Юрий Петранков КРОНИС

Юрий Петранков

КРОНИС

Планета поражала своим величием. Синеватое свечение казалось нереальным. По сравнению с Кронисом Солнце было песчинкой. Кронис — ещё одна из далёких систем. Два миллиона световых лет от Земли. Планета из малоизученной части галактики, на одну звезду — две планеты.

И вот так вот всегда — прыгаешь через полгалактики, чтобы в очередной раз наткнуться на новую планету. Зачем? Ответ прост — жизнь. Любая, пускай самая примитивная: микробы или бактерии — хотя бы они. Нам бы хватило зацепки. Совсем маленькой, но хватило бы, Веры, что мы не одни в этом мире.

Но все надежды разбивались в пух и прах. Да, человечество смогло преодолеть пространство. В лице всего человечества выступал всего один человечек — Марков Иван. Ещё в студенческие годы перед ним поставили условие: или сможешь придумать способ разрыва пространства, или полетишь с института. Никто не знает, как он там крутился, но в декабре 2010 года Марков представил чертежи и расчёты машины, которая так резко изменила всё. Прибор Маркова выводил сам себя в подпространство. Сжимал два края вселенной, словно тряпицу, и выходил обратно. В результате всего получалось удивительное явление: двигатель мог преодолевать по двести тысяч световых лет за несколько мгновений. Ограничений на машину было немного. Объём, который она могла утянуть с собой, в два с хвостиком раза был меньше объёма топлива, залитого в бак. После каждого прыжка человека страшно рвало — тело не хотело принимать изнанку мира. И всё. Больше ничего. Летай — не хочу. И началось: прыжки к Марсу, к Венере, к Меркурию. За несколько недель учёные собрали больше материалов о солнечной системе, чем за все минувшие века. Большинство прыжков приходилось на Марс — искали жизнь. Но не было в нашей системе ничего, кроме пыли и камней. Начались полёты к другим звёздам.

Прыгали к Сириусу — но даже там не было никого и ничего. Прошло уже восемь лет. Люди приутихли. У детей уже нет такого страстного желания стать «исследователями космоса». Даже детсадовцы и те, на вопрос: «Хочешь стать космонавтом?», — обиженно надувают губки и в большинстве своём отвечают:

— Зачем? Пыли и у нас полно, а холодно зимой будет. Космос! Эка невидаль!

А мы всё прыгаем. Мы верим. Ведь не может так быть, чтобы нигде не было ничего, кроме пыли. Должна же быть где-то планета обезьян или планета — океан. Ведь не зря фантасты столько выдумывали. Существует другая жизнь, мы верим — вот девиз нашей команды. Зачем мы это делаем? Человеку свойственно искать пути от одиночества. Человек — он стадный. Ведь тогда, восемь лет назад, нам было гораздо легче жить. Многие верили, что когда-нибудь прилетит к нам «волшебник в голубом вертолёте и бесплатно покажет кино», а также даст панацею от всех болезней, победу над старостью и низкими зарплатами. Кое-кто даже верил, что и дороги в стране починят. А нет, не случилось. Люди-человеки сами сделали машину и сами прыгнули вперёд к «светлому» будущему, без болезней и прочих неприятностей. И где оно, будущее? Нет ничего в космосе. Только пыль. Ведь мы не одиноки во вселенной: во вселенной полным-полно… одиноких. Как писал Бэкон: всякий, кто любит одиночество, либо — дикий зверь, либо — Господь Бог. Мы не боги и не звери — нам страшно.

— В любом случае — я буду прыгать, пока не встречу что-либо живое, пускай на это уйдёт вся моя жизнь.

Громко сказано, но тем не менее…

К горлу подкатил комок — меня начало тошнить. Неприятно, конечно. В носу всё ещё чувствуется желчь. Противно…

— Ну, что, моя дорогая. Вот я и прилетел. Сейчас будем приземляться.

Приземляться — слово, в принципе, не имеющее ничего общего с процессом выхода на орбиту, нормализации траектории и всего прочего. Приземление — просто ещё один прыжок, но уже точно на поверхность. Погрешность редко превышала десятки сантиметров.

Компьютер пикнул. Жёсткий диск тихонько крякнул. Машина просчитала расстояние до поверхности. Ещё один писк. Расчёт был произведён — корабль выходил из подпространства. Мгновения — и снова приступ рвоты. Больно — значит живой. Значит, можно выходить на планету. Надевать скафандр и на выход. Осматриваться. Вдруг, чего увижу.

