ПОДЗАТЫЛЬНИК КАК ДВИЖУЩАЯ СИЛА ПРОГРЕССА

ПОДЗАТЫЛЬНИК КАК ДВИЖУЩАЯ СИЛА ПРОГРЕССА

Я пишу этот комментарий весной 1997 года, не загадывая, что будет к лету или осени. Североатлантический союз движется к российским границам и в ответ на наши протесты вежливо отвечает, что вопрос «уже решен» и обсуждению не подлежит. Попытки же России воссоединиться с Белоруссией и не дать сомкнуться на евразийской шее «черноморско-балтийскому» ошейнику вызывают яростное сопротивление уже с другого боку: со стороны московских и минских либералов. Может, ко времени, когда мой комментарий попадет к читателям, НАТО развернется и потопает обратно к Атлантике? Или нравы либералов переменятся? Сомнительно. Долгодействующие факторы, крепкие нравы…

Поэтому две статьи, которые мне хочется откомментировать, — статьи, появившиеся весной в одном и том же выпуске «Московских новостей» (№ 14), вряд ли постареют.

Автор одной из них — Станислав Шушкевич. Профессор, как он скромно подписался в газете. Мы однако помним, что этот профессор в тройке беловежских богатырей сокрушил Российскую империю в самом лютом ее, советском варианте.

Автор другой статьи — Джульетто Кьеза, шеф-корреспондент московского бюро итальянской газеты «Ла Стампа». Советского Союза он не сокрушал, но законы его существования выучил хорошо. Еще лучше выучил законы существования Североатлантического союза. Чем в данном случае и интересен.

Первое слово — профессору.

«Я удивляюсь, сколь аморальны многие российские демократы или, точнее, бывшие демократы, позиция которых абсолютно откровенна — допустим, там все провалится, в этой Белоруссии, пусть там будет какой угодно президент, пусть добьют экономику, пусть выбросят конституцию и глушат дубинками несогласных, лишь бы не ушла от нас, как Украина. Имперщина крепко засела в мозгах российских политиков самого разного толка, хотя, на мой взгляд, это не отвечает мироощущению самого российского народа — он уже избавился от имперского комплекса. Нынешняя позиция Москвы рано или поздно приведет к тому, что Белоруссия действительно пойдет своим путем…»

Я, по терминологии профессора, — типичный аморальный российский демократ, или, если угодно, бывший демократ. Моя позиция абсолютно откровенна. Союз России и Белоруссии — ценность настолько важная, фундаментальная, геополитически незаменимая и духовно-живительная для обоих наших государств и народов, что никакие «президенты», «конституции» и даже «дубинки» ее в моем сознании не перевесят. Это просто несравнимые уровни: общее культурно-историческое пространство, сложившееся на протяжении тысячи лет, — и комбинации политиков, иной раз не видящих дальше своего кресла.

Разумеется, я исхожу из того ощущения и убеждения, что этого союза хотят, извиняюсь за высокопарность, «народы». И, разумеется, если Белоруссия действительно захочет пойти «своим путем», — пусть идет. Как Украина. Только понять бы, КТО этого хочет. Белорусы? Или этого хочет профессор, который считает, что «результаты референдума, проведенного в течение трех недель специально назначенными Лукашенко людьми, — это государственная ложь», и который «располагает иными данными нефальсифицированными»? Я, конечно, не могу проверить, чьи данные лучше отражают мнение белорусов, но когда я вижу на экране телевизора людей, орущих на минских улицах «Долой Луку-урода!» (и показывают их московские телеведущие, надеющиеся пробудить во мне солидарность с орущими), я думаю: это что, и есть демократия? В нашей истории похожие демократы ходили по улицам и орали весь 1917 год; какая из этого крика вышла «конституция», известно.

Но я, кажется, вторгаюсь во внутренние дела другого государства. Боже упаси. Профессор же ясно говорит: Белоруссия — одно, а Россия — другое. И даже так: Белоруссия без России проживет.

«Это миф, что Белоруссии без России не выжить. Придется отказаться от комплекса промышленного гиганта, чтобы вписаться в европейскую структуру разделения труда, переключившись на развитие сферы услуг, разумное использование своей земли — а по ее запасам на душу населения мы впятеро богаче немцев».

Лучше бы сказать: не по «запасам земли» на душу населения белорусы «богаче немцев», — а населения у белорусов меньше, чем должно быть и чем могло бы быть по «запасам земли». Может быть, профессор помнит, почему это произошло с белорусами, какая судьба была им уготована в немецком рейхе и кто истребил в Белоруссии каждого четвертого? Может, профессор также припомнит, какую роль в той драме сыграла наша русская имперщина?

Впрочем, недавно я услышал от одного человека (не от белоруса, правда, — от жителя Украины), что, мол, это провокация Москвы привела к тому, что немцы сожгли Хатынь и перебили жителей; немцы всего только ответили на партизанскую войну, которую белорусам навязали русские.

