Пусть видят

Пусть видят

Каким-то чудом он выбросился из переполненного автобуса — и побежал.

— Помаду стер!.. — еще звенело в ушах.

— А губенки не развешивай!.. — злобно отругивался он на бегу, хотя от автобусной остановки его уже отделяло добрых полквартала. — В такси вон садись, с помадой!..

Лавируя между шарахающимися прохожими, он добежал до угла, понял, что все равно не успевает, и метнулся в арку. Контора располагалась на первом этаже, это многое упрощало. Пробежав вдоль стены, он поднырнул под одним окном, под другим и выпрямился у третьего.

Свой брат сотрудник поднял голову, всмотрелся. Отчаянно гримасничая, вновь прибывший припал к стеклу, объясняя на пальцах: открой! Сотрудник встал, отворил створку и, равнодушно предупредив, что это будет стоить полбутылки крепленого, помог перелезть через подоконник.

— Ждут? — отряхивая колено, спросил вновь прибывший.

— В полном составе, — подтвердил сотрудник. — И Зоха с ними.

Вновь прибывший расстроился окончательно.

— Вот сучка! — пожаловался он. — Копает и копает! Так и норовит под сокращение подвести… А сюда не заглядывали?

— Да нет вроде…

— Ага… — сказал вновь прибывший и вышел в коридор. Бесшумно ступая, подобрался к темному, крохотному холлу, заглянул… Глазам его предстали три напряженных затылка: два мужских и один женский. Трое неотрывно смотрели в проем входной двери.

За их спинами он незаметно проскользнул в туалет, где тут же с грохотом спустил воду в унитазе и, напевая что-то бравурное, принялся шумно мыть руки.

Когда вышел, его уже дырявили три пары глаз. Бледная от бешенства Зоха стояла, уронив руки, причем в правой у нее был плотный листок бумаги, разбитый на две графы: «ФИО» и "Опоздание в минутах".

— Где вы были? — с ненавистью спросила она.

Он удивленно хмыкнул и оглянулся на дверь туалета.

— В сортире, — любезно сообщил он. — Здравствуйте, Зоя Егоровна…

— Когда вы явились на работу?

— Довольно рано, — сказал он, с удовольствием ее разглядывая. — Вас, во всяком случае, здесь еще не стояло…

— Ваш кабинет был закрыт! — крикнула Зоха.

— Ну разумеется, закрыт, — с достоинством ответил он. — Я был в кабинете напротив. Если не верите, можете спросить…

Зоха пошла пятнами, круто повернулась и выскочила из холла.

— Ну ты артист… — скорее одобрительно, нежели с осуждением молвил один из мужчин.

Отперев кабинет, он достал работу из сейфа и, разложив на столе, принялся с ликованием вспоминать всю сцену и какая морда была у Зохи. Потом зацокали каблуки, и пухлая рука в кольцах положила перед ним кипу белой шершавой бумаги.

— Что это? — спросил он с отвращением.

— Срочно, — выговорили накрашенные губы.

— Но я же!.. — взревел он, раскинув руки и как бы желая обнять два пустых стола, владелицы которых пребывали в декретном отпуске.

Подкрашенные глаза на секунду припадочно закатились, и это должно было означать, что заказ спущен сверху.

Оставшись один, он некоторое время сидел, багровея, затем треснул ладонью по столу и, непочтительно ухватив кипу белой шершавой бумаги, направился к главному.

— А-а, сам явился? — зловеще приветствовал его главный. — Ну расскажи-расскажи, поделись, как это у тебя нос с гробинкой чуть не проскочил…

— Нос?…

— С гробинкой.

— Не может быть! — хрипло сказал он.

— Ну вот, не может! — уже нервничая, возразил главный. — Ты лучше цензору спасибо скажи — цензор на последней читке поймал. С гробинкой, надо же! Был бы жив дедушка Сталин — он бы тебе показал гробинку…

— Я проверю! — с ненавистью выговорил он и вылетел из кабинета.

Ворвавшись к себе, дрожащими руками вынул из сейфа корректуру и, исправив впопыхах «гробинку» на «гробикну», с бьющимся сердцем сел за стол.

Потом дверь открылась, и вошла машинистка. Не говоря ни слова, взяла лежащий на столе ключ и заперла кабинет изнутри. "С ума сошла!.." — перетрусив, подумал он.

Поднялся навстречу, но, как выяснилось, намерения машинистки были им поняты в корне неправильно: приблизившись, она первым долгом влепила ему пощечину. Он моргнул и влепил в ответ. Машинистка упала на стул и приглушенно зарыдала.

— В чем дело? — процедил он.

Оказалось, в помаде.

— Дура ты! — рявкнул он как можно тише. — Это ко мне в автобусе какая-то овца прислонилась!..

— В ав… В ав… — Она подняла на него безумные сухие глаза с нерастекшейся тушью и снова зашлась в рыданиях. Потом вдруг потребовала, чтобы он немедленно овладел ею на одном из свободных столов. Но тут, к счастью, в дверь постучали, и машинистку пришлось спешно спровадить через окно — благо, первый этаж.