Пустота. Только горы на горизонте и всё. Снова пыль… всё та же пыль. Итак, несмотря ни на что, первым делом — проверить внешние условия. На их пригодность к человеческому дыханию. Атмосфера на планете была. Более того, по всем показателям шлем скафандра можно было снять.

— А чёрт с ним. Была не была… — я сиял шлем. Вдохнул полной грудью. Ничего страшного не произошло. Воздух как воздух. Жить можно. Теперь — передать координаты планеты на корабль, оттуда — в центр. Мы здесь первые, так что планета теперь наша. Застолбили, так сказать.

Небо расчеркнула полоса рассвета. Нежно-розовая, она удивительно гармонировала с серым цветом всего вокруг.

— А дома сейчас зима. Снег идёт, наверное.

По небу пробежало облачко, за ним второе, третье… И началось. Пошёл снег. Он падал хлопьями, завиваясь в кружевном танце. Снежинки летали вокруг, забиваясь в зазор между скафандром и костюмом. Сразу же стало неуютно и противно. По телу пробежали мурашки отвращения. Я надел шлем. А между тем снегопад и не думал стихать. Хотя, если быть честным до конца, он и не усиливался. Шёл простой снег, который до боли напоминал наш, минский. Пережидать такую непогоду в корабле будет глупо, так что придётся идти вперёд. Бледно-синяя звезда озарила небосвод своим поистине сказочным сиянием. Каждый лучик здешнего солнца отражался от снежинок, отчего те сияли мириадами красок. У меня невольно вырвался вздох восхищения всей этой красотой. Снег над головой, снег под ногами, снег — везде. Как будто и не наяву всё это.

Горы приближались. Звезда поднималась все выше. Снег прекращался. Дела налаживались. На душе было умиротворение и покой. Ну не может, не может здесь быть одна пыль да снег. Не верю! Слишком далеко мы зашли, слишком много планет посетили. Должно, должно здесь быть хоть что-то живое. Я снял шлем. Ещё раз глубоко вдохнул.

— Ветер-ветер, принеси мне хорошие вести.

— Здесь есть жизнь, — кто-то тихонько шепнул мне на ухо.

Я резко, как учили в институте, крутанулся на все триста шестьдесят градусов, пытаясь заметить говорящего.

Ни-ко-го.

— Ой, правда? — тупо спросил я, сам не зная кого. Просто спросил.

Нет ответа.

Плохо дело, сам с собой разговариваю. Голоса мерещатся. Ещё несколько слов с самим собой и всё. Прилечу на Землю — психиатры загоняют со всеми их тестами на адекватность. В лучшем случае, что мне тогда светит — это сидеть в бессрочном отпуске от полётов. Так что дальше центра — никуда. Буду молодёжь наставлять. Возможно, в институте буду лекции читать, да и то вряд ли. В космос больным нельзя — закон. Так что — молчок. Нужно идти дальше. До гор — всего ничего. А дома сейчас Грот сидит. Спит, наверное. Или жуёт любимую игрушечную кость, Может, под дверью меня с работы ждёт, а может, с ним Славка играется. Грот сына любит. Он вообще добрый пёс. Любит всех людей сразу. И плохих, и хороших. А вот собак — ненавидит. Но тут уже ничего не поделаешь. Порода у него такая. Бойцовская собака.

Пыльное поле сменилось мелкой галькой — идти стало труднее. Сейчас это особо не ощущалось, но вот на обратном пути, когда сил почти не будет… Вот так и живу. Неделя в космосе — неделя дома. Работа не пыльная, а платят намного выше среднего. На жизнь, квартиру, машину и дачу хватает. Ещё и на чёрный день откладывать начал. Мало ли, что может случиться.

Вблизи горы оказались всё теми же камнем и пылью. Камнем и пылью. Мне стало смешно. Да ну всё это, надоело! Нет жизни во вселенной, И даже если есть, то она или слишком далеко, или попросту слишком хорошо маскируется от нас — людей-человеков.

— Да гори оно всё синим пламенем, — я махнул рукой на горы, развернулся и пошёл обратно к кораблю.

