Анатолий Радов ИДУЩИЕ НА СМЕРТЬ

Анатолий Радов

ИДУЩИЕ НА СМЕРТЬ

Они посадили корабль возле громадной стены, окружавшей город серым кольцом. Стена была высокой, из тщательно обработанного и подогнанного друг к другу камня, и на вид просуществовала уже не одну тысячу лет. Местами поросшая каким-то мхом, местами выщербленная ветрами, она представляла величественное и в то же время жутковатое зрелище. Когда люк открылся, и они сошли на поверхность планеты, обозначенной в астрономических каталогах бездушной цифрой 289, стена показалась им ещё более жуткой и величественной.

— Капитан, — сказал самый высокий из них. — Это же сенсация. Люди побывали уже на сорока планетах, но ни на одной не обнаружили даже признаков разумной жизни. А здесь целый город!

— Чак, а представь, если в нём ещё и люди живут. Ну, не люди, а местные какие-нибудь, — поправил себя капитан и посмотрел на третьего астронавта. — Дюк, по-моему мы станем известными. Только прикинь, первые астронавты, которые открыли внеземную цивилизацию.

Дюк мечтательно разулыбался, но через несколько секунд улыбка исчезла с его лица.

— Если за то время, пока мы летали, уже кто-нибудь не сделал этого, — сказал он немного разочарованным голосом. — Мы ж сюда восемь лет добирались, чёрт их дери, эти парсеки.

— За триста лет никто этого не сделал, — с ободрением проговорил капитан.

— Ну, мало ли.

— Вечно ты со своим скептицизмом, — не выдержал Чак. — Всё время что-то придумывает, что-то обламывает своими дурацкими опасениями.

— Успокойся, Чак, — перебил его капитан. — Дюк прав. Мало ли. Постараемся сделать тут всё по-быстрому и галопом назад, на Землю. Такой шанс упустить нельзя.

— Смотри, капитан! — закричал вдруг Чак. — Стена под землю проваливается!

Но Дюк и капитан уже и сами заворожённо смотрели на часть стены, бесшумно проваливающуюся чёрти куда.

— Это ворота, — наконец проговорил капитан.

— Вот только странно они открываются, — сказал Дюк. — Не по-земному как-то.

— Так мы и не на Земле, — возбуждённо прокричал Чак.

— Да не кричи ты, — теперь капитан успокаивал Чака. — Поспокойней, поспокойней, дружище.

Когда ворота полностью исчезли в местной почве, перед глазами трёх землян предстала толпа двуногих существ, облачённых в длинные до пят цветастые халаты. Было такое ощущение, что все они только что наскоро вылезли из своих ванн, едва завидев опускающийся с неба космический челнок. Толпа медленно шла к ним, и на слегка уродливых, лягушачьих мордах аборигенов светились широкие улыбки. Земляне напряжённо ожидали.

Толпа приблизилась к ним на расстояние трёх шагов и, замерла. Чак успел насчитать штук сорок лягушачеподобных, когда один из толпы что-то проквакал и указан на капитана.

— Чего они хотят? — шёпотом спросил Дюк, зачаровано глядя на квакающего.

— Не знаю, — прошептал в ответ капитан, — сейчас разберёмся.

Он сделал шаг вперёд и оказался лицом к лицу с квакнувшим. Тот, в свою очередь поднял обе руки и осторожно положил их на голову землянину.

— Он что его, крестит что ли? — усмехнулся Чак.

— Помолчи, — цыкнул на него Дюк. — Стой молча, парсек тебя дери, а то не дай бог ещё спровоцируешь.

— Ничё. Применим оружие, — с бессмысленным озорством бросил Чак.

— Не глупи. Оружие может быть и у них. А по количеству счёт явно не в нашу пользу.

— Да фигня, перебьём. У меня подготовка на высшем уровне, — невозмутимо продолжал Чак.

— Тебя, дурака, сейчас со стены продырявят из какой-нибудь лазерохрени, тогда поглядим на твою подготовку.

