III. Однажды

III. Однажды

Музыка на пластинке обрывается, «споткнувшись» о царапину. Человек в инвалидной коляске протягивает руку и наводит порядок. Сумасшедшие бывают пунктуальны как никто, а этот помешан на своей ненаглядной мелодии. В общей сложности в этой комнате в день бывает дай бог десять минут тишины.

Одно движение и вот хрипловатый, с легким акцентом голос задорно выводит по-испански:

— Адьез, мадрисита!

Навеки мое сердце разбито…

Пластинка скрипит, пластинка сипит, совсем этот ее заездил.

— Давай я тебе скачаю песняк в mp3? — предлагает хорошенькая санитарка, не надеясь на ответ. — Не качество, а кошмар!

Она все еще девочка-Весна, но уже не Март, а ближе к Маю — расцвела, похорошела еще больше. Скоро станет Летом и упорхнет: негоже таким красоткам носить утки в психбольнице. Им место на подиуме или куда там еще стремятся нынче девочки.

Этот, пациент без имени, качает головой. Девочка-Весна знает, что он совсем ничего не соображает и качания-кивки не являются ответом ей. И так же ясно, что патефон свой этот отдаст только вместе с жизнью. Смешной такой. Милый. Хоть и псих.

Задорная мелодия «Рио-Риты»» незамысловатые слова. Медсестричке нравится эта песенка, она часто под нее танцует. И не раздражает ничуть! Наоборот, она к ней привязалась. И к пациенту странному привязалась— почему-то. Он хуже собаки — совсем не понимает ее слов, даже «Фу!» и «На!», но девочке все равно нравится с ним разговаривать. Он хотя бы слушает ее — в отличие от начальства и родителей! Это смешно, но… ей с ним спокойно. Словно, пока этот сидит здесь, пока хрипит пластинка, все будет хорошо.

25 марта 1808 года

Жаркая Пуэрто-дель-Соль в самом центре Мадрида. Ворота Солнца, солнцем щедро залитые — все, как положено.

Пританцовывая, Мария вышагивает по площади.

На нее оглядываются — Мария хороша. Лукавые черные глаза, тонкие щиколотки.

Какой-то гири-французишка улыбается ей и машет рукой, крича что-то веселое.

Она строит глазки в ответ.

Когда ты красива, сложно забыть об этом, даже если внимание посторонних мужчин не нужно тебе даром. Если дома ждет любимый муж и счастье, счастье, счастье.

Жаркий полдень. Впереди — только хорошее… Крак! Внезапно все чернеет, мир опрокидывается, Мария летит куда-то в пустоту и ничего не разобрать… Треск.

Все кончено.

Однажды

— Все кончено! Достало!..

Сердитая медсестра швыряет пластинку в сторону. Месяц назад ее любимый ушел. Он много раз уходил — «подумать», «разобраться в себе», «отдохнуть», но теперь сказал, что «насовсем». Ей больно, как же ей больно. Сердце рвет пополам, голову раздирает изнутри на сто частей. Она держалась, она долго держалась — на транквилизаторах и силе воли, но всему приходит конец. Вчера она напросилась встретиться, думала, все вернуть… умоляла… и тут у него зазвонил сотовый. Мелодия — задорная «Рио-Рита». По его улыбке — нежной, счастливо глупой, какой женщина не видела уже много лет, стало ясно: звонит соперница. Разлучница… Решение умереть принять было легко: шприц уже ждет своего часа в кармане. Конечно, она не хотела связываться перед смертью с каким-то психом. Думала, зайти в пустой кабинет и сделать все красиво, достойно… Банально сорвалась. Испанские ритмы, расплескиваемые в воздухе старым патефоном, пробили хрупкую оборону, сдернули крышу. Нет, не имеет права звучать эта задорная мелодия сейчас, когда кто-то в шаге от смерти. Никто на свете не имеет права быть счастлив. Она ненавидит этого пациента, эту мелодию, эту сволочную сопливую санитарку. Ишь, танцует она! Все на свете с достается хорошеньким! Суки неразборчивые, они готовы под психа лечь, но всегда будут с мужиком! Всегда!

Медсестра швыряет об стену девочку-Весну, а вслед ей — пластинку. В комнате наступает пугающая тишина, которой эта палата не слышала много лет.

Нет, не полегчало.

