«ДУХ ДЫШИТ ГДЕ ХОЧЕТ» 20 ответов фантаста Александра Зорича на вопросы Дениса Чекалова

«ДУХ ДЫШИТ ГДЕ ХОЧЕТ»

20 ответов фантаста Александра Зорича на вопросы Дениса Чекалова

Александр ЗОРИЧ — псевдоним украинских писателей, фантастов Яны БОЦМАН и Дмитрия ГОРДЕВСКОГО. Оба соавтора родились в 1973 г. в Харькове. Имеют по два высших образования: математическое и философское. Оба — кандидаты философских наук.

Помимо сочинения фантастических романов, Александр Зорич переводил классиков современной философии, философской антропологии и гендерных исследований, а также создал сценарии для компьютерных игр.

Начиная с 2002 г., Александр Зорич несколько раз становился лауреатом различных литературных премий.

1. Считаете ли вы фантастику серьёзной литературой? Или чисто развлекательной?

Яна: Если вы понимаете под «фантастикой» большую страту современной нам литературы, то нет, не считаем серьёзной. Это развлекательный жанр. И он почти всегда маркируется как таковой — посмотрите на пёстрые и гологрудые обложки фантастических книг. Настраивают на серьёзный лад? Однако, несмотря на это (и зачастую вопреки этому), среди фантастических книг попадаются серьёзные. Такой вот парадокс, да.

Дима (добавляет): Как говаривал мейстер Экхарт, это теолог такой из далёкого прошлого, «дух дышит где хочет». В том числе и в фантастике.

2. Что вообще делает серьёзную литературу серьёзной?

Дима: Язык литературного произведения и вообще качество его литературного исполнения.

Яна: Какими бы ни были «идеи», которые затрагивает литературное произведение, если оно написано скверно, ни о какой серьёзности не может идти речи. Увы, в фантастике 99 % книг пишутся «второпях». Мы с соавтором в этом отношении тоже не ангелы.

3. Правда ли, что научная фантастика — серьёзный жанр, а фэнтези — несерьёзный?

Дима: Сомнительное утверждение. В «научной фантастике» полно хлама. И в фэнтези его тоже полно…

Яна: Книги Толкиена, родоначальника жанра фэнтези, — это очень серьёзные книги. Но большинство книг их продолжателей невыносимы…

4. «Вечера на хуторе близ Диканьки» — это фэнтези?

Дима: «Вечера» — это не фэнтези. Это книга, написанная Гоголем о современной ему жизни малороссийской деревни, напитанная экзотическим — для столичного читателя того времени — колоритом. Некоторая фантастичность происходящих событий общей картины, на мой взгляд, не меняет. Если уж хочется найти прародителей жанра фэнтези в классической русской литературе, то пусть это будет «Руслан и Людмила», по интенции автора эта книга ближе.

Яна: Если мы будем называть «фантастикой» или «фэнтези» все книги, где происходит нечто необычное и «фантастичное», в мировой литературе не останется никаких жанров, кроме фантастики. Скажите, зачем нам такая литература? (Смеётся.)

5. Ваше отношение к громким проектам последних лет — Гарри Поттеру? «Обитаемому острову» Бондарчука? «Сумеркам»? «Конкурентам» Лукьяненко? Новой экранизации «Звёздного пути»?

Яна: К «Гарри Поттеру» — очень прохладное. У меня есть подозрение, шуточное конечно, что «поттериану» проплатило английское министерство образования с тем, чтобы надолго и надёжно обеспечить свои частные школы клиентами из-за рубежа. «Поттер» — это такой многосерийный рекламный ролик английских частных школ.

Дима: Продукт Бондарчука — даже слово «фильм» не хочется употреблять — он очень слабый во всех отношениях. Увы, очевидно, что отечественное фантастическое кино застыло в районе 80-х гг. прошлого века. Кстати, «Ночной дозор» обрадовал куда больше. Казалось, мы куда-то движемся. Все любители фантастического кино обрадовались, воспряли духом, эх, мол, сейчас как наснимают… А когда вышел «Остров», любители фантастического кино опять загрустили и пали духом. Потому что стало ясно, что мы никуда не движемся и, скорее всего, ничего уже не «наснимают». Увы… Экранизация «Звёздного пути» тоже как-то не впечатлила. Качественно, но глупо.

6. Ваше мнение о комиксах?

Яна: Если вкратце, то комиксы в России не имеют социальной почвы…

Дима: …и будущего… Вы думаете, только бумажная книга не может конкурировать с «Ю-Тьюбом»? Комиксы тоже не смогут.

7. Есть ли среди ваших книг самая любимая? Какая и почему?

