Валерий Гвоздей НАСТОЯЩАЯ МУЖСКАЯ ВЕЧЕРИНКА

Валерий Гвоздей

НАСТОЯЩАЯ МУЖСКАЯ ВЕЧЕРИНКА

Выпить на планете Грамм было негде. И нечего. Сухой закон — такой сухой, что даже банка лёгкого пива могла обернуться для нарушителя пожизненным заключением.

Последних самогонщиков вывели триста лет назад, когда население Грамма насчитывало около пятисот человек.

Планета закоренелых трезвенников. Рехнуться можно.

Увы, но с местными традициями как-то принято считаться. Всяческую дурь оставляли на орбите. И проходили контроль на наличие алкоголя в крови. Или ещё чего.

Тому же, кто пытался обойти антиалкогольный закон, грозили чудовищные санкции, и в числе прочего — лишение визы. Ему и компании-грузополучателю.

Зачем такие строгости, никто не знал, поскольку закон не комментировался. И все, кто летал сюда по долгу службы, молча, скрежеща зубами, сносили это издевательство.

А спрашивается — почему?

Грамминий… Редчайший минерал. Основа супертехнологий и всё такое…

В полёте сухой закон. На «берегу» — сухой закон. Три дня в увольнении, твёрдая почва под ногами и — ни грамма! И это Грамм, называется…

Думаю, что и в тот раз мы бы стерпели. Не впервой. Но случилась у нашего капитана заминка с документацией. Запрос туда, запрос сюда. Бюрократия. И пока сигнал дойдёт… Обычные три дня под разгрузкой-погрузкой обернулись двумя неделями. Вот так.

Мы везде ходили вдвоём, я и мой одноклассник, а ныне ещё и напарник — вахтенный бортинженер Дионис Грецки. В гостинице мы взяли номер на двоих, подешевле. И почти не вылезали из него, пялясь в экран. Чёртов Грамм был у нас в печёнках.

На исходе шестых суток два старых космических волка затосковали.

— В основе многих традиций лежит — предрассудок, — изрёк Ди, занимая в пространстве горизонтальное положение.

Около часа он пребывал в состоянии мрачной задумчивости. И сказанное, должно быть, являлось конечным продуктом его размышлений.

— Как правило — вредный предрассудок… — отозвался я, также занимая в пространстве горизонтальное положение.

В истории человечества диалоги вроде нашего звучали не раз. И ещё будут звучать.

Перед каждым поколением вечные темы встают в первозданной остроте.

Конечно же, я догадывался, что имеет в виду напарник. Однако в сущности понятия не имел, насколько решительно он настроен.

Лишь когда увидел в его руках тонкую металлическую трубку, изогнутую змеёй, до меня дошло окончательно: мой товарищ готов бросить вызов предрассудкам.

В его глазах горел огонь. Мы встретились с ним взглядами.

Этот миг решил нашу судьбу.

Н-да…

Предоставив напарнику с увлечением решать технические проблемы, я — устремился на улицу, чтобы закупить в магазинах сырьё. Действовать приходилось крайне осторожно. Ведь на Грамме даже слова «я пьян от любви» считались крамолой.

Не стану описывать то нетерпение, с которым я и напарник ходили вокруг аппарата. И как принюхивались. Как глотали слюну. Как дрожали руки Диониса — когда он наливал по первой.

Вряд ли то был лучший напиток в моей жизни, хотя мне он показался лучшим.

Бортинженеру — тоже.

Нагрузились мы с ним быстро и основательно. Внутри стало тепло, уютно.

Я включил музыку на полную громкость. Всё немного покачивалось.

Как давно мы не испытывали этого райского состояния!

Блаженство исподволь мягко вошло в наши сердца. Вслед за ним — благодушие.

Я остро почувствовал, до чего славный парень, Ди Грецки, и до чего же я его уважаю. Мне захотелось выяснить, уважает ли он меня. До чего приятно сознавать, что уважение — взаимно.

Я открыл рот, чтобы задать напарнику сакраментальный вопрос, но в дверь постучали.

— Кто бы это мог быть? — в размышлении пробормотал я, вылезая из кресла.

— Может, ребята? — хмыкнул Ди. — У них же нюх на выпивку — сам знаешь.

Мой товарищ оказался прав. Едва не сбив меня с ног, горя нетерпением, ввалились трое из экипажа грузовика. В комнате стоял запах винокуренного завода. И он подействовал на гостей вдохновляющим образом. Ещё трое борцов с предрассудками деятельно включались в работу. Очень скоро они шли голова к голове с нами. Заплыв разворачивался.

Это была настоящая мужская вечеринка, в которой цель ничто, а движение — всё.

Радостные лица друзей, таких уважаемых, слились в хоровод. Потом я увидел карусель. Шум стоял невообразимый. Говорили все сразу и — не жалея глоток.

Я прилёг на кровать.

