Юрий Антолин ВЕЛИКИЙ ЭЛЕКТРОНЩИК

Юрий Антолин

ВЕЛИКИЙ ЭЛЕКТРОНЩИК

Десятки вертолётов, полных вооружённых солдат, взлетали с военных баз и летели в направлении мегаполисов. Солнце в небе горело в зените, сверкая на лобовых стёклах и лопастях винтов, превращая боевые вертолёты в машины из далёкого будущего, в инопланетные корабли, явившиеся, чтобы истребить всё живое на Земле.

Эдик Потапкин нетвёрдой походкой вошёл в кабинет. Усатый доктор за широким письменным столом оторвался от бумаг и поднял на него глаза. Застарелый шрам, протянувшийся от края губы через всю щёку, придавал его лицу устрашающее выражение. Однако взгляд был добродушным.

— Ну-с, как наши дела?

— У меня плохое предчувствие, доктор Херц. — Потапкин протянул ему папку с распечатками.

— Так-с, посмотрим, что показали анализы. Так. Да. Да. — Доктор Херц жевал кончик своих роскошных усов. — Мммм… увеличено… так… кхе-гм… расширено. Н-да. Всё-таки положительный. Придётся вам, Эдик, — он отложил распечатки и сочувствующе посмотрел на пациента, — ложиться на операцию.

Эдик вздрогнул, как берёза под порывом ветра. Бледность покрыла его лицо.

— Не переживайте вы так, — попытался успокоить доктор.

— Подумайте, ещё тридцать лет назад, когда вы только родились, любой, у кого обнаруживали рак мозга, садился писать завещание. — Доктор ободряюще улыбнулся. — Вы должны благодарить Великого Электронщика, что в наши дни операция по удалению злокачественной опухоли стала не сложнее удаления гланд. И столь же эффективна, должен заметить. Медицина не хуже прочих наук, мы всё время движемся вперёд. Иначе нельзя, от нас зависят жизни людей.

— Великий Электронщик, — повторил Потапкин, уныло глядя в пол.

— Именно он, — кивнул врач, — не забывайте, что это благодаря его изобретению мы теперь лечим, или вернее, ремонтируем человеческие тела без риска для жизни пациента.

— Да, — согласился Эдик вяло, — сестра моей подруги лечилась таким образом. Ей полгода назад заменяли желудок.

— Великий Электронщик, как его называют, и его команда прикладывают огромные усилия, чтобы мы жили в комфортном и как можно более совершенном мире. Хотя, если уж Бог не смог сотворить мир совершенным, то куда там Электронщику. Пусть даже Великому.

— Вы верите в Бога, доктор? — удивился Эдик. — Да вы — настоящий музейный экспонат.

— Когда-то я был священником. Потом ушёл в медицину. Порой спасать жизни людей здесь и сейчас важнее, чем от того, что вовсе может не наступить.

— Знаете, по вашему лицу не скажешь, что вы были священником. Скорее — боксёром-тяжеловесом.

Херц усмехнулся.

— Вы про шрам? До того, как принять сан, я служил в элитных войсках. Потом перешёл в спецотряд «Янычары». Мы проводили множество операций в Непале и Индии.

— Вы настоящий боевой монах, — улыбнулся Потапкин. — Доктор, — сказал вдруг он, и лицо его приняло отрешённое выражение, — а как вы думаете, этот наш Электронщик и всё, что он затеял, — к добру или к худу?

Врач пожал плечами. Резкая перемена в разговоре его не смутила. Пациент нервничает, всё-таки ему предстоит серьёзная операция.

— Думаю, это естественный ход вещей, — сказал он.

— Не всем будет уютно жить, окружёнными компьютерами, — сказал Эдик. — Мне вот, неуютно. Да и, может, всё это враки? И нет никакого Электронщика, ведь никто даже не знает его ни имени, ни фамилии.

— Вам сейчас надо думать не об этом, Потапкин! У вас впереди операция.

— Я помню, доктор. Но я бы хотел традиционным способом. Проверенным. Без этого вашего Великого Электронщика. А то мне как-то не по себе.