Чак замолчал и стал, прищурясь, пялиться на верх стены. В это время квакавший отвёл руки от головы капитана, сделал шаг вперёд и фамильярно взял его под руку. От толпы отделились ещё двое и также панибратски, но с большой осторожностью, взяли под руки Чака и Дюка. Чак от неожиданности едва не оттолкнул аборигена, а Дюк лишь пожал плечами, предпочтя особо не дёргаться. Толпа развернулась и, не спеша, словно самое главное уже сделано, а остались сущие пустяки, потянулась к воротам. Войдя в город, ведомые под руки астронавты услышали шум за спинами — это закрывались ворота.

— Что-то мне не по себе — сказал Чак, но тут же отвлёкся на диковинный вид.

Город был и великолепен и несуразен одновременно. Дома непохожие друг на друга, словно каждый из них был полётом фантазии какого-то одного архитектора. Они были круглые и прямоугольные, возносящиеся к небесам и стелящиеся по земле в один этаж, усеянные окнами разных форм и совсем безоконные. Цветовая гамма тоже была представлена во всей своей полноте, от ядовито-красных до абсолютно чёрных, дома были похожи на рисунки маленького ребёнка, которому подарили большую коробку карандашей. Помимо домов, то тут, то там виделись монументы, стелы, памятники, а иногда и просто непонятные конструкции. Чёрный куб, стоящий на одной из граней, зелёного цвета плита, из которой торчали несколько десятков тонких красных штырей, согнутых в виде знаков вопроса, стеклянная бочка, набитая внутри белыми перьями. Земляне, широко раскрыв глаза, разглядывали всё это нагромождение с неподдельным интересом.

Флора вокруг зданий, а иногда и прямо на них, не уступала своим многообразием архитектуре. Здесь были деревья с листьями самых разных форм и цветов, цветы размером с деревья…

— С ума сойти, — только и сказал капитан, помотав головой.

Наконец процессия остановилась возле высокого зелёного здания. Большая часть толпы мгновенно разбрелась, и возле астронавтов осталось только трое ведших их под руки. Они повели их в дом, о чём-то оживлённо квакая между собой и почёсывая свои лягушачьи затылки.

В доме ожидало ещё пятеро местных, одетых в длинные чёрные платья. Они молча усадили астронавтов в большие фиолетовые кресла и надели им на головы металлические шлемы, очень похожие на тот тазик, который таскал на голове небезызвестный рыцарь печального образа. Из шлемов во все стороны торчали тонкие антенки.

— Сейчас будут мозг исследовать, — понял Дюк. — Капитан, нужно им как-то объяснить, что мы не собираемся у них долго засиживаться.

— Да подожди ты немного, — пробурчал капитан, разглядывая суетящихся аборигенов. — Видимо, это их учёные, или что-то в этом роде.

— Ага, — недовольно выпалил Чак. — Или это они нас на электрический стул сажают.

— Не говори ерунды, — капитан зло поглядел на Чака. — И, главное, не дёргайся, я тебя умоляю.

— Да ладно, — обиженно просипел Чак.

Капитан отвёл взгляд от не в меру напрягшегося второго пилота и стал разглядывать помещение. Голые серые стены, без узоров, без украшений. Всё по-спартански сурово и просто.

Через полчаса с землян шлемы сняли, и облачённые в чёрные платья аборигены быстро ушли из комнаты. Вместе с астронавтами остались только те трое, что привели их сюда. Они молча стояли посреди комнаты и продолжали улыбаться.

— Мы с Земли, — громко, чеканя слова, проговорил капитан, — мы астронавты.

Один из троих что-то проквакал в ответ.

— Да уж, — Чак улыбался во весь рот. — Если бы сюда прилетели французы, вот бы им радости было.

— Чего это? — спросил Дюк.

— Столько лягушачьих лапок, — прыснул Чак.

— Откуда ты знаешь, что у них там лягушачьи лапы? — едва сдерживаясь от смеха, спросил Дюк. — У них же платья эти их до самого пола.

— Судя по мордам, должны быть, — Чак громко рассмеялся, а за ним, не сдержавшись, заржал и Дюк.

— Тихо вы! — цыкнул на них капитан, сам с большим трудом удерживаясь от смеха.

В это время в комнату вернулись аборигены в чёрных платьях. Они довольно квакали между собой, бросая на землян приветливые взгляды.

