Кто мы ныне?

Кто мы ныне?

Наставление по очистке рос пригодно не только для наших пращуров-земледельцев; оно как нельзя кстати сегодня, когда наши «оросительные каналы» забиты камнями, нечистотами и настолько обмелели, что уже не способны нести живительную влагу на плодородные нивы. Для того чтобы очистить их, и впрямь следует выпустить мутную воду, обнажить наносы и через труд тяжелый, но благородный, уподобившись археологу, снимая пласт за пластом, отыскать или, вернее, достать дна.

Пока мы не поймем, кто мы сейчас на самом деле – правопреемники ли рода своего, потомки ли, достойные славы дедов своих, или всего лишь тень их, жалкое отребье, незаконно рожденные, побочные дети, налогоплательщики, некое народонаселение, все еще сущее на некой территории, или электорат, как теперь презрительно нас называют; пока мы не будем отчетливо представлять себе, кто мы ныне есть, всяческие разговоры и промыслы о национальной идее, а значит, и о будущем России со всеми вытекающими – политикой, демографией, экономикой, не имеют смысла.

Прежде надо разобраться, какими мы вышли из горнила последних трех столетий, из огня и воды бесконечных реформ, войн, революций, «шоковой терапии» и перестроек. Как очнувшемуся от наркоза человеку, нации прежде всего следует прийти в себя, проверить, на месте ли руки, ноги, почувствовать, есть ли голова, не вынули ли душу, пока была в очередной коме. И если две последних составляющих целы, надо вставать и идти, независимо от наличия конечностей. Это отдельному человеку потребуются протезы, а у нации руки и ноги отрастут, если она действительно нация.

Чтобы двигаться дальше, мы обязаны прислушаться к своим чувствам и ощущениям и решить для себя – хотим ли мы оставаться в этническом лоне или мы уже не способны унаследовать национальные нравы и обычаи и нам уже в тягость нести русский крест. Следует включить наше чувственное мышление и определиться в пространстве, хотя бы по сторонам света, поскольку следующие триста лет нам придется идти путем, выбранным сегодня.

Почему следует осмыслить себя за последние три столетия? Да потому, что историческая периодичность, долгота одного цикла, витка спирали России – триста три года, с допустимой поправкой, обусловленной уровнем солнечной активности (+) (–), пять лет. И вертится этот штопор не от эпохи до эпохи, не от одной исторической личности до другой и даже не от значительности событий, хотя они оказывают заметное влияние на переход от цикла к циклу. Счет, например, текущего витка идет от Петровского времени, но не от его реформ и даже не от рождения или физической смерти самого Петра I, а от его духовной гибели – 26 июня 1718 года. Не реформы и не победы в войнах прославили его и сделали Великим – по сути, ритуальное убийство первородного сына Алексея, своего Наследника. Не станем гадать, как бы повернулась наша история, взойди он на престол, но его мученическая жертвенная смерть возвеличила отца и одновременно стала духовной смертью якобы первого императора России.

К сожалению, путь к великости лежит через совершение ритуального греха– детоубийство, отцеубийство, инцест. Через жертвенное действо по канонам испытания божьего, но если ангел остановил руку Авраама, то одержимую руку Петра не остановили ни ангелы, ни бесы.

Это и есть точка отсчета – конца одного периода и начала другого.

Теперь к этой скорбной дате нужно прибавить 303 года и 14 дней, чтобы было по новому стилю. Получается 10 июля 2021 года – окончание исторического, Петровского, витка. Солнечная активность последнего столетия явно повышенная (магнитные бури и связанные с ними волнения, войны), поэтому поправка скорее всего будет в минусе, но не на пять, а всего в два-три года. (Активность Солнца увеличивает линейную скорость движения Времени.)

История Отечества имеет глубокую мистическую, сакральную, магическую, метафизическую составляющую, имя которой – Предание. То, что не мертвеет по прошествии времени, не уходит в небытие, а передается!

10 июля 2021 года...

Запомните эту дату!

Со школы привычная нам история своего Отечества, выстроенная лишь на датах и событиях (летописная) и поданная нам в свете календарной идеологии, на самом деле имеет глубокую мистическую, сакральную, магическую, метафизическую – в общем, независимую от нашего сознания составляющую, имя которой – Предание. Вслушайтесь в это слово – предание, то есть то, что не мертвеет по прошествии времени, не уходит в небытие, а передается. Все остальное пыль времен, культурный слой, археологический материал. Ведь человек выращивает фрукты, злаки и овощи не ради дерева, соломы, цветов, даже если они прекрасны, а чтобы получить вершки и корешки, плод, ядро. Отсюда и возникло, что «по плодам узнаем древо». Нам же все время предлагают вторичную ботву прошлого, выворачивая таким образом наизнанку известную истину, и говорят при этом, мол, вкушайте, просвещайтесь и гордитесь.