— Мы найдём жизнь! Там обязательно что-то будет! — передразнивал я свои слова, сказанные несколько дней назад. За спиной чувствовалось исходящее от чего-то или кого-то тепло. Я не обращал на него внимания, продолжая ворчать.

— А нету, нету тут ничего! Жизнь хотели? А кукиш с маслом вам не надо?

Тепло со стороны гор стало спадать. Подул ветер — стало прохладнее.

— Это вам не сказка и даже не роман. Нет тут НЛО. Никого тут нет, кроме меня. И не будет никогда.

Наверное, не суждено человеку узнать о своём появлении что-то большее, нежели домыслы о происхождении от обезьяны. Не дано ему найти братьев по разуму. Тех, кто поддержит или, наоборот, развяжет с нами войну. На самом деле, человеку не важно — мир или война. Главное, не быть одиноким. Главное, быть в действии и взаимодействии с кем-то живым.

Корабля на месте не было. Следы были, а корабля — не было. Как будто сам улетел. В ступоре я стоял минуты три, если не все пять. Кто? Кому нужен корабль? Он был заперт. Нет, глупости, конечно, не могли его угнать. Да и некому. Корабль просто так не запустить, а машина Маркова без сканирования сетчатки и отпечатков просто не будет работать. И что же он сам улетел? Тоже невозможно.

Я шлёпнул себя по лицу один, второй раз. Было больно. Значит, не сплю. Значит, корабля на самом деле нет.

— Чёрт знает что, — вырвалось у меня.

— Чёрт всё знает, — раздалось за спиной. — Хе-хе, — кто-то злобно хихикнул.

Я обернулся. У меня за спиной стоял настоящий чёрт. С рогами, бородой и трезубцем, он весь сиял сине-красным цветом.

— А чтоб его! — Чёрт начал скакать по кругу, чтобы потушить пламя, охватившее его копыта. — Прицепилось ко мне! Твоя работа! Думай, как ругаешься!

Чёрт подпрыгивал, выкидывая немыслимые пируэты. Скакал, бранился и махал трезубцем. И в какой-то момент, выделывая очередной финт, не удержался на своих ножках, упав прямо мордой в огонь.

— А-а-а! Борода, борода! — Туши её! Помогите!

Я подбежал к этому забавному созданию, которому совсем не были присущи замашки канонического дьявола. Надо было ему помочь потушиться. Скафандр всё равно огнестойкий, так что не страшно загореться обоим. Подбежав, я схватился ладонями за его уже успевшую изрядно подгореть бородёнку и сильно её тряхнул.

— Чего схватил! Отпусти! Отпусти! А-а-а! — Чёрт начал визжать. Я отпустил, огня уже не было.

— Всё, потушил, — чертяка пощупал остатки бороды. — Ну, человече, что ж тебе от меня надобно? Но не забывай, бороду я тебе припомню! Чёрта за бороду не к добру хватать. Что спросить желаешь?

— Я чего? — спросил я, немного опешив от такого поворота событий. В голове был сумбур. Чёрт, живой, говорящий и горящий. И ещё предлагает вопрос задать.

— Есть ли во вселенной жизнь, кроме как на планете Земля?

— Первый вопрос — самый главный. Черти это знают. Так что на него я не отвечу. Нечего было мою бороду рвать.

— Но…

— Давай дальше спрашивай.

— Где мой корабль?

— Пропал.

— Куда?

— Никуда.

Хороший диалог у нас выходит. У меня вопрос — у чёрта ответ. При этом ответ простой и ясный, как у детей:

— Петя, ты почему в грязи извалялся?

— Потому что.

Вот так и у нас с чёртом.

— Чёрт, ты откуда взялся? — спросил я, надеясь получить вразумительный ответ хотя бы на этот простой вопрос. Должен же он знать, откуда сам родом.

— Из земли вырос.

— И как же ты так «вырос»?

— Как гриб.

— Что «как гриб»?

— Как гриб вырос.

Нужно было заходить с другой стороны. Вопросов, касающихся корабля и самого себя, — чёрт избегал.

— Я могу вернуться домой?

— Да.

— Как?

— Быстро.

Да, с чёртом шутки плохи. Задавать вопросы не моя стихия. Чертяка был непробиваем. У него всегда находился односложный ответ на любой вопрос. Так прошёл час. За ним другой. Чёрт и не думал отвечать пространнее, чем да и нет.