Интересно, с этим профессор тоже согласится? Не исключено. Для него что немецкая оккупация, что российская интеграция… Оккупация даже легче: «Пережившим оккупацию интеграция не страшна». «Переживут». То есть, проживут без России.

Каким образом?

А впишутся в «европейскую структуру разделения труда». То есть в «сферу услуг».

Ну, что ж, арийское нашествие это именно и имело целью: переключить славян и прочих недочеловеков на «сферу услуг». Еще бы их и теперь не переключить, когда сами напрашиваются. Среди наших «российских демократов» даже и такое мнение ходит, что Гитлер, пофарти ему включить нас в сферу таких «услуг», накормил бы нас, дураков, баварской колбасой.

Накормил бы. Тех, кого в живых оставил. Боюсь только, что уважаемый профессор вряд ли попал бы в их число. А если и попал бы, то вряд ли смог бы заняться наукой и политикой. Скорее всего он и в школу бы не успел пойти, а вылетел бы в трубу крематория. Как вылетел бы и я, его ровесник.

Теперь насчет «мироощущения самого российского народа», который, по имеющимся у профессора данным, «уже избавился от имперского комплекса». Поскольку референдума на этот счет у нас не было, да профессор референдумам и не доверяет, — обопрусь на две такие эфемерности, как логика и интуиция.

Имперщина, уважаемый профессор, это не объединение «по национальному признаку», как пишете вы, уличая авторов российско-белорусского проекта в том, что они намерены строить «славянское государство». То, что оно славянское, это частичная данность, это лишь окраска, и делать из нее цель — значит профанировать сверхзадачу. Логика империи — не национальная, а сверхнациональная, геополитическая. И в данном случае — не славянская, а славяно-тюркская. Евразийская. Продиктованная не национальными амбициями, сколько бы о них ни орали на улицах, а мировым раскладом сил. Точно так же, как мировым раскладом сил был продиктован Европейский Союз, в котором французам пришлось смириться с нарастающей гегемонией немцев (что будет в наступившем веке, легко экстраполировать). Точно так же, как раскладом сил было продиктовано то, что англичане и американцы сцепили мост над океаном прежде всего в противовес немцам, а когда с океана пришлось сойти на Евразийский континент, а справиться с гигантской сухопутной немецкой армией оказалось не по силам, — втянули в драку и Россию, то есть СССР, то есть наших с вами отцов.

Еще чудом из той драки выскользнули пиренейские «метрополии» и не запылала Латинская Америка. А то ведь начинался-то ХХ век у них там, на Западе, помните, с какой войны? С испано-американской. Но это я к слову, вернее, к тому «делу», какое может случиться в непредставимом будущем: бывает, что история оставляет такие клеммы «про запас», и если вдруг замкнет…

Так вот я и спрашиваю: по логике вещей какие «комплексы» должен сохранять «российский народ», периодически втягиваемый в глобальные драки?

Профессор может ответить, что мои опасения недоказуемы. То есть все эти расклады (в том числе и на грядущий век — исходя из опыта века уходящего) — не более, чем разгул интуиции и ничем подтверждены быть не могут.

Правильно, чистейшая интуиция. И подтверждается — интуицией же человека, видящего реальность «с того берега».

Джульетто Кьеза. Статья называется «Экспансия „империи Добра“». Уловили игру слов? «Империя Добра» — это то, что противостояло и противостоит «Империи Зла». А империя Зла — это мы с вами, читатель. Это та самая империя, которой панически боится минский профессор, ее в Беловежье сокрушивший.

Итак, сокрушили они Империю Зла, после чего Империя Добра, то есть Организация Северо-Атлантического Договора из «оборонительной» вдруг превратилась в наступательную и двинулась к границам России.

— Как же так? — спрашивает Джульетто Кьеза, мысленно ставя себя на место российских «имперских демократов» (и рассуждая, между прочим, с точки зрения «нормальных человеческих ценностей», столь излюбленных минским профессором). — Разве Запад не обещал принять Россию в свои объятья как часть цивилизованного мира? Разве Россия не исполнила то, что от нее требовалось? Разве она не позволила разрушить берлинскую стену, не ушла из Центральной Европы, не отпустила на все четыре стороны республики, стонавшие под ее «невыносимым гнетом»? Разве она не растоптала Сталина, не вознесла Ельцина, не отменила социализм, не отпустила цены, не обуздала инфляцию, не последовала рекомендациям Международного валютного фонда? Разве она не ввела такую свободу слова и жеста, что на экранах домашних телевизоров обзывают президента уродом — и ничего? Она же все это сделала за что же вы ее обкладываете?

А это в цивилизованном мире — в порядке вещей, объясняет Кьеза…

«Да что мне Кьеза? — может ответить профессор Шушкевич. — У меня своя точка зрения».