Мистический плод истории тоже не самоцель познания былых времен; великий смысл Предания заключен в его семени. А семя в вызревшем плоде – это и есть РОК, это и есть сосредоточенное в малой частице и неотвратимое БУДУЩЕЕ.

Земного и смертного, способного не только вычленить из плода семя, но еще и, мысленно прорастив его, прозреть на древо грядущего, мы готовы называть пророком, хотя на самом деле это не так. Конечно, для современного заблудшего человека, даже ученого-историка, вскормленного соломой истории, это окажется чудом, однако всякий, кто чуть напряг свою чувственную мысль и извлек зерно Предания, отлично знает, что из желудя вырастет только дуб, из икры рыбы – рыба, а если мы сегодня посеяли ветер – пожнем бурю.

Пророк – это прежде всего человек, умением и силой молитвы своей к Богу, зная грядущее, способный изменить на земле привычный ход вещей в будущем, неотвратимое сделать отвратимым.

Пророк – человек, умением и силой молитвы своей к Богу, зная грядущее, способный изменить на земле привычный ход вещей в будущем, неотвратимое сделать отвратимым.

Срок в триста три года в целом для нации не так уж велик, тем паче если учитывать предыдущие минувшие тысячелетия существования этноса. Три века – это тот временной период, что еще поддается нашему «прямому» осмыслению; он подобен только что сваренной стали, залитой в форму времени и начавшей кристаллизоваться по периферии – там, где сильнее теплоотдача. Три столетия – это расстояние, на котором сохраняется чувство свежести памяти, живой связи, родства с предками. Например, мой прадед, которого я мог бы помнить, не будь столько войн и потрясений, мог бы застать живым родившегося при Петре I своего прадеда, обладай он хорошим здоровьем и долголетием. Погружение в более глубокие пласты времени вызывает своеобразную «кессонную» болезнь, выраженную в явном ощущении мифичности, легендарности и даже сказочности. Алексей Михайлович с Никоном и своими присными – уже Предание, от глубины которого закипает кровь.

Для ныне живущих реально то, что можно охватить своими чувствами.

Итак, триста три года с поправкой в пять лет – полный виток исторической спирали. Я не преследую цели пересмотреть и, тем паче, переписать всю отечественную историю, взглянув на нее сквозь магический кристалл Предания, однако для убедительности все-таки придется отмотать назад еще один виток и взглянуть, какое же сакральное историческое действо произошло в 1415 году. (Надеюсь, вы уже заметили закономерность расстановки цифр в датах? 1718, 2021...)

И теперь 1415 год, когда Великим князем на Руси был Василий Дмитриевич, сын Донского.

Был ли Петр I (а к нему придется обращаться не один раз) первым императором? При нем ли Россия преобразилась в Империю?

Да и нет.

Вечные противники Москвы титуловали императором (кстати, еще и королем Московским) ничем особенно не выдающегося на первый взгляд Великого князя, которого прежде не называли даже царем, как его отца, Дмитрия Донского. А суть состояла в том, что в период княжения Василия началось зарождение Империи и мир, вольно или не вольно, уже почувствовал это.

Предание донесло до нас иное семя, к сожалению, не замеченное, а вернее, не вычлененное отечественными историками. Существует один любопытный документ от 1417 года – договор о свободной торговле и обоюдном непропуске врагов через свои территории между Москвой и Ливонским Орденом, где Василий Дмитриевич прямо именуется титулом «император русский». Немцы, а с ними поляки и литовцы, присутствующие при заключении договора, отлично разбирались в титулах и знали, кто есть кто и кого как называть в грамотах. Достаточно сказать, что спустя полвека они же выговаривают Иоанну III, что тот не может называться «Великим князем всея Руси», поскольку западные области (Смоленск, Новгород, Псков) находятся под властью польско-литовского королевства.

Что же такое произошло, если вечные противники Москвы титуловали императором (кстати, еще и королем Московским) ничем особенно не выдающегося на первый взгляд Великого князя, которого прежде не называли даже царем, как его отца, Дмитрия Донского? А суть состояла в том, что в период княжения Василия началось зарождение Империи и мир, вольно или не вольно, уже почувствовал это.

