4. История Ореста — это история Христа

4. История Ореста — это история Христа

Продолжим движение по мифу об Оресте. Сразу скажем, что хотя суть дела стала уже ясна, однако отдельные фрагменты истории Христа здесь переставлены между собой. Поэтому кое-где нарушена хронология событий. То, что, по Евангелиям, произошло позже, «античный» миф иногда помещает во времени раньше. Как изредка и наоборот. Поэтому мы поступим так. Последовательно, шаг за шагом, двигаясь по «античным событиям», будем указывать — каким фрагментам Евангелий и истории Андроника-Христа они отвечают. При этом иногда будут возникать «скачки во времени» как вперед, так и назад. Будем относиться к ним с пониманием: мы сталкиваемся с различными версиями одних и тех же событий.

• ЖЕНЩИНА СПАСАЕТ ЮНОГО ОРЕСТА ОТ ЗЛОГО ЦАРЯ.

О юности Ореста известно следующее. Злобный Эгисф (царь Ирод) хочет убить мальчика Ореста. «Вечером в день убийства Орест, которому в то время было десять лет, был спасен своей благородной кормилицей Арсиноей, Лаодамией и Килиссой, которая отправила в царскую детскую своего собственного сына, чтобы Эгисф убил его вместо Ореста.

Есть и такие, кто считает, что сестра Ореста Электра с помощью старого воспитателя своего отца, завернув ребенка в плащ, на котором своими руками вышила диких зверей, тайком вынесла его из города» [196:2], с. 315.

Здесь Эгисф — это Ирод, стремящийся убить юного Иисуса.

Это ему не удается. Некая женщина (миф называет здесь сразу несколько возможных ее имен) спасает мальчика Ореста. Это, по-видимому, отражение бегства Святого Семейства в Египет. Мария держит на руках запеленутого младенца Христа и тайком выносит его из города, рис. 6.9.

Рис. 6.9. Бегство Святого Семейства в Египет. Миниатюра якобы XV века. Взято из [1485], с. 105.

Далее, говорится, что вместо Ореста был убит какой-то другой мальчик. С одной стороны, это может быть слабым отражением евангельского избиения вифлеемских младенцев: они действительно погибли «вместо Иисуса».

С другой стороны, здесь явственно звучит уже знакомый нам сюжет из истории царя Кира, являющегося отражением Христа. Так вот, при спасении юного Кира (Иисуса) от козней злобного царя Астиага (Ирода), его вынесли за город и спрятали в семье пастуха именно в тот момент, когда у пастуха умер только что родившийся младенец. Пастух и его жена спасли Кира, объявив его своим сыном. Мертвого младенца похоронили под именем «Кира», а сам Кир остался жить в семье пастуха, см. нашу книгу «Христос и Россия…», гл. 3:1.9.

Напрашивающаяся здесь параллель с историей юного Кира (или близнецов Ромула и Рема) подтверждается также следующими фактами. Известно следующее. «То, что на одежде, в которой Килисса спасла Ореста, „были вышиты дикие звери“, а также то, что его воспитатель был пастухом с реки Танаос, напоминает известный сюжет о сыне царя, которого, завернутым в царские одеяния, оставляют „на горе“ на милость диких зверей. Затем он попадает к пастухам, и в конце концов его узнают по одеждам, как это происходит в мифе об Гиппофое… Тот факт, что Килисса жертвует своим сыном, чтобы спасти сына царя, свидетельствует о том, что миф принадлежит той эпохе в истории религии, когда ребенок, заменявший царя на жертвеннике, уже не принадлежал царскому роду» [196:2], с. 319.

• ПАРА ДРУЗЕЙ.

Орестовский миф продолжает: «Скрываясь некоторое время у пастухов с реки Танаос (Танаис, то есть Дон? — Авт.)… старый воспитатель отправился вместе с Орестом ко двору Строфия… который правил Крисой… В Крисе Орест нашел себе товарища по играм — сына Строфия проказника Пилада, который был несколькими годами младше. Их дружба впоследствии вошла в поговорку» [196:2], с. 315.

Появляется «дружная пара»: Орест и Пилад. Мы неоднократно уже сталкивались с тем, что так упоминали об Иисусе и Иоанне Крестителе (они же — Ромул и Рем).

В то же время сразу обращает на себя имя ПИЛАД, практически совпадающее с ПИЛАТ, поскольку Д и Т могли переходить друг в друга. Не исключено, что «другом Ореста-Христа» здесь назван евангельский Пилат, который отнесся в Христу доброжелательно и хотел спасти его от смерти. Поздние авторы «склеили» Иоанна Крестителя с Пилатом.

• ЭГИСФ КАК ИРОД И ИУДА.