Стук в дверь был тих, но настойчив. Это явился напомнить об утреннем благодеянии свой брат сотрудник. Они сходили на уголок и, безбожно переплатив знакомому грузчику за бутылку крепленой отравы, распили ее в скверике.

Движения замедлились, реакция притупилась, и, вернувшись с обеда, он нечаянно придремал в одиночестве над кипой шершавых листов. За час до окончания рабочего дня, вздрогнув, проснулся и в ужасе пробросил, не читая, страниц двадцать, пропустив таким образом семь грубейших ошибок, причем две из них — с политическим подтекстом.

По дороге домой забрел в гастроном — купить пельменей. В очереди его обозвали пенсом и алкоголиком, хотя не так уж от него и пахло, а до пенсионного возраста ему оставалось еще лет пятнадцать.

На улице сеялся мелкий дождь, от которого, говорят, лысеют, и, прикрыв намечающуюся проплешину целлофановым пакетом с пельменями, он зачвакал по грязному асфальту к дому.

Возле телефонной будки с полуоторванной дверью что-то кольнуло в сердце — и мир остановился: дождь завис в воздухе, машины словно прикипели к шоссе, поскользнувшийся алкаш застыл враскорячку…

— Вот и все, — как бы извиняясь, произнес кто-то сзади.

Уже догадываясь со страхом, что все это значит, он обернулся на голос. В каких-нибудь трех шагах от него на грязном асфальте стоял кто-то высокий, одетый в белое.

— Что?… Уже?…

— Да, — печально и просто ответил тот. — Уже…

Они стояли лицом к лицу посреди застывшего и как бы нарисованного мира.

— И… что теперь?

Не выдержав его вопросительного взгляда, незнакомец отвел глаза.

— Знаете… — сказал он, и лицо его стало несчастным. — Как-то неладно все у вас сложилось… До двадцати лет что-то еще проглядывало: какие-то порывы, какой-то поиск истины… А вот дальше… — Он замолчал, тоскливо глядя на застывшего враскорячку алкаша.

— Но ведь… мучился же!..

— Да, — подтвердил незнакомец, но как-то неуверенно. — Да, конечно… Я постараюсь, чтобы там на это обратили особое внимание… — Он поднял скорбные глаза и беспомощно развел руками. — Ну что ж, пойдемте…

И они двинулись по улице, которая вдруг начала круто загибаться вверх. Пройдя несколько шагов, незнакомец в белом оглянулся, и брови его изумленно взмыли.

— Что ж вы с пельменями-то? Бросьте вы их…

— Нет!.. — лихорадочно, со слезой бормотал он, все крепче прижимая к груди мокрую целлофановую упаковку. — Не брошу… Пусть видят… Истину им!.. Зоха — копает, в магазин зайдешь — давка… Пельмени вот по пять рублей… Истину!..

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Поколение «Ну и пусть!»

Из книги Вовлечение в бренд. Как заставить покупателя работать на компанию автора Випперфюрт Алекс

Поколение «Ну и пусть!» Современные критически настроенные потребители сильно отличаются от идеалистов 1960-х годов. Они были свидетелями упадка веры в традицию. Некоторые из них застали Уотергейт. Все они наблюдали крах Enron, события 11 сентября 2001 года, конец


1. Смотрят, но не видят. Парадоксы еврейских графов

Из книги Отчет Русским Богам ветерана Русского Движения автора Хомяков Петр Михайлович

1. Смотрят, но не видят. Парадоксы еврейских графов Существует один феномен, который заметен всем, но который как-то не осознается и не осмысливается.С точки зрения подавляющего большинства тех, кто называет себя сейчас «русскими националистами» русский это, прежде всего,


Летчики видят НЛО

Из книги Спецслужбы против НЛО автора Первушин Антон Иванович

Летчики видят НЛО Далеко не все инциденты в советском небе можно свести к встречам с американскими разведывательными аппаратами или с экспериментальными машинами. Случались и более загадочные случаи, которые ВВС пытались расследовать своими силами.Так, в августе 1950


Пусть замолчат

Из книги Литературная Газета 6242 (38 2009) автора Литературная Газета

Пусть замолчат А ВЫ СМОТРЕЛИ? "Бедная страна, если в ней такие депутаты Государственной Думы", - заявила своему оппоненту Алла Пугачёва на передаче "Пусть говорят". "Бедная страна, если в ней такие члены Общественной палаты", - уколола в ответ певицу депутат. Действительно,


3. Научная фантастика, как ее видят критики

Из книги Куда ж нам плыть? автора Стругацкий Аркадий Натанович

3. Научная фантастика, как ее видят критики Все, изложенное в предыдущем разделе, критика игнорирует. Вот как выглядит современная научная фантастика с точки зрения одной критикессы — с точки зрения, которая представляется нам довольно характерной.«… Очень уж трудно