— Добро пожаловать, земляне, — хрипло произнёс один из них, — мы изучили ваш мозг и теперь знаем ваш язык. Добро пожаловать на планету Танг!

— Мы тоже рады вас приветствовать, — произнёс капитан, выправляя осанку и поднимаясь с кресла. — Я Виктор, капитан космического челнока, это Дюк и Чак, пилоты — он указал рукою на два других кресла. — Мы астронавты-исследователи. Мы пришли с миром.

— Вы у нас в гостях — прохрипел абориген. — Мы думаем, что вы немного устали, потому все церемонии оставим до завтра. Отдыхайте. Ешьте.

Прохрипев последнее слово, он развернулся и быстро вышел из комнаты. Вслед за ним заспешили и остальные. Астронавты остались в одиночестве, заворожённо наблюдая, как из пола вырос чёрный, овальный столик, на котором лежал целый, запечённый поросёнок, и по комнате поплыл сводящий с ума запах.

— Ух, ты! — во всю глотку воскликнул Чак. — Они изучили не только наш язык, но и нашу кухню. Интересно, где это они поросёнка взяли?

— Да не гони ты, глотая слюни, проворчал Дюк. — Сто процентов поросёнок искусственный.

Быстро поднявшись, он подошёл к столику, оторвал от тушки большой кусок и жадно впился в него зубами. По его подбородку потёк жирный сок.

— Да, бвин, — проурчал он, усердно двигая челюстями, — по фкуфу фамый нафтояфий.

Плотно поев, астронавты решили хорошенько отдохнуть. Кроватей они не обнаружили и потому повалились прямо на пол.

— Вот это я понимаю, встреча, — осоловело пролепетал Чак, ковыряясь в зубах языком. — Давненько я вот так не объедался. Всё тюбики, тюбики… — он закрыл глаза и тут же захрапел. Капитан с Дюком ещё несколько минут говорили о происходящем, пока сытый сон не сморил и их.

Утром землян разбудил хриплый голос.

— Вставайте. Пора идти.

Астронавты открыли глаза. Перед ними, вежливо улыбаясь, стоял всего один абориген в чёрном платье.

— Куда? — спросонья спросил Чак и быстро заморгал, стряхивая сладкую дремоту.

— Идите за мной, — коротко бросил абориген и выжидательно замер.

Астронавты медленно поднялись, и абориген тут же развернулся и быстро зашагал вперёд. Капитан поспешил за ним, а Чак и Дюк двинулись в вразвалочку, потирая заспанные глаза.

— Куда это он нас? — зевая, спросил Дюк.

— А чёрт его знает, — незамысловато ответил Чак.

Абориген, подойдя к проёму в стене, стал спускаться вниз по ступеням, постоянно оборачиваясь и пялясь на астронавтов с благодушной улыбкой. Капитан улыбался в ответ, от нечего делать считая ступеньки. Через пару минут и сто шестьдесят ступенек они оказались в узком слабо освещённом коридоре. У стены справа стояла металлическая скамейка, на которой ворохом лежала одежда и три коротких меча.

— Пожалуйста, переоденьтесь в это, — прохрипел абориген и, прислонившись к стене, стал ждать.

— Зачем? — непонимающе, разом спросили астронавты.

— В вашем мозгу мы отыскали эти одеяния, — без особого желания стал объяснять лягушачеподобный. — И мы подумали, что они наиболее отражают суть вашей расы. То, в чем вы сейчас, это слишком банально и совсем не характеризует вас. Все путешественники в космосе одеты примерно также.

— А вы что, видели других путешественников? — удивлённо спросил Дюк, бросив взгляд на капитана. — По-моему нас опередили, — сказал он ему. — Вот тебе, блин, и первые, кто открыл эту цивилизацию. — Дюк недовольно цыкнул языком.

— Не бойтесь, они были не с Земли, — сказал абориген, снова одарив астронавтов широкой, лягушачьей улыбкой.

— Так значит, есть ещё цивилизации?! — воскликнул Чак.

— Надо же! Вы нам обязательно дайте их координаты, если знаете, конечно. Капитан! Не, ты представляешь, если мы вернёмся на Землю с координатами сразу нескольких цивилизаций! Да мы ж… — он не закончил фразу, задохнувшись от нахлынувшего волнения.