— По-другому — нельзя! — доктор нетерпеливо отмахнулся. Этот разговор отнимал слишком много времени, у него было ещё полно дел. — Возвращайтесь в палату, я проинструктирую медсестру, чтобы помогла вам подготовиться.

«Пусть введёт ему успокоительное, — подумал Херц, когда дверь за Эдиком закрылась. — На каждые пять пациентов, которые лечатся технологией ОТ (Отделения Тела) спокойно, приходится один или два вот таких, которые проедят тебе плешь нытьём. С ума сойти. На дворе конец двадцать первого века, а они всё никак не привыкнут».

Он снова принялся жевать ус и вернулся к заполнению бумаг.

Грузовики, наполненные вооружёнными солдатами, с рёвом мчались по ровным чистым дорогам в направлении мегаполисов. Каждый солдат включал электронные очки, в которые был встроен компьютер с автоприцелом и списком «помеченных». Необходимо было провести последнюю проверку перед операцией.

Идущие грузовики фиксировались сотнями установленных вдоль трассы камер, как и легковые автомобили, что обгоняли колонны грузовиков.

Выкурив в коридоре сигарету, Эдик вернулся в палату, где кроме него лежало трое стариков. Медсестра Сонечка сделала ему инъекцию, но нервы Потапкина были настолько возбуждены, что никакие седативные препараты не могли его успокоить. Он лежал, глядя в покрывавшие потолок экраны. Там одна за другой сменялись цветовые гаммы, мелькали и исчезали геометрические фигуры, ломаные, кривые и параллельные линии. Всё это походило на скринсейверы уже выходивших из использования компьютеров и обладало успокаивающим эффектом.

Старики рядом с Эдиком говорили в полный голос, и ему некуда было деваться, кроме как слушать их болтовню.

— Слушайте, а правда говорят, что Великий Электронщик — это целый научный городок, а нам выдают его за одного человека, чтобы мы не разуверились в гениальности и уникальности человеческой мысли?

— Да что этот слух по сравнению с тем, что я недавно слышал от племянницы, которая поступила в будда-электромонастырь! Мы все живём в иллюзорном мире, мужики! Великий Электронщик погрузил нас в сон, чтобы мы были счастливы. С помощью электроники он выстроил для нас этот мир. Он один бодрствует, охраняя наш сон. Мы все должны быть ему благодарны. Ведь он — всегда на страже нашего покоя и счастья.

— Ну и ты счастлив, Авдал?

— Конечно. Война Индии и Китая нас, слава Электронщику, больше не затрагивает. Теракты, конечно, случаются, но ни я, ни мои близкие в них не попадаем. Конечно, я счастлив. А ты разве нет?

— Мир не будет прежним, — вздохнул другой старик. — Это медицинский факт, мужики. Гуманитарные науки и искусства больше не нужны. Музыку и картины уже давно создают на компьютерах. Теперь это сфера Великого Электронщика. Скоро в мире останутся одни аналитики, конструкторы и специалисты по IT и нанотехнологиям. Не с кем будет выпить. Да ещё врачей оставят, хотя и всего горстку. Нас всех будут лечить… как их… нанороботы… наноботы… забыл. Они будут плавать у нас в крови и убивать всех микробов.

— А остальных людей куда ж денут?

— Стерилизуют, чтобы не размножался балласт.

— Дурак ты, братец, — сказал Авдал.

— Поживём — увидим, — возразил старик.

За окном раздался грохот.

— Что это? — спросил Эдик, вздрогнув.

— Да ничего. Вертолёты. Наверное, опять проводят учения.

В палату вошла полноватая медсестра с двумя санитарами. Потапкин заметил, что это была не Сонечка, с которой он уже практически подружился. Но это не имело значения, потому, что седативное, которое ему вкололи, наконец, начало действовать. Однако беспокойство перед операцией по технологии ОТ его не оставило.

— Потапкин, — скомандовала медсестра, — на операцию.

