Иной взгляд, иные стихии

Иной взгляд, иные стихии

В китайском языке предыдущий расположен сверху (шан), а последующий снизу (ся). Завтра выражено смыслом наутро, когда Луна уйдет, взойдет Солнце и родится свет (мин). То же, что настанет потом, после завтра, впоследствии, грядущее через один, выражено смыслом сзади, с тыла (хоу). А то, что было раньше, случилось прежде, наоборот находится на переднем плане, выражено смыслом спереди, с фронта (цянь). Наглядно такая картина имеет место на китайских пейзажах с воздушной перспективой, где точка наблюдения человека по высоте расположена где-то посредине, между заоблачными высями (небесным узором) и безднами вод, далями гор, ширью равнин (земным рельефом). Перемещение человека с высшей точки наблюдения на низшую скрывает из поля зрения часть находящегося на дальнем плане, оставляет часть известного за горизонтом, стирает ясность очертаний и отнимает минувшее.

Неизвестное же, находящееся вне поля зрения наблюдателя, расположено внизу и сзади. В конкретике китайского мышления возврат человека в минувшее, как и подъем вверх спиной к горе, с которой открывается воздушная перспектива, невозможен. Спуск же вниз по крутой горе возможен только спиной вперед. Перемещение на низший уровень наблюдения приближает, укрупняет детали, прибавляет предстоящее.

У окраинных для Китая народов — иная, линейная перспектива. Например, в картинах западных и русских художников точка наблюдения человека находится на земле с бесконечным линейным расширением пространства вдаль и вверх. Прошлое находится сзади и внизу «в глубине веков», а будущее впереди и вверху «на высшей ступени развития». Перемещение человека на следующую точку наблюдения будет шагом вперед лицом к еще неизвестному в чувствах (не охваченному зрением). С каждым следующим шагом вперед неизвестное становится известным, а горизонт отодвигается. Будущее с земной позиции наблюдения уходит. Это создает стимул для человеческой активности, заставляет спешить в этой жизни, приводит в движение.

В круговращении времен наибольшая окружная скорость бытия будет у народов, населяющих дальние от центра окрестности. На ближних окраинах скорость перемен меньше, чем на дальних. А в центре скорость бытия самая малая. Жизнь вращается по винту времени вокруг центра. Вектор ускорения всего сущего раскладывается на касательное, центробежное ускорение и центростремительное. Первое выталкивает сущее на окраину, а второе постепенно затягивает его в центр. Центр, Китай, успокаивает и поглощает, переваривает и ассимилирует все, что затягивается.

Вместе с тем совершенное и ожидаемое по окрестностям пространства выстраиваются в наклонную линию, ориентированную, как и стрелка компаса, с севера на юг (со склонением влево). Воображаемый диаметр окружности суши [лу цзин) у китайцев — это именно «протяжение с севера на юг» (с учетом склонения, примерно от Алтая через Срединное государство до Австралии).

«Высочайшая древность» (шан гу) расположена выше центра (шан) под точкой новолуния, на севере, там, где Монголия или дальше (где первый день первой луны летоисчисления, вечная мерзлота, кладбище динозавров, древность — гу). Ожидаемое, стало быть, расположено на юге и ниже. Так формируется другая ось баланса: дряхлеющий, ожиревший Север и развивающийся, поджарый Юг.

Круг — символ неба, символ вечности. И он выступает главной фигурой пространственно-временного устройства мира по-китайски. Систему «пространство — время» образуют элементы и их взаимосвязи. У китайцев пространство образуют пять элементов [у син). Слово «элементы» по-гречески означает «стихии», «основополагающие энергии космоса». У китайцев элементы преодолевают друг друга по кольцу и, в порядке пересиливания, аллегорически соотнесены с именами следующих стихий:

> Дерево > Почва > Вода > Огонь > Металл > Дерево >

Стихии условно занимают четыре стороны света и центр. Оборот времени начинается от Дерева (Восток, синий). Идет к Огню (Юг, красный). Проходит центральную позицию, которую занимает Почва (Земля, как стихия «ту», несет смысл Прах, начало и конец всего сущего, цвет желтый). И затем продолжается через Металл (Запад, белый) к Воде (Север, черный). Стихия Воздуха в китайской традиции отсутствует. Так и движется китайское время по спирали, повторяющимися шестидесятилетними циклами традиционного календаря: сверху вниз, с «правой резьбой», скалярно (то есть как бы по ступеням, имея номерную градуировку, шкалу).

Прокручивание, шагом вниз, поочередно 5 стихий в их двух (небесном и земном) состояниях дает 10 шестичленных периодов «небесных стволов» и 12 пятичленных периодов «земных ветвей». Стволы обозначены только абстрактными циклическими знаками, несущими не ассоциирующийся ни с чем на земле «голый» смысл порядкового номера следования, а ветви дополнительно к циклическим знакам символизированы именами животных и наделены осмысленными качествами.