— Давайте об этом попозже, — попросил абориген, — одевайтесь, пожалуйста, вас уже ждут.

— Ладно, — сказал капитан, улыбнувшись, — раз уж ваши правители хотят видеть землян так, то мы, конечно, уважим.

Они стащили с себя комбинезоны, помогая друг другу, и надели доспехи из толстой кожи. Потом, вертя их и разглядывая, взяли в руки мечи.

— Идите вдоль по коридору, земляне, — пафосно проговорил абориген и поклонился.

— Видал, какая уважуха, — бросил довольный Чак Дюку. Они двинулись вперёд, щурясь и пытаясь разглядеть, что впереди. Но освещение по мере продвижения становилось всё слабее и слабее, и они уже почти в полной темноте наткнулись на стену. Раздался громкий треск и стена начала проваливаться вниз, так же как и ворота города. Астронавты молча стояли, вглядываясь в полоску яркого света, которая становилась всё шире по мере опускания стены. Когда стена полностью исчезла в полу, они, ослеплённые, ничего не видя перед собой, сделали несколько шагов вперёд. Чак закрыв глаза, тёр по ним ладонью.

— Чё ж так слепить, — бурчал он.

Наконец их глаза привыкли к яркому освещению, и они принялись торопливо озираться по сторонам. Оказалось, что они стоят на большой круглой арене, вокруг которой возвышаются трибуны. А на этих трибунах сидят тысячи лягушачеподобных в своих длинных цветастых халатах, не сводя взглядов с трёх озирающихся землян.

— О лучезарные жители планеты Танг, — прохрипел над ареной громоподобный голос, — наконец-то мы дождались! Мы изучили ещё один язык, мы увидели в мозгах этих пришельцев новые прекрасные архитектурные сооружения, новые виды искусств и, самое главное, мы узнали новое развлечение. Хлеба и зрелищ! — кричали их предки, когда-то очень давно. Хлеба и зрелищ! — кричим мы сегодня, потому что мы счастливы. Вот уже четырнадцать лет никто не приземлялся на нашей планете, и нам уже надоели развлечения последних пришельцев. Нам надоели развлечения аурелян!

— Надоели! — громом рявкнула толпа на трибунах.

— И вот свершилось! Нас посетила новая раса — земляне! Их мозги просто набиты разными развлечениями, которых нам хватит надолго. Наши роботы отловили самого кровожадного хищника Танга, наши роботы воздвигли за одну ночь этот Колизей. А сейчас, о возрадуйтесь, лучезарные жители планеты Танг, они строят американские горки. Но сначала это! Гладиаторские бои! Выпускайте же гарла! Эти трое землян будут сражаться с нашим самым свирепым хищником. Хлеба и зрелищ!

— Хлеба и зрелищ! — мощным эхом подхватили трибуны.

— Чёрт возьми, что за хрень?! — испуганно закричал Чак, затравленно озираясь по сторонам.

— Что-что, — глухо проговорил Дюк, — попали мы по самое не хочу.

— Да какого хрена? — в голосе Чака проступил испуг, и он сделал несколько шагов назад, упёршись спиной в успевшую вернуться на место стену.

— Значит так? Ну-ну… — сквозь зубы процедил капитан и, подняв голову, презрительно окинул взглядом замершие трибуны. Медленно и шумно вдохнул воздух, наполнив лёгкие до предела, и закричал, напрягая всё тело.

— Идущие на смерть не приветствуют вас, уроды!

И, опустив голову, он высоко поднял короткий меч и мрачно двинулся на выскочившего на арену огромного тангского хищника.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Владимир Бушин ИДУЩИЕ НА ВЫ!..