— Чёрт тебя дери! — зло выругался я. Тут же, откуда ни возьмись, рядом с моим новым знакомым, материализовался второй чёрт, правда, немного крупнее. Тоже с рогами и бородой. Вместо трезубца у него было плётка.

— Так, где провинившийся? — второй чертяка опалил нас злым взглядом. Ну что, чёрт, драть тебя буду.

— Не надо! — Чёрт с опалённой бородой зашёлся в тихом визге.

— Мне пришла команда «драть», значит, будем драть. Ну-ка быстро лёг.

Младший чертяка ещё раз всхлипнул и опустился на пыльное поле, подставляя спину под удары. Старший чёрт размахнулся и ударил. Младший начал скулить.

Десять раз плеть резала воздух. Десять раз чёрт с трезубцем ойкал. Я стоял и смотрел. Вмешиваться не хотелось. Сами черти, так пускай сами и разбираются.

— Ну всё, пока хватит. Вставай, живо! Чего разлёгся? — Старший поднял с земли младшего за загривок.

— Спрашивай, человече, чего тебе ещё надобно. — С надрывом в голосе прохрипел мой старый знакомый.

Малыша было жалко. Надо бы ещё чего спросить, а то, не ровен час, совсем до смерти (или что у них там) чёрта забьют.

— Бог существует?

— Сейчас — нет.

— А потом?

— А потом может и будет.

— А дьявол есть?

— Сейчас — нет.

— А потом?

— А потом может и будет.

Замкнутый круг. Одно и то же. Мне казалось, что чёрт на что-то намекал. Вот только на что… до этого нужно было дойти самому.

— Ты мне на что-то намекаешь? — Задал я провокационный вопрос.

— Нет.

— А ты можешь отвечать на мои вопросы более подробно?

— Могу.

— Ты настоящий?

— Сейчас да.

— А что будет потом?

— Потом я исчезну. — Чёрт теребил бороду. — А может быть и останусь.

— Надолго?

— От тебя зависит. Я тут не причём.

— То есть я могу тебе приказать остаться?

— Грубо ты сказал, человече. Но по правде сказал, как надо.

Чёрт меня заинтриговал. Человеку свойственно любопытство. Так что содержание моей следующей фразы было несложно предугадать.

— Чёрт, исчезни.

И ничего. Ни хлопка, ни адского пламени, ни каких бы то ни было эффектов. Чёрт просто пропал. Как говорится, растворился в воздухе.

Интересное дело… а что если…

— Появись! — скомандовал я. Ничего не произошло. Младшего бесёнка не было. Только старший стоит рядом и машет плёткой. — Хм… ну-ка. Приди! — нет эффекта. — Возникни! Сим-салабим! — чёрта не было.

— Чёрт, — обратился я ко второму существу, — не знаешь, как первого призвать?

— Знать не знаю! Моё дело драть! — отчеканил чертяка, махнув плёткой.

Не знает. Или просто не говорит. Нужно догадаться самому.

— Чёрт, а ты как здесь возник?

— Знать не знаю! Моё дело — драть! — всё так же отчеканил рогатый.

Простой народ эти черти. Ничего они не знают, кроме своих прямых обязанностей. Один должен отвечать — он и отвечает. Второй должен драть — он это и делает. Интересно всё-таки: я ли чёрта вызвал или он сам появился? Что я там говорил…

— Чёрт его знает! — снова выругался я. — Не вспомню уже.

— Оп, снова меня позвали, — передо мной опять стоял тот же младшенький чёрт. Только борода была как новенькая. — Да сколько ж можно!

Козлиные копыта чёрта снова были в огне. И снова он прыгает кругами. Опять же падает мордой в огонь. Борода снова загорелась.

— А-а-а! Помогите! Борода горит! Моя бородушка горит! — пищал чертяка, размахивая рогами. Я не двигался. Научен горьким опытом. Пускай попрыгает — само потухнет. Чёрт он всё-таки или нет?

Старший чёрт тоже никаких действий не предпринимал. Стегал кнутом воздух — и больше ничего. Не знаю, сколько младший чертёнок провалялся, но огонь он всё-таки потушил. Не хочу себе льстить, но у меня тушение вышло гораздо лучше. На этот раз чёрт оказался без бороды. Совсем. Как будто только что побрили его.