Яна: У меня всё очень просто: самая любимая книга — это последняя вышедшая. В настоящий момент это «Сомнамбула», роман о светлом капиталистическом будущем России. Я недавно купила «Сомнамбулу» в магазине и перечитала, конечно, по диагонали. Понравилось! Честное слово! Как не мы писали! (Смеётся.)

Дима: А я консерватор. Я уж если что полюблю, так потом долго разлюбить не могу. У меня в любимицах по-прежнему ходит та самая «Римская звезда». В ней есть всё, что мне нравится в литературе, — слог, краткость, мысль.

8. Расскажите, пожалуйста, о своём романе «Римская звезда». Как он создавался? Откуда пришёл замысел этого произведения? Какое место «Звезда» занимает в творчестве Зорича?

Яна: Мы с соавтором всегда были фанатами истории Древнего Рима. Один из первых в русском Интернете сайтов о римской армии и флоте «Десятый Легион» — придуман и сделан нами… Римскую литературу мы тоже всегда любили. И много её читали. И в переводах, и даже кое-как в оригиналах (конечно, со словарём)… А одним из наших любимых поэтов был поэт Овидий…

Дима:… продолжаю мысль Яны Судьба Овидия, сосланного в ссылку императором Августом, нас всегда волновала. И конечно, нам, как и многим, эта ссылка казалась крайне несправедливой… Мы хотели для нашего любимого поэта лучшей судьбы… И вот как-то, обсуждая «Скорбные элегии» Овидия, где поэт жалуется на тяготы жизни в ссылке, мы подумали — а что если Овидий жалуется не потому, что ему действительно так плохо на побережье Чёрного моря, а потому, что хочет кого-то обмануть? Усыпить чью-то бдительность? Ну и пошло-поехало… С этих обсуждений и началась «Римская звезда» — роман об альтернативной версии событий, связанных с возвращением поэта Овидия из черноморской ссылки в славный город Рим, столицу империи…

9. Что для вас высшая награда в творчестве?

Яна: Их несколько, этих «высших наград». Например, внутреннее ощущение того, что ты сделал очень хороший текст, который на один шаг ближе к совершенству, чем предыдущий. Это очень приятное внутреннее ощущение, поверьте…

Дима: Ещё одна «высшая награда» — это ощущение того, что твоя книга нужна, что она неподдельно нравится людям и делает их жизнь осмысленнее.

10. Допустим, вам предложат экранизировать книгу «Завтра война» в Голливуде. Огромные деньги. Но одно условие: главными героями будут американцы. Вы согласитесь? Или, во имя принципов и патриотизма, откажетесь от денег и шанса покорить Голливуд и весь мир?

Яна: В такой ситуации мы бы разрешили экранизацию, конечно. Наш патриотизм заключается не в том, чтобы не давать американцам (или кому-либо ещё) экранизировать наши произведения в том видении, которое им ближе.

Дима: Правильно. Пусть экранизируют. В конечном итоге это было бы очень хорошо для нас, для русских патриотов. Как минимум потому, что такая «голливудская» экранизация приблизила бы к нам русскую экранизацию романа «Завтра война», с русскими актёрами на русские деньги… Опять же, после Голливуда нам было бы совершенно ясно, на какие грабли наступать не надо…

11. Секс и насилие в книгах — это дурной вкус? «Завлекалочка» для читателя, чтобы он проглотил всю остальную книгу? Или такой же художественный приём, как диалог, описание пейзажа и т. д.?

Яна: Всё это зависит от того, в каких именно книгах вот эти самые «секс и насилие»… Если в детских книгах — то это странновато, правда? А если во взрослых, то здесь нужно смотреть, о чём именно книга… Если книга о нелёгком труде проституток с сорокового километра, то было бы странно обойтись без отсылок к многогранной человеческой сексуальности… А если книга о физиках-ядерщиках сильно пенсионного возраста, то можно, наверное, и без секса в этой книги обойтись. Только кому нужны в наше время книжки о физиках-ядерщиках!

Дима: Кстати о читателях. По нашему с Яной опыту, читатель обычно боится сцен секса… Для него это всё же довольно непривычно… Что же до насилия, то его сейчас так много везде, в том числе и в книгах, что не очень ясно, как насилие способно кого-то всерьёз «увлечь» или «заставить проглотить книгу»… Проще проглотить газету «Криминал»… Там значительно больше насилия, чем в любых современных книгах…

12. Какое место занимают в вашем творчестве компьютерные игры?

Дима: Очень важное! Потому что мы их сценарируем! Вот недавно вышла игра «Чёрные бушлаты» про советскую морскую пехоту… Вся страна слезами обливается и воюет за Родину! И ладно бы наша страна. Вся заграница обливается тоже — потому что имеется прекрасный международный релиз.

Кстати, игры серии «В тылу врага», к числу которых относятся «Чёрные бушлаты», очень популярны на Западе.