Если Империю рассматривать не просто как форму власти, а как отдельную, самостоятельную цивилизацию, то она, Империя, не может возникнуть и утвердиться в одночасье либо по воле некоей личности. Когда же то или иное государство, завоевав своих соседей, объявляет себя таковой, то это ни к чему не приводит, ибо насильное объединение стран еще не есть цивилизация, обладающая главным свойством и признаком – живучестью. Примеров тому много, от Империи Александра Македонского до наполеоновской Франции и гитлеровской Германии. Империя как хорошее вино, которое прежде должно выбродить несколько раз, «подмолодиться», набраться крепости, насытиться вкусом да еще и выдержаться, чтобы получить эту живучесть и с годами только крепнуть, а не прокисать, медленно превращаясь в уксус.

Зарождению России имперской способствовали три важнейших события, напрямую с ней связанных. Первое: отец Василия, Донской, не только разгромил Мамаево полчище на Куликовом поле, не только положил начало конца ордынскому игу, но в первую очередь дал генеральное сражение Востоку и победил его. Все последующие набеги Орды уже ничего не решали. Второе: спустя ровно тридцать лет после великой битвы искусными дипломатическими стараниями сына, Василия (сейчас бы сказали – манипуляциями), руками Великого князя литовского Витовта, который был ему тестем, и русскими полками из Смоленска, Киева, Полоцка, Витебска и других западных княжеств были наголову разбиты рыцари Ордена под предводительством великого магистра фон Юнгингена. И это была не просто знаменитая битва при Грюнвальде; это был смертельный удар по Западу. Никогда уже больше Ливонский Орден не мог влиять на Москву так, как прежде.

И третье событие – Византия, православная Империя, Второй Рим, стремительно погибала под нашествием турок, и православная Русь оставалась ее единственной преемницей.

Немцы вместе с папой прекрасно знали об этом и не случайно наградили Василия Дмитриевича титулом «императора русского». Так что Петр I спустя триста три года был вовсе не первым императором, и сама Империя – цивилизация – уже зародилась, хотя и оставалась признанной пока лишь в Предании. По крайней мере это семя именно тогда было брошено в удобренную почву, и сам Василий уже обладал имперским мышлением и поведением, ибо не носился по стране с полками, не воевал, как это делали его предки – Великие князья, а сидел в Москве, дергал за нитки, связанные с Востоком и Западом, и добивался прогрессивных результатов.

Для пущей убедительности открутим еще один виток и позрим на сакральные события 1112 года. Это смерть Святополка и приход к власти выборного Великого князя Владимира Мономаха, положившего конец междоусобицам внуков Ярослава Мудрого. Но свершилось не только это явное и зримое деяние. Зерно Предания все-таки состоит в том, что вскоре Русь становится не княжеством, а царством и митрополит эфесский, Неофит, посланный в Москву Алексеем Комниным (императором Византии), воскладывает на голову Мономаха царский венец, дает «скипетр и державу» – крест из древа животворящего и чашу императора Августа и при этом провозглашает царем русским. И брак его уже чисто династический, королевский: женой становится дочь Гаральда, англосаксонского короля.

Вся история была заново переписана в угоду династии Романовых, то есть представлена в таком свете, что это не Рюриковичи, а предки боярина Кобылина «построили» русское царство, воздвигли империю Российскую, поэтому и был возвеличен Петр I, а не его предшественники.

Знали ли о сем отечественные исследователи истории государства Российского, в том числе и наша «совесть нации», академик Д.С. Лихачев? Знали. Не могли не знать. И упорно молчали, дабы мы слишком не просветились и не возгордились.

Но вернемся в наше время и разберемся: кто мы есть ныне? Оправдываем ли мы свое самоназвание – «русские»? По праву ли носим знак принадлежности к этносу, который вычеркнули из наших паспортов, или только по привычке считаем себя и пишемся русскими, как писались обрусевшие иноземцы, а на самом деле уже не принадлежим к его Космосу? Что тут говорить, ведь многие наши соотечественники стыдятся своего происхождения, а то и открыто ненавидят все «тупое и дикое в этой стране». Дикости и тупости в самом деле хватает, как и во все времена, но назовите мне идеальный этнос без греха? Сосредоточение на самокритике – это, между прочим, положительное качество, указывающее даже не на мудрость, а на глубокую древность этноса, ибо все младосущие либо искусственно возрожденные народы сосредотачиваются на собственном восхвалении, как дети, еще только познающие мир и утверждающиеся в нем. (Самые яркие примеры – младосущие США и Израиль. Они и держатся-то в одной связке лишь потому, что «рыбак рыбака видит издалека», и одинаково стремятся управлять миром, дабы в нем утвердиться.)

Сосредоточение на самокритике – положительное качество, указывающее даже не на мудрость, а на глубокую древность этноса.

Русский – это не национальность, это судьба.

