согласно первому утверждению, у меня не должно возникнуть эмоциональной реакции на рассказанную вами историю, если я заранее знаю, что она вымышлена («То, что я расскажу, — неправда, — сказали бы вы, а затем продолжили: — У меня есть хороший друг, который так обезумел от любви, что бросился под поезд».) С теоретической и практической точек зрения у меня нет причин беспокоиться о вашем друге и эмоционально реагировать на вашу историю. Однако вымышленные и неправдивые истории постоянно вызывают у нас эмоциональную реакцию.

Предпринимается множество попыток объяснить эту реакцию. Объяснения даются разные, начиная от «сознательного подавления неверия» (впервые предложенного Сэмюэлем Тейлором Колриджем[147]) и заканчивая утверждением, что эмоциональный отклик вызывает сопереживание героям.[148] Так как ни одно из этих объяснений не кажется мне убедительным, я предлагаю свое: наше сопереживание вымышленным героям в первую очередь связано с подачей истории, а не с различием между подлинной и искусственной реальностью или с «сознательным подавлением неверия». Не важно, говорим ли мы о виртуальной реальности «Шоу Трумэна» или об искусственном мире «Матрицы», сопереживать зрителя заставляет история.

Часть проблемы заключается в том, что мы не верим в реальность истории. Это ключевое утверждение парадокса. Приняв красную таблетку, Нео не мог поверить в то, что увидел, до тех пор, пока происходящее не начало обретать для него смысл. Но даже после этого некоторые стороны новой реальности казались ему сомнительными. Таким образом, наши убеждения о том, что реально, а что нет, не определяют то, насколько сильно история воздействует на нас психологически и эмоционально. После того как технологии сделали fiction таким правдоподобным, каким он является сейчас, ни то ни другое убеждение не может служить показателем оправданности или истинности эмоций. Если забыть о «Ведьме из Блэр», мы верим, что происходящее на экране нереально и на самом деле не имело места. Однако развитие технологий, особенно появление фильмов в формате IMAX,[149] сильнее воздействующих на наши чувства, чем технологии, использованные в традиционных фильмах, а также знаменитые спецэффекты «Матрицы» заставляют нас следить за происходящим на экране не так, как если бы мы просто знали, что все увиденное нереально. Дело не в том, что мы не верим в реальность происходящего, а в том, как рассказана история (а также в спецэффектах, влияющих на правдоподобность истории).

Некоторые новые технологии даже могут размыть или вовсе стереть грань между реальным и вымышленным мирами. Сложно сказать, способны ли мы перемещаться в вымышленные миры, наподобие того как Нео входит в Матрицу. Ему неоднократно говорят, что «невозможно объяснить, что такое Матрица. Тебе придется увидеть ее самому». Чтобы выяснить, что это за мир, Нео вынужден выбрать красную таблетку. Так и я никогда не испытаю одинаково сильных чувств, слушая чужой отзыв о фильме или романе и смотря или читая его самостоятельно. Возможно ли, что мы как зрители имеем такой же доступ к вымышленным мирам, какой имел Нео, находясь в «пустыне реальности»? Кендалл Уолтон говорит о возможности того, что наши психологические переживания, связанные с художественным вымыслом, похожи на физическую реакцию детей, играющих в имитационные игры.[150] Однако это должно означать, что мы можем входить в мир художественного вымысла так же, как Нео входит в Матрицу. Хотя физически мы остаемся в обыденном мире, возможность объяснения эмоционального эффекта тем, что с познавательной точки зрения мы приобретаем такой же опыт, освобождает нас от необходимости отвечать на вопрос, почему то, что не кажется нам реальным, вызывает у нас эмоциональную реакцию. То есть если опыты одинаковы с познавательной точки зрения, «вера в реальность» и различие между реальным и нереальным становятся не только нечеткими, но и вовсе незаметными.