— Что тебе, человече, от меня ещё надо?

— Пока ничего, — ответил я и улыбнулся.

— Ты мне зубы не скаль! Не боюсь я тебя.

Интересно получается. Планета, на которой я повелеваю чертями. Больше всё это напоминало бред обкурившегося наркомана.

— Чёрт, я в здравом уме?

— Да.

— Я не сплю и не брежу?

— Нет.

— Чёрт, стань табуреткой. — Я сам ошалел, когда себя услышал. Было интересно, какая из чёрта табуретка выйдет, с бородой или без. Я даже глупо хихикнул. В голове явно представилась ворчащая тренога с бородой. И снова ничего визуального. Никаких эффектов. Чёрт был на месте.

— Человече, я не умею, — жалобно пискнул он.

— Не пищать, чёрт. А то снова буду драть. — Старший зло зыркнул на младшего. Чертяга с трезубцем пискнул и замолк.

И всё-таки. Первый раз чёрта я вызвал. Потом заставил исчезнуть. Потом снова вызвал. Не с первого раза, но всё-таки. Ответ напрашивался сам собой — проблема формулировки. Черти придираются к словам.

— Младший чёрт, стань табуреткой.

С младшим ничего не произошло. Он продолжал разглядывать свой трезубец. А вот старшего не было. На его месте стояла табуретка. С бородой. О трёх ногах. Красного цвета.

— Чёрт, кто из вас двоих выше чином?

— Кому годков меньше, тот и старше, — чёрт указал когтистой лапой на место, где недавно был «старший» чертяка. — Он, это как так? Почему он табуретка? Он же не умеет. Никто же не умеет, кроме Люцифера… Меня драл сам Люцифер!

Чёрт упал на колени.

— Чёрт, это Люцифер перед тобой?

— Нет.

— А кто?

— Табуретка.

— А до этого кем он был?

— Чёртом, который всех драл.

— Так почему, если он не Люцифер, а табуретка — ты ему поклоняешься?

— Эээ… — чёрт замолчал. Поднялся с колен. Почесал бороду. Плюнул близ табуретки и отвернулся от бывшего младшего.

— Младший, стань чёртом, — скомандовал я.

Ни-че-го. Снова проблема с формулировкой. А что если:

— Табуретка с бородой о трёх ногах. Стань чёртом, коим была ранее.

— Прибыл сюда, чтобы драть! — Младший снова стал самим собой. — Кто тут хочет по спине? — плётка, вспарывая воздух, зашипела раненой кошкой.

Я начинал понимать, что здесь происходит. Или мне только казалось. Так или иначе, но проверить это не мешало.

— Стол, появись! — как всегда с первого раза ничего не произошло.

— Деревянный стол, появись!

Он появился. Деревянный. Не знаю, кто это всё делает, но стол был с моей кухни.

— Чёрт, это мой стол?

— Да.

— С Земли?

— Нет.

— Откуда он?

— Отсюда.

Никогда не верь чёрту. Нужно было проверить. Я подошёл к столу. Перевернул его. Так и есть. Под крышкой неровными буквами, детской ручкой было накалякано «СЛАВА».

— Чёрт, этот стол с Земли?

— Нет.

— Но тут же сына надпись! Его рукой написано! Я сам видел, как он это писал! — Я посмотрел чёрту в глаза. Говорят, в глазах отражается душа. У чёрта там было пусто. Как у табуретки. Просто бусинки-глазки словно у мягкой игрушки. Ничего у него за душой не было. Да и применимо ли это слово к чёрту?

— Да. Но стол не с твоей планеты, человече.

— А откуда же, чёрт тебя… — я оборвал фразу на полуслове. Ну его, ведь снова старшему попадёт.

— Отсюда.

— Жена, появись!

— Привет, где это я? — Жена была в своём домашнем халате и тапочках. Голову венчало полотенце, наверняка, мыла голову.

— Ну что, чёрт, она тоже не с Земли?

— Нет.

— Но она же дома была, понимаешь, дома! Или она раньше меня сюда попала?

— Нет. Она отсюда.

— Докажи.

— Легко! — Чёрт подбежал к жене, схватил её за полотенце и сильно дёрнул. На её плечи упали ещё не высохшие волосы. — Смотри! — Чертяка что есть мочи дунул на неё огнём, который, как ни странно, боли ему не причинял.