Мне казалось, я лечу — то ли на русских горках, то ли — на американских… Встряхнув головой, я обнаружил себя в исходной позиции. Но что-то изменилось. Если раньше только пол игриво покачивался у нас под ногами, то теперь и моя кровать решила проявить норов, попытавшись выскочить из-под меня.

Я натянул поводья и строго прикрикнул на неё.

То же проделал со своей кроватью бортинженер, для чего — из чувства солидарности — прилёг на неё.

— Вот-вот! — поддержал нас штурман. — Нельзя им потакать!

Он встал с кресла и шагнул ко мне, желая развить мысль. Не дошёл, свалился по дороге. Остался лежать на полу, разнообразя нашу беседу всхрапами.

Его кресло ожило, принялось скакать по комнате, словно желая помять копытами своего недавнего седока.

Всем это показалось недопустимой вольностью.

— Но-но! — грозно воскликнул мой напарник и погрозил креслу пальцем.

Однако приструнить расшалившееся кресло ему не удалось. Более того: зараза анархии начала распространяться на другие предметы обстановки. Вдруг отделился от стены и резво запрыгал стол. Зазвенела слетевшая с него посуда. Открылись, захлопали дверцы шкафа.

Со стены упала огромная репродукция невнятного содержания. Закачалась под потолком люстра. Даже стулья под двумя гостями явно желали присоединиться к безобразию.

И мне даже показалось, что здание гостиницы тоже слегка подпрыгивает.

— Землетрясение? — хохотнул бортинженер.

Я попытался сфокусировать взгляд на противоположной стене.

За этим занятием меня и застали дюжие ребята в полицейской форме.

Ну, принять участие в нашем веселье они, конечно, отказались…

Все способы экстренного протрезвления самым жестоким и гнусным образом применили к передовому отряду борцов с предрассудками. Ничего гаже мне испытывать не доводилось.

А потом…

Одиночная камера следственного изолятора. Допросы.

Очные ставки. Ярость капитана…

Только во время суда мы узнали, почему на этой планете сухой закон. Грамм слабоват на выпивку. Стоит кому-то приложиться к рюмочке — и поле Грамма тут же вступает в резонанс с мозгами счастливчика. Окосев, Грамм, начинает выкидывать коленца.

Всё это связано с грамминием.

Я не запомнил, какие разрушения вызвала наша вечеринка. Но слова о том, что Грамм в поддатом состоянии может вообще сойти с орбиты, произвели на меня впечатление.

Трудно поверить в такое. Однако в ходе процесса выступали учёные, чертили схемы и графики, приводили статистику…

Я сказал, что не нарушил бы главный закон Грамма, если бы знал суть. Почему истинные причины сухого закона держат в тайне?

— Закрытая информация, — ответил судья, трезвенник в двенадцатом поколении.

Секреты. Вечные секреты.

Местное руководство опасалось, что кто-нибудь использует алкогольный фактор, чтобы дестабилизировать планету и прибрать к рукам залежи грамминия.

Судья в своём напутственном слове очень порадовал тем, что впереди у нас достаточно времени для раскаяния.

Это уж точно.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

О, настоящая мужская трусость

Из книги Мораль в GQ автора Губин Дмитрий Павлович

О, настоящая мужская трусость Лишняя пара ботинок королю нужнее, чем нищему. И пересадка из «Гелика» в «Гольф» - как пересадка почки: куда проще из «Жигулей» в метро. Эти банальности не стоят чернил принтера, когда б не пределы действия правила.- Тебе необходимо время для


Валерий Гвоздей ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР

Из книги Клуб любителей фантастики, 2009 автора Ксионжек Владислав

Валерий Гвоздей ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР Адъютанты вышли, оставив командующих наедине.Командующий Севера был розовый и круглый. А командующий Юга — смуглый и подтянутый. Сидели на противоположных концах длинного стола, и перед каждым прибор — коньяк, закуска. Но собрались


Валерий Гвоздей СИМПАТЯГА

Из книги Клуб любителей фантастики, 2010 автора Чекалов Денис Александрович

Валерий Гвоздей СИМПАТЯГА В ту лощину я заглянул, когда искал бычка.Заметив струйку дыма над рощей, привязал коня в кустах и отправился на разведку. Но то, что я увидел, не напоминало стоянку индейцев. Груда металла, дымящегося кое-где. Рядом возился парень, одетый, словно


Валерий Гвоздей НЕТРИВИАЛЬНЫЙ ПОДХОД

Из книги Записки брюзги, или Какими мы (не) будем автора Губин Дмитрий

Валерий Гвоздей НЕТРИВИАЛЬНЫЙ ПОДХОД Визит Президента готовят за несколько месяцев — я имею в виду не дипломатический аспект, я имею в виду безопасность. Специальная команда выезжает в другую страну и на месте, руководствуясь программой визита, изучает маршруты,