Санитары вкатили носилки и переложили на них упавшего духом Эдика. В коридоре они скрылись в ординаторской, а Эдика повезла медсестра. Он рассмотрел, что женщина была привлекательная. Несмотря на то, что толстая и лет на двадцать старше него.

— Сестра, — позвал он.

— Да, — отозвалась женщина и посмотрела на него, не переставая толкать носилки.

— У меня нервный срыв перед операцией. Помогите!

— Без проблем. Сейчас сделаю укол. Спустите-ка штаны.

— Не надо укол. Вы замужем?

— А вам-то что?

Потапкин сразу взял быка за рога.

— Видите ли, сестра… Может быть, сходим в кино, когда меня выпишут? Выпьем турбоколы, похрустим попкорном. Вы попкорн любите? Ну что вы, с фигурой у вас всё в порядке. Хорошего человека чем больше, тем лучше… Правда? Ну я попкорн тоже как-то не очень. Знаете, мне очень нравятся ваши духи. И вам очень идёт этот халат. — Эдик нашёл взглядом бэджик с её именем на лацкане халата — «Мария Сурикова». Медсестра катила носилки вперёд, операционная неумолимо приближалась. Большие электронные часы на стене показывали 12.47.

— Маша, так мы сходим в кино?

На пороге операционной их ждал хирург. Из палаты донёсся зычный голос доктора Херца:

— Завозите!

Внезапно Эдик поднялся и сел на носилках.

— Доктор, операцию придётся отменить.

На первом этаже больницы раздался звон разбитого стекла, застрекотали выстрелы. В жилые и правительственные здания по всему мегаполису врывались военные и отряды полиции. Люди падали замертво, не понимая, что происходит.

Некоторых щадили. Тех, кто не был помечен в электронных очках-компьютерах. Эти люди пригодятся, а остальных нужно было ликвидировать. В том числе и всех стариков. От них нет никакого проку.

В операционную, куда только что ввезли Эдика ворвались четверо в камуфляжной форме. Трое из медперсонала упали замертво, когда они спустили курки. Доктор Херц отступил к стене, хмуро глядя на вооружённых солдат и трупы санитаров и его ассистентки.

Один из солдат стащил с головы маску. Ему было лет тридцать пять, полностью выбритая голова и лишённое бровей лицо выглядели отталкивающе.

Солдат подошёл к операционному столу, скользнул взглядом по Херцу, медсестре и двум хирургам. Женщина от шока упала в обморок.

— Эдуард Сергеевич, — солдат обратился к Потапкину, — с вами всё в порядке?

— Да, — кивнул Эдик, — только успокоительным накачали. — Он нетвёрдо поднялся с операционного стола. — Полковник, принесите мою одежду и чего-нибудь выпить. Здесь в ординаторской наверняка найдётся.

— Напрасно вы так рисковали, — покачал головой полковник, — ведь мы могли вас потерять. Мало ли, очки могли дать сбой.

Эдик посмотрел на него холодно.

— Ни одна разработка Великого Электронщика не даёт сбой. Идите.

— Да сэр. — Полковник помедлил. — Эдуард Сергеевич, позвольте спросить. Зачем вы это сделали? Зачем пришли сюда в облике гражданского? Вас ведь действительно могли убить.

— Мне нужно было услышать, что говорят обо мне люди. Готовы ли к принятию грядущих перемен. Но это уже неважно. Вы, — Потапкин посмотрел на доктора Херца — были правы. Перемены наступают, не спрашивая, готов ты к ним или нет.

— Ради чего всё это? — спросил доктор хмуро. — Ради власти?

— Ради нового мира, — огрызнулся Потапкин. — Мира, где изнурительный физический труд будут выполнять машины. Где нанотехнологии, усиленное развитие которых я давно финансирую, продлят человеку жизнь. Мир, где нет места всем подряд, а только тем, кто будет ему полезен. Все остальные должны уйти.