— Стой, стой, чёрт! Ты что делаешь!

Чертёнок продолжал дышать огнём на жену.

— Чёрт тебя дери! — Выкрикнул я единственное известное мне заклинание против этого поганца.

— Готов драть! — Младший хлестнул плёткой. — Чёрт, живо на землю.

— Не надо, не надо-о-о ой! — первый удар пришёлся по шее.

— На землю, живо! Рога спилю!

— Не-е-ет, только не их! Всё, всё, уже лежу… Плохой ты, ой! Чело, ой, вече — не добрый, ой!

— Всё нормально, — я подошёл к жене. — Не больно?

— Всё нормально. Не бойся, — она начала меня утешать. Вот так всегда. Чуть что случится — утешает всех мама. Я прильнул к ней. Зарылся лицом в её мокрые волосы.

Всё как всегда. Минуточку. Волосы мокрые?

— Старший чёрт, иди сюда.

— Что надобно, человече.

— Какая температура твоего пламени? В градусах Цельсия, — поспешно уточнил я.

— Триста ровно.

— Можешь сделать тридцать?

— Могу.

— Давай, делай тридцать. И с этой же температурой мне в лицо дунь.

Чёрт начал дышать на меня огнём. Тепло чувствовалось достаточно хорошо.

— А теперь давай на «это» дунь, увеличивая постепенно температуру до сотни.

Чёрт дул. Лицо жены не изменилось ни при тридцати, ни при сотне градусов.

— Всё, хватит, — чёрт прекратил дуть.

Я потрогал волосы «жены». Они были влажными.

— Чёрт, она настоящая?

— Да.

— Она моя жена?

— Теперь — да.

— А потом?

— А потом, может, нет.

— Почему «это», — я указал на образ своего любимого человека, не горит?

— Ты этого никогда не видел. И не представлял, — ответ чёрта меня порадовал.

Он перестал отвечать односложно. Возможно, удастся выудить у него что-нибудь полезное.

— Невозможно то, что нельзя представить.

Кажется, я всё понял… и закрыл глаза.

В Минске снег кончился. По улицам машины носятся. Дети в школу идут, утро ещё, темно, Соседи собак выгуливают. Славка с Гротом по площадке носятся. Снегири на ветках сидят. С крыши соседнего подъезда сосулька свисает. Большая. По стадиону старики бегают — закаляются. А вдалеке блестит вышка космодрома. Ввысь поднимается очередная звезда — корабль стартовал.

Я открыл глаза. Планета не соврала ни разу. Всё было, как оно есть на Земле. Вот только люди не настоящие. Пусто у них в глазах. Всё это космическая пыль. Космические атомы, собранные воедино каким-то сверхразумом в порядке, продиктованном моим голосом и воображением. Ведь мы, люди, та же пыль, собранная кем-то воедино. Космическая пыль, как и всё вокруг. Пройдёт ещё несколько десятков или сот лет. И придумают!

Придумают учёные способы собирать из атомов любое вещество и существо. Никогда мы не останемся одни. Пока есть в этой вселенной пыль — надежда остаётся.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Юрий Красавин

Из книги Газета Завтра 213 (52 1997) автора Завтра Газета

Юрий Красавин ОПОРА Нашему товарищу и автору, русскому писателю Юрию Красавину исполнилось 60 лет. От души поздравляя юбиляра, публикуем его новый рассказ.МЫ ПРИШЛИ СЮДА В ПОЛНОЧЬ — к небольшому насыпному холму, заросшему жесткой травой, на котором стоит опора


Юрий Андропов и НЛО

Из книги Спецслужбы против НЛО автора Первушин Антон Иванович

Юрий Андропов и НЛО Факты – упрямая вещь. И еще более упрямая вещь – их отсутствие. На сегодняшний день многое из того, что связано с изучением НЛО в СССР, уже рассекречено. И получившаяся картина не может обрадовать таких уфологов, как Анфалов. Да, граждане наблюдали НЛО,


Юрий Черняков

Из книги Об Аркадии Стругацком (Беседовал А.Керзин) автора Черняков Юрий Вениаминович


Чертков Юрий

Из книги Донецкая мафия автора Кузин Сергей

Чертков Юрий «Вторым ближайшим сподвижником Ахметова является Юрий Дмитриевич Чертков по кличке «Черт». Он контролирует ряд ночных клубов, а также является фактическим руководителем предприятия «Частная коллекция», которое объединило большинство ликероводочных


Юрий Кузнецов __

Из книги Газета Завтра 318 (1 2000) автора Завтра Газета

Юрий Кузнецов __ Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/00/318/81.html ].