Яна: …а сами мы играем в игры крайне редко. В основном отсматриваем те игры, которые сами же и насценарировали. На большее не хватает. Да и желания, признаться, уже нет. Выросли! Самым роковым образом!

13. Есть ли для вас неприемлемые темы? О чём бы вы никогда не стали писать, ни за какие деньги?

Яна: Ну… Я бы не стала писать книгу, порочащую Россию и русских. Ни за какие деньги.

Дима: Таких тем вообще очень много… Я бы, например, не стал писать роман, воспевающий зоофилию… Или педофилию… Особенно, конечно, второе… С зоофилией — тут за миллион долларов меня можно было бы уломать. (Смеётся.)

14. Что важнее для писателя — скромность? Или, напротив, боевой задор (мол, я круче всех)?

Яна: Для писателя важнее всего сочетание трудоспособности и амбиций (в вашей терминологии «задора» и «скромности»).

Дима: Согласен. Сочетать несочетаемое — вот это важнее всего. Просто «скромность» — это торный путь в безвестность. Просто «задор» — торный путь в дурдом, в палату для страдающих манией величия.

15. Слава и деньги — не портят ли писателя?

Дима: Писатель — это такое существо, которого портит буквально всё. И деньги, и слава, и возраст, и женщины, и мужчины… Не понятно, как мы живы вообще…

Яна: Деньги — они портят. Но и безденежье портит тоже. И слава портит… И её отсутствие… Писатель — он противостоит бытию во всём его многообразии. (Смеётся.)

16. Вы не пытались писать раздельно?

Яна: Мы иногда пишем раздельно. Редко, но бывает.

Дима: Но публикуем написанное всё равно под псевдонимом «Александр Зорич». В надежде, что никто не догадается.

17. Когда вы пишете о будущем, что для вас важнее? Вы конструируете общество «с нуля» или описываете сценарии, которые могут и должны воплотиться в жизнь, учитывая современные тенденции?

Яна: Мы не футурологи. Мы авторы художественных текстов. А значит, когда пишем, исходим из требования художественной целесообразности… В общем, плевать нам на тенденции, главное, чтобы книга занимательная получалась!

Дима: …особенно хорошо плюётся на тенденции, когда ты с утра и до ночи размышляешь над этими тенденциями и штудируешь материалы по футурологии…

18. Чего вы боитесь?

Дима: Смерти бумажной книги.

Яна: Дальнейшей диссипации России на ряд «незалежных» частей.

19. Какого качества не должно быть в настоящем писателе?

Яна: Мне кажется, всех качеств должно быть понемногу. И подлости, и низости, и скаредности, и бессовестности… Иначе, не имея их, сложно написать что-то реалистичное…

Дима: …Но если бы вот Бог явился мне и сказал: «Выбирай, какое качество в писателе самое худшее, и я тут же сделаю так, что ни один писатель больше не будет его иметь». Я бы выбрал глупость. Мне кажется, писатель не имеет права быть глупым. Это тошнотворно.

20. Что приготовил нового для читателей Александр Зорич? Это будет продолжение прежних тенденций в вашем творчестве или что-то принципиально новое?

Яна: У Зорича, как у Деда Мороза, — полный мешок всякой весёлой ерунды для любознательных детишек (речь идёт, понятно, не о возрасте). Во-первых, конечно, мы уже в третий раз порадуем любителей «Сталкера» и поставим очередной личный рекорд по проданным тиражам… Книга будет называться «Клад Стервятника», и её текст уже сдан нами в издательство ACT. Сейчас этот текст проходит редактуры и корректуры. Думаю, «Клад Стервятника» выйдет где-то в июле. В настоящий же момент мы пишем продолжение романа «Сомнамбула», недавно вышедшего в издательстве ACT. Так сказать, «Сомнамбулу-2». Это книга о космических приключениях.

Дима: Ну и наконец, мы совсем скоро допишем и издадим кое-что умное. Про умных. И для умных. Это будет книга про университет. Тираж, конечно, будет низенький. Какой ещё может быть тираж у книг, где нет ни мутантов, ни инопланетян? Зато мы будем счастливы, очень счастливы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Мастер Вэн УДАЧА ДЕНИСА ДАВЫДОВА

Из книги Газета Завтра 809 (21 2009) автора Завтра Газета

Мастер Вэн УДАЧА ДЕНИСА ДАВЫДОВА Пятый день отряд русских гусар под командованием генерал-майора Кульнева безуспешно штурмовал Аландские острова. Впереди, как всегда, с группой добровольцев-разведчиков, обходя большие засеки и оборонные сооружения шведов, оставляя их


«ДУХ ДЫШИТ, ГДЕ ХОЧЕТ…»

Из книги За оградой Рублевки автора Проханов Александр Андреевич

«ДУХ ДЫШИТ, ГДЕ ХОЧЕТ…» Московские, в липком асфальте, дворы среди каменных стылых теснин, на которых в утренней мгле зажигаются первые мутные окна. Неопрятные, в коросте и слизи, мусорные баки, неуклюже и грязно поставленные среди рассыпанных бумаг и разбитых бутылок.