Я уже писал об этом, но сейчас придется повторить свои давние изыскания, связанные с археологией слова. Не зря говорят, русский – это не национальность, это судьба. Единственное самоназвание национальности человека – «русский» на русском языке звучит как имя прилагательное. Какой? – русский. Все остальные названия – существительные: кто? – немец, француз, чех, папуас и т.д. То есть русским может быть человек, по крови принадлежащий к любой национальности (и пусть тут умоются злопыхатели, зрящие «природные» националистические русские корни), но непременно исповедующий три основных условия:

1. Владение русским языком в степени, позволяющей думать по-русски.

2. Владение бытовой и религиозной русской культурой.

3. Обладание русским образом мышления и манерой поведения.

Все эти обязательные условия выстроены в том порядке, когда из первого вытекает второе, из второго – третье. Это жесткое зацепление полностью исключает возможность владения или обладания чем-нибудь одним; выпадение любой части из целого лишает права называть себя русским. Например, нельзя владеть культурой, не зная языка, хотя можно быть православным по вероисповеданию и даже придерживаться русских обычаев. А не владея первыми двумя, невозможно обладать ни образом мышления, ни, тем паче, манерой поведения. Однако при этом любой человек, поставивший себе цель определиться в «этническом пространстве», довольно легко может стать русским, шагая вдоль этих пунктов, как вдоль верстовых столбов. Однажды в нашей компании случайно оказался казак-якут (когда-то были и такие казаки), на вид натуральный этнический саха, который стучал себя в грудь и утверждал, что русский. Через десять минут общения так и оказалось, причем казак был настолько выразительным, ярким человеком, что я перестал замечать его якутский образ. Не имея специального образования (только средняя школа), родившись в казачей семье, где больше говорили на якутском, он владел русским языком, как родным (то есть имел живой слух), владел культурой и отлично ее знал, но самое главное, обладал русским образом мышления и манерой поведения.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Кто мы ныне?

Из книги Россия: мы и мир автора Алексеев Сергей Трофимович

Кто мы ныне? Наставление по очистке рос пригодно не только для наших пращуров-земледельцев; оно как нельзя кстати сегодня, когда наши «оросительные каналы» забиты камнями, нечистотами и настолько обмелели, что уже не способны нести живительную влагу на плодородные нивы.


Алексей Воробьев А ДОЛГ И НЫНЕ ТАМ…

Из книги Газета Завтра 811 (23 2009) автора Завтра Газета

Алексей Воробьев А ДОЛГ И НЫНЕ ТАМ… Вирус безудержного плюрализма поразил наших ВИП-чиновников от экономики. Одни предвещают стране и народу новые и новые финансовые катаклизмы, другие божатся, что вот-вот все устаканится и образуется, и поводов для паники в державе нет


Что же и кто ныне является гордостью России?..

Из книги Газета Завтра 326 (9 2000) автора Завтра Газета

Что же и кто ныне является гордостью России?.. Что же и кто ныне является гордостью России? Вот уже который день мне напоминают, какой, оказывается, хороший человек был Собчак! Даже и.о. президента слетал поплакать на его похоронах, создав массу проблем своей охране и


И ныне с высоты духовной

Из книги Литературная Газета 6488 (№ 47 2014) автора Литературная Газета

И ныне с высоты духовной Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский. Слова и речи. Житие Преподобного Сергия Радонежского и всея Руси Чудотворца. Репринтное издание. - М.: ООО "Издательство «ПЛАНЕТА", 2014. – 592 с. – 500 экз. Репринтное издание книги, впервые увидевшей


Бывший король, а ныне трудящийся Востока

Из книги Фиалки из Ниццы автора Фридкин Владимир Михайлович

Бывший король, а ныне трудящийся Востока Однажды в «кормушке» я познакомился с гостьей из Парижа. Ее звали пани Джеховская. Она была директором музея Мицкевича в Париже, а в Москву приехала на два месяца по приглашению института славяноведения. Познакомились мы уже


Кто и какую музыку ныне заказывает

Из книги Деза. Четвертая власть против СССР автора Кожемяко Виктор Стефанович

Кто и какую музыку ныне заказывает Это верно говорится: кто платит, тот и заказывает музыку. Сегодня какой главный идеологический заказ и от капитала, и от его власти? Антисоветский. А можно советского писателя, коммуниста Шолохова превратить в антисоветчика и


Как ныне сбирался когда-то Олег (парт оне)

Из книги Ноука от Горького Лука (компиляция) автора Горький Лук

Как ныне сбирался когда-то Олег (парт оне) О, как я и предполагал, после упоминания полян в аудитории началось побоище. Бурсаки с упоением лупят друг друга по голове ключевскими и карамзиными, самые хитрые укрылись на галерке, и плюются оттуда жеваной «Русской правдой»