Андрей Самохин ЗЛЫЕ ВОЛШЕБНИКИ ЗАПРЕТНОГО ГОРОДА

Андрей Самохин

ЗЛЫЕ ВОЛШЕБНИКИ ЗАПРЕТНОГО ГОРОДА

Тумпту сегодня славно поохотился. Целый олень с роскошными ветвистыми рогами лежал перед ним на траве со стрелой в боку. На опушке Великого Леса мягко по-осеннему пахло выгоревшей травой, в золотых предвечерних лучах шелестела желтеющая листва.

Теперь он вернётся в племя победителем! Мяса хватит всем на несколько дней, а из шкуры прекрасная Юма сошьёт ему праздничный наряд к их свадьбе, назначенной на первые зимние камлания. Они будут красиво смотреться: она в роскошной шубе из медведя, убитого в прошлом году её братом — могучим Угуком; он — в свежевыделанной оленьей куртке. А этими рогами они украсят сосну перед своим чумом: на своё счастье и на страх врагам. Одно смущало Тумпту — у него нет никакого личного подарка дня невесты (оленьи рога — не в счёт).

Охотник присел на траву рядом с оленем, задумчиво смотря, как чёрная кровь зверя сочится из раны. Потом он перевёл взгляд на заросшее травой поле, в глубине которого чернели в косых лучах каменные развалины. Запретный город! Так близко к нему он ещё никогда не подбирался. Тумпту жевал травинку, вглядываясь в уродливые очертания городища, напоминавшего издали разворошённый кем-то и разбросанный в стороны гигантский муравейник. Дерзкая мысль сверлила мозг охотника: а что если отправиться туда и попробовать отыскать для своей красавицы что-то совсем необычное…

…Старейшины строго запрещали даже приближаться к этому месту. Разное про него говорили. Всё больше страшные сказки рассказывали: мол, стоят там огромные каменные горы с горящими глазами, в пещерах — злые волшебники с трубками, которые плюются огнём; а ещё — ловушки, каменные лабиринты, полные чудищ. Каких только небылиц не наплетут! Один дед слышал от своего деда и — давай мальцам заправлять. А те стоят, рты раззявив, и хлебают всё это полными ушами. Разумеется, и он, пока мальцом был, тоже хлебал. А потом в родном чуме долго уснуть не мог — всё запретный город снился. Кто в нём обитал — боги, их слуги, волшебники?

Во время весенних камланий традиционно исполнялась песня о древних богах. Великие и могучие Сур и Бур жили на разных концах земли в своих огромных каменных жилищах. Все люди подчинялись им и, завязав себе глаза, чтобы не ослепнуть, каждую новую луну приносили Суру и Буру большие связки белок и бурундуков, везли на санях тучных оленей и больших рыб. Сур и Бур были братьями и дружили, поделив власть над всей землёй. Их слуги летали всюду на больших птицах и плавали в морях внутри больших рыб, следя, чтобы в мире всё шло по заведённому порядку. Но однажды их младший брат Дирку, завидуя их власти и славе, решил поссорить Сура и Бура, наслав во все концы земли лисиц-оборотней, которые несли с собой раздор и ложь. Обманом они проникли и в жилища обоих братьев-правителей, наговорив им злое друг про друга. И тогда началась битва богов.

Шаман племени, закатив глаза, пел про огромные огненные стрелы, пронзившие небо, о древних змеях, разбуженных в глубинах земли, о звёздах, спадающих с неба; о морях, вышедших из берегов. Великим знанием обладали боги, но не сумели справиться со своим сердцем, в котором поселилось великое зло.

И когда убили друг друга Сур и Бур, а завистника Дирку сожрали лисицы, долго горела земля, а тучи не пропускали солнце. И казалось тогда, что всякая жизнь прекратилась. Но когда стих гнев высших богов, в глубинах Великого Леса восстал схоронившийся герой Верень со своим малым народом, от которого пошло их племя и все другие племена…

…Солнце неумолимо текло к горизонту, и на опушке зазвенели вечерние комары. Охотник вскочил на ноги, решившись. Он привязал оленя кожаным ремнём к дереву, чтоб не объели землеройки, а потом обмазал его соком смерть-травы, отпугивающей птиц. «Была не была, не тащить же мне его с собой в городище! — подумал Тумпту. — Вернусь до темноты и заночую здесь неподалёку. А завтра отправлюсь домой героем, да ещё с подарком для невесты: победителя не судят!»