Владимир Большаков ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ

Из книги Газета Завтра 241 (28 1998) автора Завтра Газета

Владимир Большаков ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ “… ИДИ ЗА МНОЮ, И ПРЕДОСТАВЬ МЕРТВЫМ ПОГРЕБАТЬ СВОИХ МЕРТВЕЦОВ”Евангелие от Матфея (8, 22)КНЯЗЬ ЖЕВАХОВ, товарищ обер-прокурора Святейшего Синода, в свое время писал, что Императорская Россия после 1905 года превратилась в сумасшедший


Андрей Николаев: ДЕЛО В КРИЗИСЕ ВЛАСТИ ( На вопросы нашего корреспондента Александра Брежнева отвечает лидер движения “Союз народовластия и труда” генерал-полковник Андрей Николаев )

Из книги Газета Завтра 276 (11 1999) автора Завтра Газета

Андрей Николаев: ДЕЛО В КРИЗИСЕ ВЛАСТИ ( На вопросы нашего корреспондента Александра Брежнева отвечает лидер движения “Союз народовластия и труда” генерал-полковник Андрей Николаев ) Корр. Андрей Иванович, мы на пороге третьего тысячелетия от Рождества Христова.


ПОБЕДИМ! ( Президент Республики Беларусь Александр ЛУКАШЕНКО отвечает на вопросы Александра КАЗИНЦЕВА )

Из книги Газета Троицкий Вариант # 51 [15.04.2010] автора Троицкий Вариант Газета

ПОБЕДИМ! ( Президент Республики Беларусь Александр ЛУКАШЕНКО отвечает на вопросы Александра КАЗИНЦЕВА ) Александр КАЗИНЦЕВ. Уважаемый Александр Григорьевич! Последний раз мы беседовали в тревожные дни осени 1996 года накануне референдума, когда решался вопрос о


Прозрачный омут. Вопросы, оставшиеся без ответов

Из книги Де ви, кобзарі? автора Бердник Александр Павлович

Прозрачный омут. Вопросы, оставшиеся без ответов ТрВ публикует отчет Михаила Гельфанда и Наталии Деминой (фотографии) о состоявшейся 30 марта в Президиуме РАН пресс-конференции «Российская академия наук и фундаментальные исследования», в которой приняли участие четыре


9. Один день Дениса Ивановича

Из книги Том 11. Неопубликованное. Публицистика автора Стругацкий Аркадий Натанович

9. Один день Дениса Ивановича А каков номенклатурщик сегодня?Архивы еще не раскрыты, мемуаров о нем нет. Но будет обидно, если читатели, не соприкасавшиеся с советским номенклатурщиком, так и не почувствуют, каков он в жизни. Вот почему в завершение этой главы я позволю


Вопросы без ответов[13]

Из книги Эпоха и Я. Хроники хулигана автора Кушанашвили Отар Шалвович

Вопросы без ответов[13] 1. Кажется, Марк Твен сказал: «Девятнадцатый век отличается от двадцатого, главным образом, тем, что в девятнадцатом слова ОПТИМИСТ и ДУРАК не были синонимами». Двадцатый век приучил нас к тому, что сбываются только мрачные пророчества, а ошибки в


Рыбак не хочет быть звездой, Бегбедер хочет кокаина, Винокур хочет защитить Дубовицкую

Из книги Олимпийские игры Путина автора Немцов Борис

Рыбак не хочет быть звездой, Бегбедер хочет кокаина, Винокур хочет защитить Дубовицкую Александру Рыбаку осточертело быть звездой, он хочет выйти из строя, он хочет быть просто музыкантом; его возмущает, что люди, приглашая его, хотят слышать одни и те же пять песен. А он


Что дальше? Вопросы без ответов

Из книги Уфимская литературная критика (сборник) автора Байков Эдуард Артурович

Что дальше? Вопросы без ответов Власти с большой неохотой обсуждают, что будет с олимпийскими объектами после февраля 2014 года. Большой Сочи — это город с населением до полумиллиона человек. Количество посадочных мест на олимпийских объектах — около 200 тысяч.


Дух дышит, где хочет

Из книги Де ви, кобзарі?.. (Роздуми фантаста) автора Бердник Александр Павлович

Дух дышит, где хочет Кто сказал, что литература в России умирает? Это далеко не так! Литература ЖИВА – хоть в столице, хоть в провинции. Да, по густому и прекрасному лесу российской (дотоле – советской) словесности прошелся безжалостный топор дровосека – экономических