Правильно. Я и не навязываю. Я сопоставляю. И читателя призываю всего лишь сопоставить тексты. Текст минского профессора о том, как он будет вписываться в «европейскую структуру». И текст итальянского эксперта о том, какова эта структура.

«Все вокруг вам улыбаются, все клянутся в дружбе и заверяют, что думают только о вашем благополучии. Но стоит вам отвернуться, как вы тут же получаете подзатыльник».

Тут наши бывшие братья скажут: а поделом! Кому подзатыльники-то достаются? «Империи Зла»! Кто их раздает? «Империя Добра»!

— Но Добро, которое тоже представляет собой империю, очень придирчиво. Оно, как гольф-клуб, предназначено только для элиты. Оно само решает, кого принимать, а кого нет. И у него есть интересы, которые надо защищать. Что Добро и делает с максимальной решительностью, несмотря на то, что ему больше не угрожает никакая «империя Зла».

Вы понимаете, что это значит? Им же совершенно неважно, какая Россия: царская, большевистская, реформаторская; Ельцин там во главе, Горбачев, Брежнев или Сталин; какая там команда оседлала Кремль: минская, днепропетровская, уральская или питерская, — они все равно считают нас варварами и будут обкладывать, как дикого медведя.

Что прикажете делать, если обкладывают? Если малейшая попытка прорвать кольцо облавы вызывает вопли о том, что русские восстанавливают империю? Если наши демократы, настоящие и бывшие, ничего так не боятся, как того, что призрак коммунизма очередной раз забредет к нам из Европы… впрочем, на сей раз про Европу они помалкивают.

Позвольте же очередной раз побеседовать с призраком.

Представьте себе полную реставрацию Советского Союза… ну, в порядке бреда. Предположим, что все четырнадцать отделившихся государств (или там больше — с Чечней) вдруг захотят восстановить империю и — по готовым меркам — сошьют все это заново: ЦК КПСС, СССР, СЭВ и т. д. Вы думаете, что получится прежнее государство?

Да никогда! «Человеческий материал» — совершенно другой. Ситуация другая. Наполнение слов совершенно другое. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку.

Разве что воспроизвести клонированием мир столетней давности.

Вот в этом фантастическом случае — империя и восстанет в старом виде. Если нас начнут стирать с лица земли. Как в 1941-м.

Возможно ли такое?

Не знаю. От многого зависит. От расклада сил. От комбинации миров в ХХI веке. Вот мир тюрко-исламский. Вот мир европейский, то есть в потенции — германоцентристский. И между ними — мы, Россия. Тысячу лет росшая меж этими берегами. И жерновами. Мост. И — спасение от жерновов.

Если продолжится жизнь мирная, — это же самое западно-восточное средостение и будет держать нас с обоих концов, питая «загадочную» русскую всеотзывчивость, духовную скрепу Евразии.

Если же будут обкладывать, душить, рвать на части, — то кто возглавит «имперщину», не так уж важно: белорус Лукашенко, грузин Джугашвили, еврей Бронштейн или татарин Чет; кто жестче, тот и возглавит, лишь бы отбиться.

Отобьемся — и спасенные дети опять проклянут «тоталитаризм», «социализм», «имперщину».

А не отобьемся — затравят, затопчут медведя; тогда лисы и зайчики найдут себе ниши в новой «сфере услуг» и скажут: вовремя мы разбежались.

Одного подзатыльника и хватило — все поняли.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Гримасы прогресса

Из книги Глобальный человейник автора Зиновьев Александр Александрович

Гримасы прогресса Поскольку женщины-западоиды утратили способность быть не то что хорошими, а хотя бы терпимыми женами, возникла тенденция у западоидов-мужчин жениться на женщинах-незападоидах, причем как можно отдаленных в отношении образования, культуры и


Гримасы прогресса

Из книги Коммунизм как реальность автора Зиновьев Александр Александрович

Гримасы прогресса Уже в конце XX века область медицины, занимающаяся заменой различных органов человеческого тела, добилась выдающихся успехов, приобрела высочайший социальный статус и стала превращаться в одну из самых могущественных сфер бизнеса. В последующие годы


Гримасы прогресса

Из книги Армагеддон завтра: учебник для желающих выжить автора Калюжный Дмитрий Витальевич

Гримасы прогресса Я побывал в районе трущоб. Был в Чистилище. Был в Подземном Западе, где обитают бездомные. Но только теперь я узнал, что в БЗ есть место еще страшнее. Это район стариков. Его так и называют Старый Запад. Поехать туда мне предложил Сем. У него там живет


Источники прогресса

Из книги Армагеддон завтра (учебник для желающих выжить) автора Калюжный Дмитрий Витальевич