Валерий Гвоздей НЕОКОНЧЕННЫЙ РОМАН

Из книги автора

Валерий Гвоздей НЕОКОНЧЕННЫЙ РОМАН Боль, удушье, нарастающий звон в ушах. И чувство неизбывного ужаса.Он умирал…Ну а теперь сидел в кресле с жёсткими подлокотниками, в комнате, в которой всё было чужим и непривычным.Так что же произошло?Открылась дверь, в комнату вошёл


Валерий Гвоздей НА ПАРИТЕТНЫХ УСЛОВИЯХ

Из книги автора

Валерий Гвоздей НА ПАРИТЕТНЫХ УСЛОВИЯХ Деньги поступили на счёт с некоторой задержкой. Цифры вспыхнули в доходной зоне экрана длинной цепочкой, согрев мне душу.Я облегчённо вздохнул. Эта была очень рискованная сделка с зеленокожим оптовиком из системы Дарниса, похожим


Валерий Гвоздей ВСЕЛЕНСКИЙ ФОРУМ ГУМАНОИДОВ

Из книги автора

Валерий Гвоздей ВСЕЛЕНСКИЙ ФОРУМ ГУМАНОИДОВ На космодром, с монотонностью воды, капающей из крана, садились звездолёты самых разных конструкций.Посланцы вселенной шли нескончаемым потоком. Их принимало в своё чрево огромное здание, расцвеченное флагами тысяч


Валерий Гвоздей ЛЕВЫЙ БИЗНЕС

Из книги автора

Валерий Гвоздей ЛЕВЫЙ БИЗНЕС 1.Антон Комов отсидел в коридоре длинную очередь. Вошёл в кабинет.Думал, опять укажут на дверь, — такое бывало не раз. Придерутся к отсутствию лётного стажа. Все хотят пилота с наработанным лётным стажем. А как наработать лётный стаж


Валерий Гвоздей СЛОЖНЫЙ ВОПРОС

Из книги автора

Валерий Гвоздей СЛОЖНЫЙ ВОПРОС Экипаж готовил стыковку.Орбитальный телескоп напоминал стилизованную подзорную трубу, латунного оттенка, зачем-то снабжённую длинным пушечным лафетом. Приближаясь, он увеличивался в размерах. Хотя на самом деле это они догоняли его.


Валерий Гвоздей НАЧАЛО

Из книги автора

Валерий Гвоздей НАЧАЛО Ранним утром Ы-ых Косолапый выскочил из своей пещеры и, по давней традиции, издал ушераздирающий рык, от которого с него едва не слетела звериная шкура.Так поступал всякий уважающий себя лохматопупый, желающий распугать хищников, а заодно и


Валерий Гвоздей ДЕНЬ СПАСЕНИЯ

Из книги автора

Валерий Гвоздей ДЕНЬ СПАСЕНИЯ 1Два эсминца в сопровождении четырёх судов прикрытия глубокой ночью приблизились к территориальным водам небольшой африканской страны.С эсминцев снялись коптёры, один транспортный и два разведывательно-ударных. Держа строй в виде


Валерий Гвоздей ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ

Из книги автора

Валерий Гвоздей ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ Унылый коттедж, на краю берёзовой рощи, голой, как бывает в самом конце осени. Ещё кусты, пара невысоких деревьев у беседки. Изгородь, ворота с калиткой, запертые, конечно.Земля в роще и вокруг усыпана жёлтой листвой. Коттедж из-за этого


Валерий Гвоздей ТИР

Из книги автора

Валерий Гвоздей ТИР Юрий частенько заглядывал сюда. Бывали здесь, в основном, подростки. Но заходили и граждане постарше. Наверное, те, кто увлекался фантастикой.Он толкнул дверь и вошёл.Тир был оформлен в футуристической манере. На потолке и верхней части всех четырёх


Валерий Гвоздей ВЕЧНЫЕ ЦЕННОСТИ

Из книги автора

Валерий Гвоздей ВЕЧНЫЕ ЦЕННОСТИ Экспортно-импортные торговые операции на планете Аксис давали пусть небольшую, но стабильную прибыль, не подверженную влиянию галактической рыночной конъюнктуры. И руководство компании, в которой подвизался Дэн Нифонтов, это ценило.Дэн


Валерий Гвоздей НОВЫЙ УРОВЕНЬ

Из книги автора

Валерий Гвоздей НОВЫЙ УРОВЕНЬ В Сиднее меня ждала пересадка на самолёт поменьше.Во второй половине дня я достиг большого острова, лежащего в Тихом океане. Выяснив, где садятся частные вертолёты, пошёл к стоянке. Там спросил Жака Мерсье.— Это я, — помахал рукой пилот,


О, настоящая мужская трусость

Из книги автора

О, настоящая мужская трусость Лишняя пара ботинок королю нужнее, чем нищему. И пересадка из «гелика» в «гольф» – как пересадка почки: куда проще из «Жигулей» в метро. Эти банальности не стоят чернил принтера, когда б не пределы действия вышеозначенного правила.– Тебе