Тумпту шагал к развалинам быстрым шагом. За плечами его висел лук и кожаный мешок с семью стрелами, на поясе в плетёном чехле уверенно подрагивал каменный нож. Рука, как всегда, сжимала верное копьё с отцовским костяным наконечником. Решившись, он не привык колебаться, а потому шёл в неведомое, не оглядываясь на родной Лес.

Город неспешно приближался. Сперва он увидел дорогу из сплошного чёрного камня, сквозь который густо росла трава — и пошёл по ней. По обочинам его внимание ненадолго задерживали остовы странных мёртвых чудищ, наполовину вросших в землю и блестевших кое-где серебристыми чешуями. Тумпту, не останавливаясь, шёл туда, где среди бесформенных груд камня угадывались сохранившие форму строения. Он осторожно переступал через трухлявые рыжие предметы, похожие то на змей, то на согнутые гигантские копья и окаменевшие стволы деревьев. Иногда в чёрной каменной реке, по которой он шёл, дырявились ямы, в которых лежал странный ветвистый хлам пополам с землёй. Обходя их, Тумпту настойчиво шёл вперёд, подгоняемый закатом.

Вскоре перед его глазами предстало первое, кое-как сохранившееся жилище богов. Дверной проём зиял чернотой. Тумпту приблизился и осторожно заглянул внутрь. Но не увидел ничего, кроме груды камней, перемешанных с бурой землёй. Видно было, что всякая жизнь ушла отсюда давным-давно. «И чего здесь запретного и страшного? — думал Тумпту, обходя и заглядывая в такие же вросшие в землю, сыпучие развалины без крыш, окон и дверей. — Просто мёртвые камни в закатном солнце…»

Тем временем, он вышел на широкую площадку, где, образуя полукруг, стояли несколько домов, сохранившихся чуть лучше, чем виденные прежде.

«Посмотрю, что здесь — и обратно», — решил он, озабоченно поглядывая на солнце, багровевшее уже на самой кромке горизонта.

Он подошёл к одному из домов, показавшемуся ему наиболее целым. Чуть помедлив на раскрошенном каменном пороге, Тумпту шагнул в темноту, из которой тянуло сыростью бездонной пещеры. Сбоку плеснуло косым, словно прощальным лучом солнечного золота, и охотника окружил мрак и холод. Под ногами что-то зловеще скрипело. Он вдруг сильно стукнулся лбом в гладкую стену и не успел испугаться этого, как испуг гораздо больший обрушился на него со всех сторон. В пещере богов вдруг вспыхнул свет! Он был ярче, чем свет самой яркой Луны.

Тумпту от неожиданности сел на пол, не выпустив, однако из руки копья. «Вот оно! — скачками неслись в его лохматой голове мысли. — Сейчас боги пустят в него огненные стрелы за то, что он нарушил их покой». Он сидел, закрыв глаза, готовясь к смерти. Однако с ним ровным счётом ничего не происходило. Только ногу больно давил камень.

Охотник осторожно открыл один, потом второй глаз, встал и осмотрелся. Вокруг было почти так же безжизненно, как в домах, куда он заходил прежде. Каменные стены поросли мхом, на полу — осколки камней и каких-то грязных предметов. Но свет! Тумпту долго не мог понять, откуда он исходил. Наконец, он заметил в стенах и потолке небольшие углубления, из которых, пробиваясь сквозь толстый слой пыли, сочился свет.

— Эй, боги! — крикнул, осмелев Тумпту, — я пришёл поклониться вам, я друг!

— Уг-уг, — ответило эхо.

Эхо шло из дальнего коридора в конце пещеры. Слабо освещённый, он уводил, по-видимому, в другую, более дальнюю пещеру. Охотник заметил ступени, под наклоном спускавшиеся вниз. Голос племени почти кричал ему в уши: «Уходи сейчас же! Хватит, ты уже доказал свою смелость!» Тумпту сделал было движение назад, подчиняясь этому голосу, но чёртик любопытства вновь пересилил.