Эдуард Потапкин, мультимиллиардер, идеолог и программист, известный как Великий Электронщик, давно уже распространивший своё влияние на весь мир и внедривший своих людей в правительственные структуры, вышел в пахнущий кровью и заваленный трупами коридор. Ему хотелось побыть в одиночестве хоть немного. Он встал у окна, за которым была улицы, брошенные автомобили и тела ненужных будущему людей.

Вытащив из кармана сигарету, он закурил и стал ждать, пока ему принесут одежду и алкоголь.

Хруст битого стекла под чьей-то ногой на полу заставил его отвлечься от обдумывания цены, которую заплатят люди за право жить в мире будущего.

— Прости мне Господи, что отнимаю чужую жизнь, — услышал он странную, архаичную фразу.

Рядом с ним стоял доктор Херц, бывший спецназовец и священник-расстрига. Только теперь взгляд врача не выражал доброжелательности, как при их разговоре тогда в кабинете. Потапкину снова бросился в глаза шрам на щеке доктора. Херц словно улыбался ему порванным и вновь зашитым ртом. Свет из окна падал так, что казалось, Эдику улыбается нечто ужасающее и всесильное.

Руки врача метнулись к нему привычным, хоть и немного подзабытым движением. Шею и подбородок Эдика сдавили тиски. Потапкин попытался высвободиться, но железную хватку врача разорвать было невозможно, мощные руки сдавливали гортань только сильнее. Затем резко крутанули его голову в сторону.

Хруста собственных позвонков Великий Электронщик уже не услышал.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КОНСТАНТИН ВЕЛИКИЙ

Из книги Взламывая код да Винчи автора Кокс Саймон

КОНСТАНТИН ВЕЛИКИЙ В «Коде да Винчи» Лэнгдону и Тибингу необходимо довести до сведения Софи Невё информацию, которая поможет ей понять истинную суть верований ее деда Жака Соньера и совершенные им поступки. Они объясняют ей, что многие доктрины современной христианской


Великий соблазн

Из книги Русская трагедия автора Зиновьев Александр Александрович

Великий соблазн – Когда все-таки это началось? – задаю я вопрос, заранее зная, что он бессмысленный; задаю с целью спровоцировать Критика на разговор в интересующем меня направлении.– Что вы имеете в виду, говоря «это»? – отвечает он.– Крах нашего (советского, русского)


Великий немой

Из книги Японец: натура и культура автора Акунин Борис

Великий немой Вот уже несколько десятилетий на обширнейшей опытной базе, почти не замеченной человечеством, идет уникальный эксперимент по выведению homo sapiens новой породы. Это отнюдь не селекция традиционного гибридного типа, когда в результате смешения рас, культур и


Великий раздражитель Юрий Черниченко о преданной революции

Из книги Пятиэтажная Россия автора Пищикова Евгения

Великий раздражитель Юрий Черниченко о преданной революции Самого первого фермера в своей жизни я увидела в 90-м году в селе под Котласом. Звали его Ян Робевский (польская кровь); личный конфликт с деревней (у каждого фермера всегда есть личный конфликт с деревней) начался


1.3. Великий Пост-

Из книги RUтопия автора Штепа Вадим Владимирович

1.3. Великий Пост- Подлинное столкновение цивилизаций — не схватка между Западом и кем-то из остальных. Это будет схватка между Западом и «Пост-Западом», сложившимся в рамках западной цивилизации. Столкновение уже началось — в мозгу западной цивилизации, среди


Великий тренер

Из книги Литературная Газета 6258 ( № 54 2010) автора Литературная Газета

Великий тренер ТелевЕдение Великий тренер А ВЫ СМОТРЕЛИ? Сколько в своё времени сплетен распространялось про ведущего нашего тренера по фигурному катанию Станислава Жука. Как ему завидовали, как его ненавидели! Передача на Первом канале, посвящённая его 75-летию,


Великий Француз

Из книги Чужие уроки — 2003 автора Голубицкий Сергей Михайлович

Великий Француз Граф Фердинан-Мари де Лессепс родился в семье выдающегося французского дипломата. Насколько выдающегося — можно судить по тому факту, что Фердинан появился на свет в Версале, в непосредственной близости от королевского дворца. Что не удивительно: де