Женщина заносит каблук над пластинкой, чтобы раздавить ее как мерзкую гусеницу в детстве. Как далекую недоступную соперницу… И сильно удивляется, когда каблук впечатывается в дощатый пол.

Пластинка — в руках этого, пациента без имени, просидевшего сиднем в кресле черт знает сколько лет. Когда она пришла и клинику пять лет назад, он здесь уже сидел… А что раньше было — ни у кого не спросишь, персонал в больничке отчего-то часто меняется.

— Я знала, что ты придуриваешься! — с ненавистью говорит медсестра этому. — Никакой ты не паралитик. Что тебе надо от меня, сволочь?

С неженской силой она бросается на «инвалида» и вырываем у него пластинку. Тот от неожиданности выпускает, но вскоре завладевает ею вновь. Медсестра не согласна терпеть поражение…

Девочка-Весна приходит в себя после удара о стену и с ужасом наблюдает, как паралитик и всегда аккуратная медсестра возятся на пропахшем хлоркой полу. Ей страшно.

Конечно, пациент сильней.

Ему ничего не стоит отобрать пластинку вновь, посмотреть насмешливо, твердо: «Не влезай, дамочка. Убьет». Взгляд жесткий, опасный.

Мужчину бы остановил один только этот взгляд. Но не женщину на грани отчаяния. Она не даст одержать над собой власть еще и этому! В тот момент, когда странный пациент берется за ручку патефона, медсестра выхватывает из кармана шприц, срывает колпачок и делает укол. Так этому и надо, никакой он не больной, обычный лжец! Все мужики — притворщики, лгуны, сволочи!

Пластинка падает из руки пациента.

Визжащая женщина, бьет, бьет, бьет ее каблуком и чувствует: отпустило. Отпустило.

Мужчина, оседая, успевает нажать кнопку на своем странном браслете.

Через мгновение в палату влетают главврач и охрана. Хлопают двери, бывшего обитателя палаты уносят, накрыв простыней — он мертв. Не сопротивляющуюся, непрерывно хохочущую медсестру уводят еще до того.

Девочка-Весна, спрятавшаяся под кроватью, видит, как главврач собирает осколки пластинки. Выражение его глаз не передать. Боль. Ужас. Безысходность.

Неужели он такой меломан?

Наверное, просто пациента любил — как и она. А пластинка — как бы кусочек этого

На следующее утро, выйдя на работу, девочка слышит, как из знакомой палаты доносится:

— Адьез, мадрисита!

Навеки мое сердце разбито…

Уф! Обошлось. Врачи все преувеличили!

Этот жив и все будет в порядке. Пластинка играет, а значит, он жив…

Девочка радостно отпирает железную дверь, врывается в комнату… На каталке у патефона сидит полноватый крепыш восточного вида. Бессмысленный тусклый взгляд, изо рта течет струйка слюны. На руке — странного вида браслет.

Другой человек. Другая пластинка. Та же — только мелодия. И струйка эта дурацкая… И браслет с тревожной кнопкой…

— Что ж это такое? — в сердцах говорит юная санитарка. — Выдают вам эти пластинки при поступлении, что ли?

Делает решительный шаг к патефону, в глазах новичка появляется осмысленное беспокойство.

— Не бойся, не трону я ее, — машет девочка рукой. Но пациент, похоже, и сам знает, что она — не тронет.

Оба-на! Вот так сюрприз. Подойдя ближе, санитарочка видит, что пластинка склеена. Та же, та же пластинка! Все то же… Только человек другой.

— Познакомьтесь, Олечка, это наш новый пациент, — говорит главврач, неслышно появившийся за спиной. — Не выключайте только пластику, ему так спокойнее. Она хорошо на сложных пациентов действует. Ну, вы знаете. Вы зайдите ко мне потом, кажется, нам пора поговорить.

— Знаю… знаю. Скажите, а как звали этого... того?

— Я и сам не знал. Не положено. — Главврач выходит из палаты.

— Чертовщина какая-то, — бормочет Олечка. — Дурдом.

Но ощущение, что все в порядке, все равно не покидает девушку. Сердце щемит и все равно все в порядке.

Как надо.

В это же время

Смотрительница крохотного лондонского музейчика, всю смену напролет вяжущая шарф очередному внуку, сдает пост коллеге — веселой старушке, ненавидящей вязание. Ненавидящей, но остервенело создающей одну уродливую вещицу за другой. А чем еще прикажете занять руки, когда глаза должны быть заняты одним — не терять из виду картину в зеленоватых тонах, скромно висящую в углу?