«Если бога зажгли мне свет, значит, они хотят, чтобы я как следует осмотрел их жилище, — думал Тумпту. — Как же я уйду, так ничего и не увидев, кроме развалин?!».

Держа наперевес отцовское копьё, он шагал по ступенькам, ведущим в дальнюю пещеру. Маленькие луны в стеновых углублениях, казалось, шептали ему: «Вперёд, Тумпту, так рождаются герои!».

Коридор несколько раз поворачивал, спускаясь всё глубже. А не до самой ли бездны земли он идёт? — задумался Тумпту.

— Ведь там живёт огненный змей Мандра! Ну, что ж, — сказал он вслух — если понадобится — сражусь и с Мандрой!

Увлёкшись героическими мыслями, Тумпту сходу налетел на препятствие, заставившее его вновь присесть на землю. Препятствие, выросшее из-за резкого поворота, было стеной из очень холодного, блестящего камня.

«Ну вот и конец твоего пути, Тумпту, — внятно сказал шаман в его голове. — Ты в ловушке: сейчас откуда ни возьмись выползет древний змей и сожрёт тебя вместе с твоим копьём».

«Тумпту не струсит!» — завопил в ответ молодой охотник, вскочил на ноги и что есть силы ударил древком копья в стену. И вновь произошло чудо.

Что-то щёлкнуло, и стена толщиной с доброго медведя со скрипом поползла вбок, скрываясь в скале.

Тумпту торжествующе вскликнул и шагнул за порог.

* * *

Он уже не удивился, когда со вторым его шагом темнота вспыхнула ярким светом. Но то, что он увидел внутри, поразило охотника, пожалуй, больше всех предыдущих чудес. Пещера, куда он попал, как раз и была тем самым жилищем богов, которое он так рвался увидеть!

Затхлый мёртвый воздух со свистом уходил в проём двери. У Тумпту от волнения и ещё отчего-то спёрло дыхание, сердце забилось, как у землеройки.

Здесь не было осколков. Почти не было даже пыли. Яркий свет из-под потолка и слабый матовый — из углов ровно освещал небольшой зал с отлично сохранившейся обстановкой. В причудливых очертаниях предметов он, напрягая извилины, распознавал: стол, стулья, кровать, какие-то ящики и полки, на которых стояло множество причудливых мелких предметов. Он сделал ещё шаг в глубину пещеры, прислушиваясь. Вокруг стояла мёртвая тишина. Пещера была совершенно пуста, в ней пахло древней смертью. Казалось, что все предметы вокруг, стены, потолок, сам воздух стали здесь смертью, обращённой внутрь себя.

«Боги умерли здесь, — подумал Тумпту, — я потревожил их сон». Словно в подтверждение этого в углу раздался резкий сухой стук. Охотник в испуге отшатнулся вбок, оглянулся и похолодел. С седалища, которое он не заметил входя, на пол со стуком падали человеческие кости. Древний скелет рассыпался на глазах, оставив на блестящем стуле череп с неестественно белыми зубами и провалами глазниц.

— Ы-ы-хх! — выдохнул Тумпту древнее заклинание, отгоняющее злых духов. Но мёртвый бог явно не собирался причинять ему вреда. Просто рассыпался от сквозняка.

Тумпту перевёл дух и начал осматривать жилище более спокойно. Он захотел полежать на постели богов, но заманчивые цветные мхи, покрывавшие её, взметнулись под ним прахом, так что он больно стукнулся локтями о холодный остов кровати.

Раскрыв рот, он ходил вдоль полок, опасливо беря в руки таинственные предметы, стоявшие там. Некоторые были похожи на их деревянную посуду, но несравнимо красивее, другие — были искусно сделанными фигурками человечков и животных. «Сколько же здесь подарков для моей прекрасной Юмы!» — с восхищением думал Тумпту…

«Ты герой! — горделиво шептал девичий голос в его голове.

— Ты почти бог! — вторил ему другой. — Ты будешь приходить сюда один много раз. А потом, настанет время, и ты откроешь пещеру богов старейшинам племени, и они прославят тебя, сделают великим вождём!».