Не поймите меня неправильно. Нам необязательно верить в происходящее в фильме, чтобы он произвел на нас впечатление. В сущности, адекватная эмоциональная (эстетическая) реакция подразумевает, что мы не должны верить в происходящее. Это особенно справедливо в отношении трагедии и хоррора.[151] Обычно нас не занимают чужие трагические судьбы, мы не получаем удовольствия, наблюдая за преследованием, травлей или убийством людей. Однако эти вещи зачастую привлекают нас в художественном вымысле, но удовольствие от них мы получаем только тогда, когда не верим в их реальность. Мы наслаждаемся боем Нео и Морфеуса, когда Нео посредством компьютерной программы обучился нескольким боевым единоборствам, только потому, что знаем: ни один из них не пострадает. Наш интерес усиливается из-за спецэффектов, использованных в «Матрице», так как мы можем со стороны наблюдать замедление и даже остановку времени. Зная, что такого не может быть или что это, по меньшей мере, не является частью нашего опыта, мы все же эмоционально реагируем на происходящее в фильме. (Недавно возникший жанр вуайеристского телевизионного шоу, примерами которого являются Survivor, Real World и Big Brother, расширил рамки этой ситуации. Мы даже можем дойти до такого состояния, когда для получения эстетического удовольствия нам необходимо будет знать, что все происходящее реально.)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Почему?

Из книги Русская трагедия автора Зиновьев Александр Александрович

Почему? Почему же это произошло? Ведь не было из ряда вон выходящих природных катастроф. Не было больших «горячих» войн. Советский Союз был второй сверхдержавой планеты. Был довольно высокий жизненный уровень сравнительно с большинством стран планеты. И он был


ПОЧЕМУ Я СТАЛ СИМВОЛИСТОМ И ПОЧЕМУ Я НЕ ПЕРЕСТАЛ ИМ БЫТЬ ВО ВСЕХ ФАЗАХ МОЕГО ИДЕЙНОГО И ХУДОЖЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Из книги Проблема культуры (сборник очерков и статей) автора Белый Андрей

ПОЧЕМУ Я СТАЛ СИМВОЛИСТОМ И ПОЧЕМУ Я НЕ ПЕРЕСТАЛ ИМ БЫТЬ ВО ВСЕХ ФАЗАХ МОЕГО ИДЕЙНОГО И ХУДОЖЕСТВЕННОГО


Домысел и вымысел

Из книги Вторая древнейшая. Беседы о журналистике автора Аграновский Валерий Абрамович

Домысел и вымысел Однако разговор о мере вымысла в документальной прозе не лишен основания. Проблема вымысла, но уже не как критерия жанра, а как инструмента для познания и осмысления действительности, сегодня встает еще острее, нежели прежде.В самом деле, без авторского


Еврейские погромы в России: правда и вымысел*

Из книги Битва за Россию автора Платонов Олег Анатольевич

Еврейские погромы в России: правда и вымысел* [* Выступление на научно-практической конференции «Россия после октября 1993» в Союзе писателей России, декабрь 1993 г.]Два месяца назад на наших глазах произошло убийство более 1500 защитников Белого дома. Это был настоящий русский


Почему бы и нет?

Из книги Литературная Газета 6284 ( № 29 2010) автора Литературная Газета

Почему бы и нет? Литература Почему бы и нет? ОБЪЕКТИВ Борис Тух. Крутые мужчины и кровожадные женщины. Кто есть кто в русском детективе? – Таллин: Издательство «КПД», 2009. – 312?с. Много нынче всяких исследований. Одно из них коснулось лично меня. Утверждалось, что после 55?лет


Почему бы и нет?