— Знаете, мне кажется, я уже видел вас с этой самой книгой месяц назад! Пишете по ней диплом? — обращается к симпатичной парижанке в очках не менее симпатичный юный парижанин. Учеба учебой, но так приятно встретить в читальном зале подобную симпатягу. И повод для разговора есть!

Шит! — бормочет про себя девушка. — Мерде. И ведь придется доложить об этом куратору. Как он был против того, что-бы на пост ставили меня. Говорил, буду вызывать слишком много внимания, что все равно рано или поздно придется меня менять… И ведь придется! Хотя какое-то время у меня есть: диплом — нормальный предлог. Только бы парень не полез смотреть, что это за книга…

В мадридском баре дымно.

— Каких только глупостей не пишут в газетах! — фыркает черноволосая девушка и объясняет подружке: — Мол, наша Земля — всего лишь искусственно созданный слепок другой Земли, существовавшей миллионы лет назад. А потом — погибшей. Типа земляне успели отправить нам артефакты, отвечающие за цикличность событий, и теперь мы точь-в-точь повторяем развитие той Земли… Те же этапы, те же люди рождаются, те же события с ними происходят. Один в один. Бред!

Мария Гомес Диас откладывает «Пайс», взятый у стопки, и закуривает. Мария не любит прессы: новости лучше передавать из уст в уста. Вот она, например, знает историю своей семьи аж с 1808 года — в какой газете такое прочитаешь? Мария на редкость красива… Черные глаза, тонкие щиколотки, нежная кожа легко пахнет оливками.

Над Мадридом ночь.

— Адьез, мадрисита!

Навеки мое сердце разбито… — мурлыкает девушка себе поднос. Шестнадцатилетняя Мария сама не знает, откуда взяла эту старую песенку.

Так, привязалась.

© Н. Федина, 2007

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

И вот однажды…

Из книги Проблема 2033 автора Пономаренко Валентин

И вот однажды… Новая, гораздо более эффективная форма угнетения большинства меньшинством возникла благодаря тому, что люди открыли одну из энергетических кладовых, приготовленных Природой: залежи каменного угля. Хотя каменный уголь применялся в Англии для обогрева


Послесловие. Однажды в XXI веке…

Из книги 12 тем. Маркетинг 21 века автора Грант Дж

Послесловие. Однажды в XXI веке… Привет! Добро пожаловать в нашу компанию. Мы рады, что она вас заинтересовала. Меня зовут Майа, что значит «духовная сущность». Из уважения к моему тезке, учителю дзэн-буддизма, жившему в XIII веке, я ношу изящные буддистские одежды, хотя, к


Однажды в баре

Из книги Сборник рассказов и повестей автора Лукин Евгений Юрьевич

Однажды в баре — Вот вы все больше про падших ангелов пишете…Произнесено это было с мягким упреком. Настроение у меня тут же испортилось. Я не пишу про падших ангелов. Стало быть, опять с кем-то перепутали…Вздохнув, я поставил на край стола высокую кружку со светлым и, что


Однажды во время войны

Из книги Литературная Газета 6298 ( № 43 2010) автора Литературная Газета

Однажды во время войны Они сражались за Родину Однажды во время войны КАМЕРА СМОТРИТ В МИР Документальный фильм «Союзники. Верой и правдой» режиссёр Сергей Зайцев снял к годовщине встречи на Эльбе. Идея создания фильма принадлежит генеральному продюсеру Александру


Мы живем лишь однажды

Из книги Потреблятство [Болезнь, угрожающая миру] автора Ванн Дэвид

Мы живем лишь однажды Иногда шок, который заставляет нас пересмотреть наши жизни, бывает гораздо ужаснее, чем потеря работы. Эви Макдоналд довелось это испытать. Смелая, жизнерадостная женщина, она рано определилась с тем, чего хочет в жизни. «Моей целью, — вспоминает


III. Однажды

Из книги Фантастика 2008 автора Каганов Леонид

III. Однажды Музыка на пластинке обрывается, «споткнувшись» о царапину. Человек в инвалидной коляске протягивает руку и наводит порядок. Сумасшедшие бывают пунктуальны как никто, а этот помешан на своей ненаглядной мелодии. В общей сложности в этой комнате в день бывает