Эйфория, восторг собственной смелостью, радость открытий совсем лишили Тумпту осторожности. Хватая с полок всё подряд, он подбрасывал и ловил вещи богов, приплясывал и напевал. В руки ему попался красивый продолговатый и очень лёгкий камень с маленьким цветными пятнышками. Тумпту из озорства стал тыкать пальцем во все пятнышки подряд и вдруг — с криком ужаса — выронил его из рук.

Кусок стены, абсолютно гладкой с виду, начал бесшумно отползать. За ней вспыхнул свет, и на зеркальной, словно вода, плоскости появился злой волшебник! Тумпту мигом схватил копьё, опрометчиво отложенное в сторону, и затряс им над головой с громким охотничьим криком. Ужас и решимость сплелись в один мускулистый прыжок, которым он отпрыгнул от ожившей стены, приняв боевую позу.

Между тем волшебник не спешил нападать на Тумпту. Он миролюбиво и словно ободряюще говорил какие-то слова. Одет он был в странную гладкую чёрную куртку с отворотами, под которой белела январским снегом другая тонкая шкурка. На шее была завязана узлом ещё одна — ритуальная узкая и заострённая к низу шкурка цвета крови.

«Главный волшебник! — пугаясь и восторгаясь одновременно, подумал Тумпту. — Он разговаривает со мной как с героем, он хочет, чтобы я понял его!». Охотник издал примирительный возглас и повернул копьё наконечником вниз, показывая, что хочет выслушать волшебника.

Тот говорил, странно смотря — вроде бы прямо на Тумпту, но в то же время и на что-то позади него (Тумпту даже невольно обернулся).

Тумпту старательно слушал. Большинство слов были ему незнакомы, но в некоторых он узнавал чуть искажённый язык Великого Леса: «братья», «жизнь», «без страха»… Слова, а главное интонации были на редкость умиротворяющими, и Тумпту, подпав под чары волшебника, заслушался, опираясь на копьё.

Если бы он мог понимать язык древних волшебников, то услышал бы следующее: «Соотечественники! Братья и сёстры! Самое страшное уже позади. Кризис пошёл на спад, мы уже поднимаемся со дна. Мы достигли, наконец, взаимопонимания с нашими зарубежными партнёрами и политическими партнёрами внутри страны. Жизнь налаживается. Наш золотовалютный резерв пополняется с каждым днём, восстановлена экономическая инфраструктура, банковская система. Банки вновь готовы давать кредиты предприятиям, заработала ипотека. Новые школы скоро войдут в строй, на верфях закладываются новые корабли, ожил автопром. В конце года мы планируем поднять пенсии и зарплаты бюджетникам вдвое. Будущее открыто перед нами, мы смотрим вперёд без страха. За работу, товарищи!».

Тумпту, приложив руку к сердцу, хотел ответить главному волшебнику, но тот внезапно исчез, и на зеркальной поверхности замельтешили яркие пятна, сопровождаясь звуками, от которых у Тумпту нехорошо закололо в боку. Из пятен будто из омута, вынырнули мелкие наглые волшебники и полуголые ведьмы с волосами самых немыслимых цветов. Они затараторили что-то наперебой, показывая Тумпту на какие-то предметы и маня его внутрь в зеркальную гладь. Тумпту невольно попятился и случайно наступил ногой на брошенный волшебный камень. И тут гнев богов или зло волшебников, победивших их когда-то, обрушились на онемевшего охотника со всех сторон. Остальные стены пещеры начали раскрываться как первая — и на каждой появилось отражение тех же мелких наглых волшебников и цветноволосых ведьм. Все они зеркально кричали, кривлялись и тянули к нему руки. «Так вот оно что! — мелькнуло в помутневшей голове охотника, — главный волшебник просто убаюкивал меня, а эти шакалы сейчас затащат внутрь своих колодцев и высосут всю душу!»

Собрав околдованную волю в кулак, Тумпту размахнулся и что есть силы метнул копьё в ближайшее отражение. Уже на бегу он краем глаза видел, как копьё с треском вонзилось в сверкающую огнями стену, потушив её. Сноп искр и вонючий дым последовали за этим, но Тумпту уже нёсся, не помня себя, по ступенькам вверх — прочь из страшной пещеры, и дальше по ночным развалинам — прочь из проклятого городища!