Из книги Газета Завтра 324 (7 2000) автора Завтра Газета

Владимир Бушин ИДУЩИЕ НА ВЫ!.. Эта книга озаглавлена точно и сильно: "Слово, пронесенное сквозь ад". Сквозь ад сегодняшней России. Это прежде всего гневное слово о конструкторах и строителях ада. Но также это сочувственное, братское, бодрящее слово, обращенное к


Егор РАДОВ НЕБЕСНЫЙ ОПОРОС

Из книги Газета День Литературы # 176 (2011 4) автора День Литературы Газета

Егор РАДОВ НЕБЕСНЫЙ ОПОРОС Вот уж два года как нет с нами Егора Радова (1962-2009). А ведь им предшествовало ещё шесть лет молчания – с момента выхода романа "Суть" (2003). Восемь лет, как большинство из нас ничего не слышало о "русском Берроузе", за исключением скупого


Смерть переворота или смерть конституций

Из книги Агрессивные Штаты Америки автора Кастро Фидель

Смерть переворота или смерть конституций Страны Латинской Америки боролись против наихудшего финансового кризиса в истории в рамках относительного институционного порядка.Когда президент США Барак Обама, направляясь в Москву, чтобы обсудить важнейшие вопросы в


__ "ИДУЩИЕ В НОЧИ"

Из книги Газета Завтра 364 (47 2000) автора Завтра Газета

__ "ИДУЩИЕ В НОЧИ" ВЫШЕЛ В СВЕТ НОВЫЙ РОМАН АЛЕКСАНДРА ПРОХАНОВА "ИДУЩИЕ В НОЧИ" "Идущие в ночи" — это героический и провидческий роман второй чеченской кампании. Роман о том, как Россия несет жертвы, но рождает героев, проявляет святых. Все это увидел, разглядел, услышал


Идущие врозь / Политика и экономика / Те, которые...

Из книги Итоги № 23 (2012) автора Итоги Журнал

Идущие врозь / Политика и экономика / Те, которые... Идущие врозь /  Политика и экономика /  Те, которые...   Карьера главы Росмолодежи Василия Якеменко подходит к концу. Он объявил, что будет создавать собственную «Партию власти», или, как шутят в


Идущие с книгой

Из книги Литературная Газета 6384 ( № 37 2012) автора Литературная Газета

Идущие с книгой Идущие с книгой Класс "Премиум" Объявлены обладатели ежегодной национальной премии "Книга года". Имена победителей были названы в рамках прошедшей 5 сентября торжественной церемонии открытия 25-й Московской международной книжной выставки-ярмарки.


22/7/2002 Рекламу осилят Идущие Вместе

Из книги Взгляд из угла автора Лурье Самуил Аронович

22/7/2002 Рекламу осилят Идущие Вместе В столице шум, гремят витии - про возмутительно неприличное творчество Владимира Сорокина. Прокуратура заводит дело, издательство подает встречный иск, подростки клянчат у родителей денег на книги.Зависть и жалость сокрушают меня,


Смерть автора і смерть накладу

Из книги Жлобологія автора Водичка Густав

Смерть автора і смерть накладу У 60-ті роки з’явилося в нас гроно модерних письменників, та це жалюгідна кількість насправді, понад те, не всі з них виправдали своє призначення.Нам усім пощастило, що маємо Валерія Шевчука, творчість, хоч його належно не оцінили сучасники,


Идущие на смерть

Из книги Идем на восток! Как росла Россия автора Вершинин Лев Рэмович

Идущие на смерть 15 января 1747 года Сенат издал очередной Указ, вновь, и уже с крайней настойчивостью, требуя усмирить чукчей «военною оружейною рукою». На сей раз про «ласково, без насилия» не было даже оговорок. Не знаю, успел ли Дмитрий Иванович ознакомиться с документом


Идущие в анус

Из книги Отставка господа бога [Зачем России православие?] автора Невзоров Александр Глебович

Идущие в анус Самое отвратительное в работе президента – это необходимость (помимо всего прочего) постоянно развлекать сто с лишним миллионов идиотов.Дело в том, что без увеселений, режиссируемых властью, население активно изобретает собственные забавы: погромы, стачки,


21. Смерть Артура и смерть Мордреда

Из книги Христос родился в Крыму. Там же умерла Богородица. [Святой Грааль – это Колыбель Иисуса, долго хранившаяся в Крыму. Король Артур – это отражение Христ автора Носовский Глеб Владимирович

21. Смерть Артура и смерть Мордреда Томас Мэлори продолжает: «Король Артур скакал сквозь ряды Мордредова войска, свершал славные подвиги… Также и сэр Мордред поступал в тот день по долгу чести, идя навстречу жестоким опасностям.Так бились благородные рыцари целый день