Источники прогресса Хотя в коммунистическом обществе и действует сильная тенденция к застою, было бы грубой ошибкой отвергать способность этого общества к некоторому прогрессу. Я имею здесь в виду не какие-то существенные изменения в социальной структуре и в принципах


Дом: деградация от прогресса

Из книги Газета Завтра 277 (12 1999) автора Завтра Газета

Дом: деградация от прогресса Ожидая катастрофическое разрешение тянущегося уже давно всемирного эколого-социального кризиса, не надо забывать, что, помимо «магистрального» пути развития (полной гибели) и «дополнительного» к нему (возврат в пещеры), есть и третий путь. Он


Дом: деградация от прогресса

Из книги Викиликс. Компромат на Россию автора Автор неизвестен

Дом: деградация от прогресса В ожидании катастрофического разрешения тянущегося уже давно всемирного эколого-социального кризиса надо понять, что помимо «магистрального» пути развития (полной гибели) и «дополнительного» к нему (возврат в пещеры), есть и третий путь. Он


Олег Бородкин ПОДЗАТЫЛЬНИК

Из книги Земство (апрель 2008) автора Русская жизнь журнал

Олег Бородкин ПОДЗАТЫЛЬНИК выпитое пару часов назад и в землю ушедшее пиво. ложная беременность соседской суки, повторяющаяся ежегодно. скученность населения больших городов, а также квартирная теснота, от которой всю жизнь нет спасенья. весьма


Светлана Медведева: движущая сила семьи

Из книги Мир через полвека автора Сахаров Андрей Дмитриевич

Светлана Медведева: движущая сила семьи Американские дипломаты пытаются приподнять ту завесу таинственности, за которой скрывается Светлана Медведева. Первая леди России смотрится несколько выигрышней своей предшественницы, Людмилы Путиной. Медведева появляется


Движущая сила прогресса, или русское счастье

Из книги Мировая революция 2.0 автора Калашников Максим

Движущая сила прогресса, или русское счастье - Вот как писатель Глеб Успенский прокомментировал заметку о бедном земском учителе в «Русских ведомостях» того же года: эка невидаль - 13 рублей! По всей стране земским учителям мало платят, что уж тут убиваться. Не из-за


Неизбежность прогресса

Из книги Око тайфуна автора Переслегин Сергей Борисович

Неизбежность прогресса Мне кажется неизбежным продолжение и развитие основных существующих сейчас тенденций научно-технического прогресса. Я не считаю это трагичным по своим последствиям, несмотря на то что мне не совсем чужды опасения тех мыслителей, которые


Сила бесплотная — сила умственного порабощения

Из книги Тревога и надежда [2-е изд.] автора Сахаров Андрей Дмитриевич

Сила бесплотная — сила умственного порабощения Сила нашего врага состоит не только в том, что его окружают «мешки», лишенные чести и совести. Нет, дело серьезнее: он умственно поработил большинство. Ему чаще всего не нужно принуждать миллиарды людей, отдавая прямые


Парадокс прогресса

Из книги Собрание сочинений. Тревога и надежда (статьи, письма, выступления, интервью). Том 1. 1958—1986 автора Сахаров Андрей Дмитриевич

Парадокс прогресса Действие «Пути обмана» происходит в двух различных эпохах.В одной существуют Дастест, Пафликэн, Дианея и происходят все события текста. В другой живет заблудившаяся «гостья из будущего», ставшая повелительницей варварского военно-паразитического


Неизбежность прогресса

Из книги Последний космический шанс автора Первушин Антон Иванович

Неизбежность прогресса Мне кажется неизбежным продолжение и развитие основных существующих сейчас тенденций научно-технического прогресса. Я не считаю это трагичным по своим последствиям, несмотря на то что мне не совсем чужды опасения тех мыслителей, которые


Неизбежность прогресса

Из книги Многоликая коррупция. Выявление уязвимых мест на уровне секторов экономики и государственного управления автора Прадхана Санджай

Неизбежность прогресса Мне кажется неизбежным продолжение и развитие основных существующих сейчас тенденций научно-технического прогресса. Я не считаю это трагичным по своим последствиям, несмотря на то что мне не совсем чужды опасения тех мыслителей, которые


7.4. Вертикаль прогресса

Из книги автора

7.4. Вертикаль прогресса Чтобы вас развлечь, расскажу небольшую историю из жизни. Однажды я возвращался из Москвы в Санкт-Петербург перед «длинными» выходными. Придя в полночь на Ленинградский вокзал, я обнаружил, что он забит пассажирами почти полностью. Дополнительные


Оценка прогресса

Из книги автора

Оценка прогресса Вклад в успешную реализацию мер по борьбе с отмыванием денег вполне можно охарактеризовать и измерить. Это позволяет установить пороги адекватности и неадекватности и оценить ситуацию в любой стране. Вслед за этим можно осуществлять мониторинг