КР ОДНАЖДЫ МЫ ЕХАЛИ В САБВЕЕ…

Из книги Речь без повода... или Колонки редактора автора Довлатов Сергей

КР ОДНАЖДЫ МЫ ЕХАЛИ В САБВЕЕ… Однажды мы ехали в сабвее. Я был с женой и дочкой. Сижу, читаю газету.На остановке ворвались молодые люди. А может, перешли из другого вагона. Человек пять. Один с гитарой, у другого — транзистор… Куртки, сникерсы…Это были нехорошие, дурно


ОДНАЖДЫ ВЕЧЕРОМ[30]

Из книги Стихи и эссе автора Оден Уистан Хью

ОДНАЖДЫ ВЕЧЕРОМ[30] Однажды вечером по Бристоль-стрит гуляя вволю, (толпа на тротуаре шевелилась, словно пшеница в поле), я к пристани спустился, там пел влюбленный под аркой железнодорожной: «Любовь бессмертна и бездонна. Я буду любить тебя, я буду любить тебя, пока Китай


Однажды весной в МГУ

Из книги Мифы о России. От Грозного до Путина. Мы глазами иностранцев автора Латса Александр

Однажды весной в МГУ Среди иностранцев, живущих в России, многие совсем не владеют русским языком или знают лишь несколько слов — и это особенно верно для французов. Даже те из них, которые учат язык, довольно плохо говорят по-русски. Причины весьма разнообразны. Во-первых,


Однажды в Карелии

Из книги Газета Завтра 459 (37 2002) автора Завтра Газета

Однажды в Карелии Во время моего первого приезда в Россию Евгения поступила стратегически очень правильно: она показала мне не только Москву. Мы пробыли несколько дней в столице, а потом отправились в Карелию и в Брянск к родственникам моей невесты.Мне очень хотелось


ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ

Из книги Взгляд из угла автора Лурье Самуил Аронович

ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ Юрий Нерсесов 9 сентября 2002 0 37(460) Date: 10-09-2002 Author: Юрий Нерсесов ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ Когда к власти в России пришли большевики, американская элита решила принять чрезвычайные меры, дабы не допустить ничего подобного на своей территории. Уже 16 мая 1918 года


21/8/2006 Однажды в жизни

Из книги Газета Завтра 477 (2 2003) автора Завтра Газета

21/8/2006 Однажды в жизни В столице родины и городе-герое - плюс двадцать шесть, и днем с огнем не встретишь двух молодых женщин, раздетых одинаково. Железы вздымаются в ракурсах всевозможных, лядвеи блещут, подмигивают пупки. Выше что-нибудь прозрачное, ниже что-нибудь


ОДНАЖДЫ В АВТОБУСЕ

Из книги Чтоб знали! Избранное (сборник) автора Армалинский Михаил

ОДНАЖДЫ В АВТОБУСЕ 14 января 2003 0 3(478) Date: 14-01-2002 Author: Андрей БОБЫЛЬКОВ ОДНАЖДЫ В АВТОБУСЕ Ехал я на одноместном сиденье, спиной к водителю. Напротив меня присела на освободившееся место молодая, светловолосая женщина с грудным ребенком. По тому, как она поправляла клапан


Однажды на оргии

Из книги 7 мифов о любви. Путешествие из страны разума в страну вашей души автора Джордж Майк

Однажды на оргии То А. N. Муж и жена решили заиметь ребёнка. Из-за этой задумки они перестали участвовать в оргиях – чтобы не было сомнения в отцовстве, чтобы не заразиться, чтобы не ставить себя перед опасностью увлечься кем-либо духовно и телесно и ещё по бог весть каким


Однажды давным-давно…

Из книги автора

Однажды давным-давно… Когда вы появились на свет, в тот момент, который мы привыкли называть рождением, вы не знали, кто вы и что вы есть. Вы даже не осознавали, что находитесь в теле. Вы не были кем-то, вы не были кое-кем, вы были никем. Находясь в теле младенца, вы понятия не


Однажды в недалеком будущем…

Из книги автора

Однажды в недалеком будущем… Однажды утром вы просыпаетесь и, как и любым другим утром, неохотно выбираетесь из кровати и идете в ванную. Беглого взгляда в зеркало достаточно, чтобы заставить вас полностью проснуться! Иногда самая приятная часть дня – это вот эти десять