Из книги Литературная Газета 6285 ( № 30 2010) автора Литературная Газета

Почему бы и нет? Литература Почему бы и нет? ОБЪЕКТИВ Борис Тух. Крутые мужчины и кровожадные женщины. Кто есть кто в русском детективе? – Таллин: Издательство «КПД», 2009. – 312?с. Много нынче всяких исследований. Одно из них коснулось лично меня. Утверждалось, что после 55?лет


Что волнует комиссара по правам человека

Из книги Литературная Газета 6300 ( № 45 2010) автора Литературная Газета

Что волнует комиссара по правам человека События и мнения Что волнует комиссара по правам человека ПЛАНЕТАРИЙ С комиссаром по правам человека Совета Европы Томасом Хаммарбергом я встретился в Страсбурге, в здании Парламентской ассамблеи, где расположен его офис.


Почему всё не так?

Из книги Литературная Газета 6401 ( № 4 2013) автора Литературная Газета

Почему всё не так? Почему всё не так? А ВЫ СМОТРЕЛИ? televed@mail.ru Владимир Высоцкий - пожалуй, единственный герой советской культуры, чьи дни рождения и смерти ежегодно становятся событиями первого класса и для телевидения, и для Рунета, и для музыкальной индустрии. Его


Правда и вымысел

Из книги Литературная Газета 6429 ( № 36 2013) автора Литературная Газета

Правда и вымысел Александр Проханов. Время золотое: Роман. - М.: Центрполиграф, 2013. – 383 с. – 3000 экз. "Центрполиграф" понемногу перетягивает на себя лоскутное одеяло бестселлеров. Новый роман Александра Проханова «Время золотое» – его первая публикация в этом


Документальный вымысел

Из книги Газета Завтра 16 (1065 2014) автора Завтра Газета

Документальный вымысел Алексей Касмынин 17 апреля 2014 0 Общество Музей Москвы предлагает пережить герменевтический опыт Новая выставка в Музее Москвы под названием "Гоголь. Рим. Из третьего в первый" весьма проста. Её сущность хорошо описывает первый абзац пресс-релиза.


Ты, мой «Сапсан», вперёд лети! О том, почему в России ничего нельзя менять, и о том, почему Чехов для нас важнее Пушкина

Из книги Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой автора Губин Дмитрий

Ты, мой «Сапсан», вперёд лети! О том, почему в России ничего нельзя менять, и о том, почему Чехов для нас важнее Пушкина http://www.podst.ru/posts/4218/На днях что-то вновь стряслось со скоростным поездом «Сапсан», который пролетает 650 километров между Питером и Москвой за три с половиной


Поиск идеи в темной комнате О том, почему любая нация состоит на 90 % из пластилина и о том, почему национальная идея – это способ удержаться у власти тех, кто власть захватил

Из книги 200 таинственных и загадочных мест планеты автора Костина-Кассанелли Наталия Николаевна

Поиск идеи в темной комнате О том, почему любая нация состоит на 90 % из пластилина и о том, почему национальная идея – это способ удержаться у власти тех, кто власть захватил http://www.podst.ru/posts/5672/Американский экономист Джон Най недавно проиллюстрировал, как национальный


Пещера скелетов Правда или вымысел?

Из книги Броня из облака автора Мелихов Александр Мотельевич

Пещера скелетов Правда или вымысел? В непроходимых тропических джунглях Таиланда есть место, окутанное плотным покровом тайны: это так называемая Пещера скелетов. Открыта пещера была лишь в конце ХХ в., но сегодня уже нет никаких сомнений в том, что использовалась она для


Почему мы себя убиваем, или Почему мы еще живы?

Из книги Картонки Минервы [сборник] автора Эко Умберто

Почему мы себя убиваем, или Почему мы еще живы? Основной вопрос философии Альбер Камю формулирует так: стоит ли жизнь того, чтобы ее прожить? Однако лично передо мной этот вопрос во всей его грандиозной наготе еще лет сорок назад поставил Лев Толстой: в чем заключается


Почему?

Из книги автора

Почему? Почему бананы растут на деревьях? Потому что, если бы они росли прямо на земле, их бы сжирали крокодилы. Почему ртуть зовется ртутью, а не ураном? Потому что иначе уран звался бы Амордидио Брамбилла и над ним бы все смеялись. Почему лыжи скользят по снегу?