Юрий Кравченко

Из книги Кто есть кто. На диване президента Кучмы автора Мельниченко Николай

Юрий Кравченко Бывший министр внутренних дел. Один из самых доверенных людей Кучмы. При Кравченко МВД стало дееспособной структурой, которая остановила волну преступности в середине девяностых годов. Но взяв под контроль преступные группировки, украинские


Юрий Тынянов

Из книги Гамбургский счет: Статьи – воспоминания – эссе (1914–1933) автора Шкловский Виктор Борисович

Юрий Тынянов Юрий Тынянов пишет «Восковую персону», лучшую свою книгу.В ней превосходная Екатерина I, увиденная впервые.Но разве петровская эпоха это только кунсткамера в спирту?Кино, музей восковых фигур, немецкий экспрессионизм определяют Юрия


Пробный Юрий

Из книги Статьи из газеты «Труд» автора Быков Дмитрий Львович

Пробный Юрий Юрий Лужков был и остается самым непредсказуемым политиком послеельцинской России.Непредставимо широк был круг его интересов и хобби — от пчеловодства до поворота северных рек, от сочинения прозаических притч до публичных танцев. От Лужкова можно было


Юрий Предтеча

Из книги Статьи из журнала «Компания» автора Быков Дмитрий Львович

Юрий Предтеча Многочисленные вопросы о том, когда же закончится эра Юрия Лужкова в Москве и почему Владимир Путин обречен снова и снова предлагать москвичам одного и того же мэра, выглядят еще наивнее, чем попытки раскачать лодку самого Владимира Путина. И этот президент


Юрий Бондарев __

Из книги Газета Завтра 394 (25 2001) автора Завтра Газета

Юрий Бондарев __ Роман Александра Проханова "Идущие в ночи" может украсить любую литературу мира. Дело в том, что роман этот я могу назвать и новаторским, и в то же время произведением, написанным в очень высоких литературных традициях. В традициях, о которых любой


Юрий Мухин

Из книги Продажная девка генетика автора Мухин Юрий Игнатьевич

Юрий Мухин ПродажнаядевкаГенетикаМОСКВА «Издатель Быстров» 2006Оформление серии художника П. ВолковаББК 87.21 М 92Мухин Ю.И.М92 Продажная девка Генетика. — М.: Издатель Быстров, 2006. — 416 с. — (Русская правда).ISBN 5-9764-0043-4Долгожданная новая книга Юрия Мухина — острая,


Юрий Мухин

Из книги Телевизор (июль 2008) автора Русская жизнь журнал

Юрий Мухин Эта книга — настоящее промывание мозгов, «покушение на миражи»: она заставит усомниться в самых устоявшихся и «общепризнанных» мнениях и начать, наконец-то, думать собственной головой, а не импортным телевизором.Долгожданная новая книга Юрия Мухина — острая,


Юрий Сапрыкин ЧГК

Из книги Тайны Кремлевской больницы, или Как умирали вожди автора Мошенцева Прасковья Николаевна

Юрий Сапрыкин ЧГК История одной программы


Юрий Олеша и три «я»

Из книги Фантастический альманах «Завтра». Выпуск четвертый автора Айзенберг Михаил


Юрий Левитанский

Из книги Донбасс в огне. Хроника необъявленной войны. Апрель – сентябрь 2014 автора Северский Виктор

Юрий Левитанский Юрий ЛЕВИТАНСКИЙ (1922), известный русский поэт и переводчик, автор двух десятков сборников стихов. Принадлежит к славной плеяде студентов ИФЛИ, солдат-добровольцев 1941 года.Последняя книга — «Белые стихи», 1991. Были смерти, рожденья, разлады,


Юрий Береза

Из книги автора

Юрий Береза Командир добровольческого батальона «Днепр-1» Национальной гвардии Украины Юрий Николаевич Береза родился 8 февраля 1970 года в городе Саксагань Днепропетровской области, Украина. В 1991 году окончил Днепропетровское высшее зенитно-ракетное командное училище