* * *

Отдышался Тумпту только на спасительной опушке. Саднили поцарапанные колени, он потерял отцовское копьё и свой лук. Но всё это было теперь не так уж важно. Он убил славного оленя, он побывал в запретном городе, избежав колдовства злых волшебников. А ещё он кое-что добыл для своей невесты!

Охотник сунул руку в кожаный подсумок, куда побросал разные предметы с полок в пещере богов. Но вот досада! Рука нащупала лишь пустоту. Наверное, всё растерял, пока бежал по ночным развалинам городища… Правда, что-то непривычно шуршало на самом дне подсумка. Тумпту осторожно извлёк предмет, оказавшийся тонким, продолговатым и неестественно ровным листком бледно-зелёного цвета.

Он повернул его на свет вышедшей луны и разглядел на обеих сторонах листка странные рисунки и письмена. На одной стороне была нарисована горка, а на её верху — другая маленькая горка с открытым человеческим глазом. А ещё там была птица, сжимавшая в когтях какие-то ветки и пучки. С другой стороны листка из сплюснутого кружка на Тумпту испытующе смотрело гладкое лицо волшебника. Он был чем-то неуловимо похож на волшебника, чуть не заманившего его вглубь зеркального колодца в запретном городе. Охотнику даже показалось, что волшебник из зеленоватого листка недобро подмигивает ему и шевелит губами, шепча заклинания.

Тумпту с отвращением скомкал листок и швырнул его подальше от себя — в сторону запретного города. Только таких подарков его будущей жене не хватало! Лучше он вырежет ей из оленьей кости красивый маленький нож, а в придачу — небольшого тотемного медведя с дырочкой для ремешка. А можно ещё и дудку успеть сделать — до зимних камланий времени хватит!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ВОЛШЕБНИКИ ИЗ СЫЧУАНИ

Из книги Неизвестный Китай автора Куликов Владимир

ВОЛШЕБНИКИ ИЗ СЫЧУАНИ Искусство вышивки возникло в Китае, наверное, в те далекие времена, когда человек впервые взял в руки иглу. То есть на заре цивилизации. А когда китайцы научились извлекать шелковую нить из кокона шелкопряда и окрашивать её во все цвета радуги –


Безумие думать, что злые не творят зла[1] Об XI Всемирном русском народном соборе и позиции РПЦ на семинаре ЮНЕСКО «Диалог цивилизаций»

Из книги «О текущем моменте» № 3(63), 2007 г. автора СССР Внутренний Предиктор

Безумие думать, что злые не творят зла[1] Об XI Всемирном русском народном соборе и позиции РПЦ на семинаре ЮНЕСКО «Диалог


Владимир Винников, Андрей Смирнов, Денис Тукмаков, Андрей Фефелов ВОПРОСЫ СТАЛИНИЗМА

Из книги Газета Завтра 838 (50 2009) автора Завтра Газета

Владимир Винников, Андрей Смирнов, Денис Тукмаков, Андрей Фефелов ВОПРОСЫ СТАЛИНИЗМА Доктрину нынешнего руководства РФ можно определить словами "модернизация без мобилизации". Увы, эффективность подобной модели выражена не в технологических достижениях российской


Евреи города Керчи в XIX–XX веках Вигуляров Андрей, г. Керчь

Из книги «История евреев — наша история» автора Автор неизвестен

Евреи города Керчи в XIX–XX веках Вигуляров Андрей, г. Керчь Со вступлением на престол императора Александра II (1855 г.) для евреев в России открылась светлая пора надежд и упований. Этот царь-освободитель, положивший конец крепостному праву и стремившийся к реформам во всех


БОГ БЕРЕТСЯ ЧИСТИТЬ НУЖНИК. «Бедные злые люди»