Великий дух изгнанья

Из книги Литературная Газета 6305 ( № 4 2011) автора Литературная Газета

Великий дух изгнанья Искусство Великий дух изгнанья ОТЗВУКИ Плохой герой, «изгнанник народа» Куллерво на заре европейского модерна был страстно воспет Яном Сибелиусом. На днях Михаил Плетнёв и Российский национальный оркестр вспомнили одноимённую симфоническую


-- Великий Захарченко

Из книги Газета Завтра 937 (44 2011) автора Завтра Газета

-- Великий Захарченко Есть люди, в которых сбегаются воедино, сходятся, сопрягаются и взаимодействуют два мощных священных потока. Первый поток несется снизу — пенный и терпкий, он гонит из-под глыб жизненную силу почвы, несёт в себе гулы и звоны родной земли, энергию


ВЕЛИКИЙ РАЗДЕЛ

Из книги Книга прощания автора Рассадин Станислав Борисович

ВЕЛИКИЙ РАЗДЕЛ «Пришло время стихов», – заключил Эренбург в знаменательном 56-м рецензию на стихи еще неизвестного Слуцкого. Это, как девиз, подхватил первый «День поэзии», ошеломившая новинка, представившая столько и таких поэтов, каких и не мечталось увидеть в печати.


Юрий Антолин ЭНЕРГИЯ ЖИЗНИ

Из книги Клуб любителей фантастики, 2009 автора Ксионжек Владислав

Юрий Антолин ЭНЕРГИЯ ЖИЗНИ В темноте раздались осторожные шаги, в стену бело-жёлтым пятном ударил луч фонаря. Свет сместился левее, выхватив из темноты стоявшие у стен зачехлённые картины. От пыльных статуй на пол ложились тени и сливались с царившей здесь темнотой


Юрий Антолин ПРОГУЛКИ ПО ВОДЕ

Из книги Литературная Газета 6474 ( № 31 2014) автора Литературная Газета

Юрий Антолин ПРОГУЛКИ ПО ВОДЕ Сидя на дне небольшой лодки, Джарк держался руками за борта и смотрел вокруг. Всюду плескалось море. Сверкающее и бесконечное. Плеск касался ушей нежным шёлком, а нависшее над горизонтом алое солнце напоминало о скором наступлении


Великий поэт – великий денди

Из книги Идем на восток! Как росла Россия автора Вершинин Лев Рэмович

Великий поэт – великий денди В филиале выставочного зала "Манеж" - «Домике Чехова» на Малой Дмитровке открылась уникальная выставка, посвящённая Владимиру Маяковскому: «Маяковский «haute couture» : искусство одеваться». Речь здесь в первую очередь идёт не о рукописях или


Иоанн Великий

Из книги Красная каторга: записки соловчанина автора Никонов-Смородин Михаил Захарович

Иоанн Великий На фоне этого, как писал современник, «остяки на самоядь волками стали смотреть, считая счастливой». Их можно понять: ненцы, конечно, не были счастливы, они были беднее хантов (угодья хуже, оленей меньше), но, по крайней мере, с них брали только положенное.


7. ВЕЛИКИЙ ПОГРОМ

Из книги Кибервойны ХХI века [О чем умолчал Эдвард Сноуден] автора Ларина Елена Сергеевна

7. ВЕЛИКИЙ ПОГРОМ Весною 1927 года грянул выстрел Коверды. Темные силы, державшие Россию в плену и притаившиеся под покровом нэпа, избрали именно этот выстрел за сигнал к давно подготовленному наступлению на «буржуазию», интеллигенцию и крестьянство.Мы, дефилирующие под


1.5. Великий уравнитель

Из книги автора

1.5. Великий уравнитель Кибервойны впервые за долгий период истории дают весомые шансы более слабым, менее технологически развитым государствам и наднациональным силам одержать победу в жестком противоборстве с гораздо более могущественными странами, обладающими