«Древне»-греческий рассказ продолжается. «Эгисф правил в Микенах семь лет, разъезжая в колеснице Агамемнона, пользуясь его троном и скипетром, облачаясь в его одеяния, оскверняя его ложе и пуская на ветер его богатства. Однако, несмотря на внешние царские признаки, он оставался всего лишь рабом Клитемнестры — истинной правительницы Микен. Напиваясь пьяным, он прыгал на могилу Агамемнона, швырял камни в надгробие и кричал: „Приди, Орест, и защити то, что принадлежит тебе!“ Однако он жил в постоянном страхе перед возмездием… Он не мог спать спокойно и ОБЕЩАЛ БОЛЬШУЮ НАГРАДУ ТОМУ, КТО УБЬЕТ ОРЕСТА» [196:2], с. 315.

По-видимому, здесь Эгисф — это как царь Ирод, так и предатель Иуда. Сказано, что Эгисф (Ирод) находится под влиянием царицы Клитемнестры (Иродиады), ведет неправедный образ жизни. Кроме того, звучит тема больших денег, которые он готов уплатить убийце Ореста-Христа. Скорее всего, это отражение тридцати сребренников Иуды, уплаченных за предательство Иисуса. Напомним, что в Евангелиях царь Ирод «раздвоился». Один Ирод правит во время рождения Христа, а второй — во время его распятия. «Оба» Ирода относятся к Иисусу отрицательно.

• ЭЛЕКТРА КАК БОГОМАТЕРЬ. ЕЕ ПРЕСЛЕДУЕТ ЭГИСФ-ИРОД.

Напомним, что Электра была якобы сестрой Ореста (Христа). Орестовский миф сообщает следующее. «Электра была обручена со своим двоюродным братом, спартанцем Кастором, которого после смерти СТАЛИ СЧИТАТЬ ПОЛУБОГОМ. Хотя ее руки в Греции добивались самые родовитые царевичи, Эгисф, боясь, что она родит сына, который отомстит за Агамемнона, объявил, что женихи приняты не будут. Он бы с удовольствием УНИЧТОЖИЛ ЭЛЕКТРУ (которая, кстати, не скрывала своей ненависти к нему), чтобы та ненароком НЕ РОДИЛА ВНЕБРАЧНОГО СЫНА ОТ КОГО-НИБУДЬ ИЗ ДВОРЦОВОЙ СТРАЖИ. Но… Клитемнестра… запретила ему это убийство. Она просто позволила ему выдать Электру замуж за микенского крестьянина, который, опасаясь Ореста и будучи честным человеком, так и не приблизился к своей высокородной жене» [196:2], с. 315–316.

Здесь под именем Электры выведена Дева Мария. Сказано, что она была обручена с полубогом. Это — отражение Непорочного Зачатия. Сказано, что Эгисф (Ирод) опасался рождения незаконного сына от какого-нибудь солдата дворцовой охраны. Здесь явственно звучит хорошо знакомый нам раввинско-иудейский сюжет о якобы незаконном рождении Иисуса от внебрачной связи Марии с неким римским солдатом [307]. Далее говорится, что Эгисф (Ирод) ненавидит Электру (Деву Марию). Наконец, сообщается о замужестве Электры — ее выдали замуж за честного крестьянина, который так к ней и не прикоснулся. Здесь явно говорится о евангельском Иосифе — порядочном человеке, заботившемся о Марии, но бывшем ее мужем лишь формально.

• ОРЕСТ-СТРЕЛЕЦ.

В книге «Царь Славян» мы подробно обсуждали сюжет о луке Андроника-Христа, из которого он стрелял во время мятежа в Царь-Граде. Именно этот сюжет породил отражение Христа в виде созвездия Стрельца. Та же тема проглядывает и в рассказе об Оресте. Он обращается к Аполлону с вопросом — нужно ли мстить убийцам отца? Ответ положительный. «В то же время пифия предупредила, что эринии не простят убийства матери, и от имени Аполлона вручила Оресту лук из рога, с помощью которого можно отразить их преследования, когда они станут невыносимыми» [196:2], с. 316.

Таким образом, сказано о яростном преследовании Ореста «эриниями». Вероятно, так преломились сведения о мятеже в Царь-Граде, преследовании и аресте Андроника-Христа, о его невероятных страданиях. Здесь же сказано и о луке Ореста, то есть луке Андроника.

• ВХОД ХРИСТА В ИЕРУСАЛИМ. ГИБЕЛЬ МАТЕРИ ОРЕСТА.

Орестовский миф говорит: «Семь лет спустя, а некоторые утверждают, что по прошествии двадцати лет, Орест тайно вернулся в Микены… полный решимости убить Эгисфа и собственную мать» [196:2], с. 316. Свое намерение Орест выполняет. В данном месте повествования Клитемнестра отождествляется с Марией Богородицей.

Сказано, что Орест (Христос) долгое время отсутствовал. Потом, по прошествии большого срока, он, наконец, возвращается. Это — вход Христа в Иерусалим. Он появился тут после примерно тридцати лет отсутствия. В результате, через некоторое время, Иуда (Эгисф) действительно погибнет.