ПОЧЕМУ НЕ ВСЕ ВИДЯТ АНГЕЛОВ

Из книги Собрание автора Шварц Елена Андреевна

ПОЧЕМУ НЕ ВСЕ ВИДЯТ АНГЕЛОВ Геннадию Комарову Ангелы так быстро пролетают — Глаз не успевает их понять. Блеск мгновенный стену дня взрезает, Тьма идет с иглою зашивать. Вечность не долга. Мигнуло тенью Что-то золотое вкось. Я за ним. Ладонями глазными Хлопнула. Поймала,


Пусть приснится…

Из книги Литературная Газета 6321 ( № 17 2011) автора Литературная Газета

Пусть приснится… Литература Пусть приснится… ЛИТРЕЗЕРВ * * * Нас, наивных, накололи славной сказкой про Москву. Пусть мне дом приснится, что ли, – я другой не наживу. Город дикий, город странный мне об этом рассказал. Пусть приснится деревянный и обшарпанный вокзал. Я,


«Реальную жизнь сверху и снизу видят по-разному»

Из книги Литературная Газета 6328 ( № 24 2011) автора Литературная Газета

«Реальную жизнь сверху и снизу видят по-разному» Персона «Реальную жизнь сверху и снизу видят по-разному» Сергей КАТЫРИН, президент Торгово-промышленной палаты России: «Реальную жизнь сверху и снизу видят по-разному» ДОСЬЕ «ЛГ» Катырин Сергей Николаевич родился 2


Пусть!

Из книги Литературная Газета 6381 ( № 34 2012) автора Литературная Газета

Пусть! Пусть! Валерий ЛОБАНОВ Лето красное дымилось, за углом встречал злодей. Годы шли. Душа томилась. Всё текло, как у людей. То в охотку, то в опаску... Побеждало естество. А весною ждали Пасху, а зимою - Рождество. И такое шло сиянье с неба пасмурного дня! И просили


В глазах струя — не видят ничего…

Из книги Цирк Владимира Путина автора Бушин Владимир Сергеевич

В глазах струя — не видят ничего… Все, конечно, понимают, что во многих отношениях мы живем ныне в совершенно ином мире, чем, скажем, в пору моей молодости. Разве можно вообразить хотя бы, допустим, что Сталин говорил бы с Рузвельтом и Черчиллем «на ты», или Сталин, Черчилль


То, что не все видят

Из книги К барьеру! Беседы с Юрием Мухиным автора Мухин Юрий Игнатьевич

То, что не все видят — А вы не преувеличиваете ущерб от еврейского расизма, чтобы скрыть русский фашизм?— А чего его скрывать? К нему надо просто присмотреться. Вот, к примеру, значимые фразы интервью с таким русским «фашистом»:«Данила Романов был участником погрома в


ПУСТЬ ВОССИЯЕТ

Из книги Газета Завтра 499 (24 2003) автора Завтра Газета

ПУСТЬ ВОССИЯЕТ Валентин Сорокин 17 июня 2003 0 25(500) Date: 17-06-2003 Author: Валентин Сорокин ПУСТЬ ВОССИЯЕТ Я православный человек. И мне, конечно, не безразлична судьба русского православия, как судьба России, как и судьба моего народа в эти тяжелые, проклятые времена, которые мы


Олимпийские слепцы, или Игры патриотов О наслаждении Олимпийскими играми и о жалости к слепым соотечественникам, которые вместо красоты спорта видят лишь пустые места на пьедестале

Из книги Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой автора Губин Дмитрий

Олимпийские слепцы, или Игры патриотов О наслаждении Олимпийскими играми и о жалости к слепым соотечественникам, которые вместо красоты спорта видят лишь пустые места на пьедестале http://www.podst.ru/posts/4002/Во время Олимпийских игр самое страшное – завалиться в какой-нибудь


Пусть помолчат

Из книги Размышления автора Секацкий Александр Куприянович

Пусть помолчат Феномен телевидения исследован вдоль и поперек, и озвучивать еще раз его дежурную критику нет никакого смысла. Но и внутри самого телевидения то и дело возникают явления, имеющие, можно сказать, универсальный интерес, даже интерес экзистенциальный.Речь


Чего не видят и не слышат молодые

Из книги Деза. Четвертая власть против СССР автора Кожемяко Виктор Стефанович

Чего не видят и не слышат молодые Какие же выводы? Лилианна Лунгина такая, как была. Рассказала то, что считала нужным рассказать. И, что касается ее личной жизни, это знала только она лично.Но ведь ее повествование представлено как рассказ об эпохе! О советской, разумеется.


Урок 2: Пусть всегда будут враги, пусть всегда будут друзья

Из книги Русская война автора Дугин Александр Гельевич

Урок 2: Пусть всегда будут враги, пусть всегда будут друзья Карл Шмитт в книге «Понятие политического» высказал чрезвычайно важную мысль: «Народ существует политически только в том случае, если он образует независимую политическую общность и если он при этом