Из книги От звёзд — к терновому венку автора Филиппов Леонид Иосифович

БОГ БЕРЕТСЯ ЧИСТИТЬ НУЖНИК. «Бедные злые люди» Этот рассказ — отдельное произведение. В нем — напротив, пролог к новому этапу, прорыв в зону Учительства. К сожалению, форма рассказа оказалась слишком краткой для этой зоны. Рассказчик «не успевает» объяснить, выписать


1. Сладость запретного плода

Из книги Россия. История успеха. После потопа автора Горянин Александр Борисович

1. Сладость запретного плода Большевистский утопический проект («западноевропейское и абсолютно нерусское явление»[26]) был обречен по многим причинам, хотя хватило бы главной: историческая Россия миллионами ростков и стволов пробилась сквозь щели, поры и трещины утопии,


1957. МАЛЕНЬКИЕ ЗЛЫЕ АМЕРИКАНЦЫ

Из книги Частная жизнь автора Киршин Владимир Александрович

1957. МАЛЕНЬКИЕ ЗЛЫЕ АМЕРИКАНЦЫ Самыми агрессивными «частниками» в ту пору были стиляги. Они добивались своего права на частную жизнь открыто и активно. Ходячие транспаранты, демонстранты личной свободы – откуда они взялись в одночасье? Чуть потеплело – и пошла плесень.


Злые чары

Из книги Великие авантюры и приключения в мире искусств [100 историй, поразивших мир] автора Коровина Елена Анатольевна


Пусть злые языки говорят (31.01.2012)

Из книги Сетевые публикации автора Кантор Максим Карлович

Пусть злые языки говорят (31.01.2012) Пусть злые языки говорят, что в условиях глобального кризиса финансового капитализма — следует сначала понять, какую стратегию спасения избрать, а затем трясти страну.Мудрый полководец Буденный предпочитал вовсе не иметь никаких планов,


БОГ БЕРЕТСЯ ЧИСТИТЬ НУЖНИК. «Бедные злые люди»

Из книги Том 11. Неопубликованное. Публицистика автора Стругацкий Аркадий Натанович

БОГ БЕРЕТСЯ ЧИСТИТЬ НУЖНИК. «Бедные злые люди» Этот рассказ — отдельное произведение. В нем — напротив, пролог к новому этапу, прорыв в зону Учительства. К сожалению, форма рассказа оказалась слишком краткой для этой зоны. Рассказчик «не успевает» объяснить, выписать


Злые вы / Общество и наука / Телеграф

Из книги Итоги № 50 (2013) автора Итоги Журнал

Злые вы / Общество и наука / Телеграф Злые вы /  Общество и наука /  Телеграф   Дело было в 1961 году. В группе консультантов ЦК КПСС, которой руководили секретарь ЦК Борис Николаевич Пономарев и его зам Елизар Кусков, Федор Бурлацкий кропотливо работал


От Тольятти до Звездочки Пузанов Александр, генеральный директор фонда «Институт экономики города» Ланцев Дмитрий, сотрудник фонда «Институт экономики города» Попов Роман, сотрудник фонда «Институт экономики города»

Из книги Эксперт № 12 (2014) автора Эксперт Журнал

От Тольятти до Звездочки Пузанов Александр, генеральный директор фонда «Институт экономики города» Ланцев Дмитрий, сотрудник фонда «Институт экономики города» Попов Роман, сотрудник фонда «Институт экономики города» Меры поддержки


Андрей Самохин МЕШОК КАРТОШКИ

Из книги Клуб любителей фантастики, 2009 автора Ксионжек Владислав

Андрей Самохин МЕШОК КАРТОШКИ — Они сказали: «Бегите! Кто найдёт спрятанный в подъезде мешок картошки, тот останется здесь. Остальные отправятся туда»… И мы рванули с низкого старта, как будто за нами гнались волки. А они стояли с хронометрами и, щурясь, смотрели, как мы


Роллрайт Стоунз Король, ведьма и злые вандалы

Из книги 200 таинственных и загадочных мест планеты автора Костина-Кассанелли Наталия Николаевна

Роллрайт Стоунз Король, ведьма и злые вандалы В 28 км западнее знаменитого городка Оксфорд, славящегося своим университетом, находится не менее примечательное место Великобритании — Роллрайт Стоунз. Огромный круг, контуры которого очерчивают камни причудливой формы,