У некитайцев номер все же линеен, так как обозначен цифрой или буквой алфавита в порядке возрастания числа. Так, например, у европейцев нумерация кресел зрительного зала в ряду следует последовательно слева направо в порядке возрастания числа от единицы. У китайцев даже линейная нумерация кресел в ряду цифрами следует от единицы в центре в разные стороны не по возрастанию числа, а по порядку отдаления от центра: нечетными числами налево, а четными направо.

Как же обстоит дело с ориентацией в двойной ипостаси Пяти стихий? Всегда неизменной остается положение линии Север — Юг, а также правое и левое от нее расположение. Земная ориентация удерживается в границах ближнего круга, а небесная — относится к окраинам дальнего круга. Так, если стоять естественно на Земле головой вверх лицом на Юг, то Запад будет справа (Тибет, Туркестан), а Восток — слева (Япония, Корея). Именно так из середины видится китайцам окраина ближнего круга. Но если взгляд распространить на дальнюю окраину, то придется, не разворачиваясь через плечо, смотреть на нее как бы с небес, а значит головой вниз лицом на Север (примерно так, как с орбиты, пролетая над Китаем, видит Землю аппаратура спутников видовой разведки). В этом положении Запад будет уже слева (все западные «заморские черти»), а Восток — справа (Россия и все мусульманские страны). Восток — это там, откуда встает Солнце, только на средних широтах. Уже на Соловецких островах в Белом море, в 160 километрах от полярного круга, в начале июля Солнце заходит и тут же восходит — на севере! В приполярных Тикси и Хатанге летом уже «вечный день» под незаходящим Солнцем, описывающим спирали. При таком взгляде из «Поднебесной империи» Япония окажется вместе со странами Запада, Россия же — на Востоке, что и проявляется в реальной китайской политике. Назвать ее геополитикой было бы верно лишь отчасти. Скорее, это поднебесная политика Пяти стихий.

То, что китайцы дальнюю окраину видят именно с небесной ориентацией, закреплено в именах. Новый Свет:

Америка — это Западный материк (сидалу), а Старый Свет: Евразия — Восточный материк (дундалу). В других известных мне языках таких смыслов в именах нет.

И Земля, и Небесная сфера имеют только два полюса — Северный и Южный. Восточного или Западного полюсов нет. По отношению к Европе Америка — Запад, но по отношению к Америке Россия — тоже Запад. В чисто географических терминах невозможно описать границу между ними. По ходу истории каждый многочисленный народ, из населяющих дальние окрестности Поднебесной империи, время от времени считал, что через него проходит ось мира, а ареал своего владения представлял центром спокойствия, за пределами которого царили варварство и хаос.

Рис. 2. Циклы китайского бытия: время, пространство, стихии (реконструкция автора, пояснения в тексте).

В китайской же картине мира любой народ представляет не ось, а спицу колеса истории. И как спица, замыкающаяся на китайский «пуп Земли», каждый окраинный народ может считать себя расположенным в середине по отношению к западным и восточным соседям, занимать среднее положение между ними. Геополитические доктрины «немецкой Срединной Европы», «России — Хартленда», «американского атлантизма», изложенные, например, Александром Дугиным в книге «Основы геополитики», не сильно противоречат китайской картине разделения сил на окраинах. Они лишь построены с ориентацией на север, расписаны с позиции наземной линейной перспективы, а потому имеют условный центр истории, смещенный по отношению к Китаю куда-то в Сибирь — примерно туда, где у китайцев расположена «высочайшая древность» (шангу). И все эти обстоятельства, на мой взгляд, необходимо учитывать при любом — хоть политическом, хоть торговом — взаимодействии с Китаем и китайцами.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

8. Переход к иной объемлющей алгоритмике

Из книги О задачах на будущее Концептуальной партии «Единение» и безпартийных приверженцев Концепции общественной безопасности автора СССР Внутренний Предиктор

8. Переход к иной объемлющей алгоритмике Переход общества к жизни на основе КОБ в её развитии нуждается в структурной поддержке информационных потоков как в процессе самоуправления людей, коллективов, общества в целом, так и в процессе управления делами локальной и


5. Иной способ борьбы с пессимизмом и его перспективы

Из книги «О текущем моменте» № 3(87), 2009 г. автора СССР Внутренний Предиктор

5. Иной способ борьбы с пессимизмом и его перспективы Концепция общественной безопасности, развиваемая ВП СССР, представляет собой именно такого рода альтернативный проект глобализации. И переход процессов общественного самоуправления, включая и государственное


Л. Троцкий. О КАЗЕНЩИНЕ, ВОЕННОЙ И ВСЯКОЙ ИНОЙ

Из книги Проблемы культуры. Культура переходного периода автора Троцкий Лев Давидович

Л. Троцкий. О КАЗЕНЩИНЕ, ВОЕННОЙ И ВСЯКОЙ ИНОЙ I В течение последнего года я не раз, и устно и письменно, обменивался мнениями с военными работниками насчет тех отрицательных явлений в армии, которые можно в общем назвать ржавчиной казенщины. Об этом же вопросе я довольно


ПИЛОТ И СТИХИИ

Из книги Смысл жизни автора Сент-Экзюпери Антуан де

ПИЛОТ И СТИХИИ Перевод с французского Рида Грачева Рассказывая о тайфуне, Конрад[4] лишь мимоходом говорит про огромные валы, мрак и ураган. Этот материал его не интересует. Но вот трюм, набитый китайцами-эмигрантами: качка разметала их пожитки, разбила сундучки,


Иной Шекспир в иные времена

Из книги Литературная Газета 6324 ( № 20 2011) автора Литературная Газета

Иной Шекспир в иные времена Искусство Иной Шекспир в иные времена РАЗБОР В Театре им. Пушкина в этом сезоне почтеннейшей публике представили сразу две английские головоломки: «Мышеловку» Агаты Кристи и «Много шума из ничего» Вильяма нашего Шекспира. Времена, как


ПОЭТ И СТИХИИ

Из книги Статьи, эссе автора Цветаева Марина

ПОЭТ И СТИХИИ «Поэзия есть Бог в святых мечтах земли». Есть упоение в бою И бездны мрачной на краю. Упоение, то есть опьянение — чувство само по себе не благое, вне-благое — да еще чем? Все, все, что гибелью грозит, Для сердца смертного сулит Неизъяснимы


Иные «12»

Из книги Статьи из газеты «Труд» автора Быков Дмитрий Львович

Иные «12» прогноз от Д. БыковаФильму Никиты Михалкову «12» (триумфатору кинофестиваля в Венеции) будет сопутствовать в России и в мире оглушительный успех — притом что фильм этот, на мой взгляд, не очень хорош.Никита Сергеевич похож на нынешнюю Россию — стабильную,


Поэт и стихии

Из книги Том 5. Книга 2. Статьи, эссе. Переводы автора Цветаева Марина

Поэт и стихии «Поэзия есть Бог в святых мечтах земли». Есть упоение в бою И бездны мрачной на краю. Упоение, то есть опьянение — чувство само по себе не благое, вне-благое — да еще чем? Все, все, что гибелью грозит, Для сердца смертного сулит Неизъяснимы наслажденья. Когда


Цена победы и иной сценарий

Из книги Повелительное наклонение истории автора Матвейчев Олег Анатольевич

Цена победы и иной сценарий Но даже те, кто согласен, что Гитлер есть зло, цепляются за последний аргумент против Сталина: он заключается в том, что «цена победы» Сталина была слишком большой. Дескать, Германия, маленькая страна, рано или поздно была обречена на поражение, а


Иной народ

Из книги Литературная Газета 6394 ( № 47 2012) автора Литературная Газета

Иной народ Иной народ ЗЛОБА ДНЯ Возможно, нас с вами скоро станет на несколько миллионов больше. И это случится почти в одночасье, если будут приняты поправки к Закону "О гражданстве РФ". Почему они появились? Чем обернётся их принятие для страны? Не станем ли мы в


На иной лад

Из книги Весь свет автора Ла Гума Алекс

На иной лад Костер над полем разъяренно метитВ плывущий сумрак красными рогами...Равнина разметалась. Вьется ветер,Ей смуглый стан устало облегая.В дыму зрачком кота желтеет пламя,Остекленев вечернею тоскою...Я молча по ветвям брожу глазами,А ветви молча бродят над


Золотое царство – тот свет, иной мир

Из книги Древняя мудрость Руси. Сказки. Летописи. Былины автора Жикаренцев Владимир Васильевич

Золотое царство – тот свет, иной мир Мы возвращаемся к теме Золотого царства, которую прервали, чтобы выяснить для себя, кто такой на самом деле этот змей русских сказок, с которым борются и которого побеждают Иван-царевич, Илья Муромец и другие герои. Мы это выяснили, мы


Неуправляемые стихии

Из книги А рыпаться все равно надо автора Кругосветов Саша

Неуправляемые стихии Сколько шума и обсуждений по поводу решения КДК засчитать «Зениту» техническое поражение. То, что нужно найти болельщика-идиота и примерно наказать его, все согласны. Спорят о другом. Доказано ли, что петарду бросал болельщик «Зенита»? Доказано ли,


Иные

Из книги Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях автора Авченко Василий Олегович

Иные Часто ценные продукты мало употребляют в пищу… Люди вынуждены были приспосабливаться к окружающей их природе и употреблять доступные им продукты. Постепенно к этим продуктам вырабатывалась привычка, со временем перешедшая в инстинкт… Важно, чтобы население


2.3. Иной путь

Из книги Последний космический шанс автора Первушин Антон Иванович

2.3. Иной путь Любой научно-технический прорыв (как, впрочем, и провал) обусловлен сочетанием факторов: политической атмосферой, экономической конъюнктурой, техническими возможностями, человеческими предпочтениями и историческими предпосылками. Во второй половине 1950-х