Обвинение Ореста (Христа) в убийстве собственной матери (Клитемнестры) появилось, вероятно, в результате ошибочного толкования «античными классиками» известного христианского сюжета о том, что в связи с гибелью Иисуса семь мечей пронзят душу Богородицы. Мы подробно говорили об этом в книге «Царский Рим…». Этому посвящена, например, известная икона Богоматери под названием «Семистрельная». Аналогично выглядит и икона «Умягчение злых сердец». Комментаторы пишут так: «Пророчество святого Симеона Богоприимца о той скорби, которая ждала Божию Матерь у Креста Ее Сына — „Тебе Самой оружие пройдет душу“, — символически изображалось на „Семистрельной“ иконе. СЕМЬ МЕЧЕЙ, ПРОНЗИВШИХ СЕРДЦЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ… Между иконами „Умягчение злых сердец“ (называемой также „Симеоново проречение“) и „Семистрельная“ есть небольшое различие — мечи расположены на них по-разному: на первой — по три справа и слева, а один — внизу; а на второй — три с одной и четыре с другой стороны» [963], с. 137–138.

• «МНИМАЯ» СМЕРТЬ ОРЕСТА-ХРИСТА НА ГОЛГОФЕ.

Орест прибывает в Микены. «Однажды утром, В СОПРОВОЖДЕНИИ ПИЛАДА, он посетил могилу Агамемнона и отрезал прядь своих волос… Увидев приближающихся рабынь, перемазанных и растрепанных по причине траура, он спрятался в кустах и стал наблюдать за происходящим. Накануне ночью Клитемнестре приснился сон, что она родила змея, спеленала его и покормила грудью. Неожиданно она закричала во сне, переполошив весь дворец; ей приснилось, будто змей вместе с молоком высасывает у нее из груди кровь. Толкователи снов… заявили, что она навлекла на себя гнев мертвеца. Вот почему рабыни в трауре пришли от ее имени на могилу Агамемнона, чтобы совершить возлияния и умилостивить дух покойного. Бывшая среди них Электра совершила возлияния от своего собственного имени…

Заметив на могиле прядь светлых волос, она поняла, что волосы могут принадлежать только Оресту, во-первых, потому, что по цвету они напоминали ее собственные, а во-вторых, НИКТО, КРОМЕ НЕГО, НЕ ОСМЕЛИЛСЯ БЫ СОВЕРШИТЬ ТАКОЕ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ.

Терзаемая надеждой и сомнением, она примерила свой след к следу в глине, оставленному рядом с могилой, и нашла в нем сходство со своим. Затем Орест вышел из своего укрытия, показал, что прядь волос на могиле срезана с его головы и предъявил ей одеяние, в котором некогда он бежал из Афин.

Электра с радостью приветствовала его, и они вместе обратились к своему предку, отцу-Зевсу» [196:2], с. 316–317.

Опираясь на результаты Новой Хронологии, мы можем заметно прояснить суть описанного. Орест в сопровождении Пилада появляется на могиле Агамемнона. Вероятно, сказано о восшествии Христа на Голгофу. Здесь Пилад — это римский прокуратор Пилат, только что отдавший Иисуса на казнь под давлением иудеев.

Имя АГАМЕМНОН, как мы поняли ранее, могло произойти от АГА+ПАМЯТЬ, то есть могила Агамемнона — это могила уважаемого предка, которого следует помнить. Выше Агамемнон отождествился у нас с Иоанном Крестителем. Но в данном сюжете он, по-видимому, является отражением библейского Адама, череп которого находился у основания креста Иисуса на Голгофе. Адама именовали предком, его почитали, так что имя Ага+Память прекрасно подходит также и к Адаму. Не исключено, следовательно, что Электра (здесь Богоматерь) и Орест (Христос) оказываются на Голгофе, где находится могила уважаемого предка (Адама).

Орестовский миф подчеркивает, что на могиле предка в этот момент находилось много людей. Во всяком случае, тут были растрепанные и горестные рабыни, оплакивавшие предка. Все верно. Распятие Христа происходило в присутствии толпы. Кроме того, потом к его гробнице пришли несколько горестных женщин. Они первыми узнали о Воскресении Христа от Ангела, сидевшего на открытой гробнице.

Далее сказано, что Орест совершает на могиле предка жертвоприношение, которого никто другой не мог бы сделать. Вероятно, речь идет о распятии Христа на Голгофе. Казнь Иисуса рассматривалась как жертвоприношение, совершенное самим Христом во имя людей. Причем никто другой так поступить не мог.

Подчеркнуто, что Орест-Христос срезал прядь волос и положил ее на могилу уважаемого предка. О чем речь? Вероятно, имелось в виду, что голова Ореста была обрита. То есть у него был голый лоб. Но ведь название Голгофа так и переводится: Лобное место (или Голый Лоб). «И привели его (Христа — Авт.) на место Голгофу, что значит: Лобное место» (Марк 15:20–22). Получается, что упоминание об отрезании волос с головы Ореста согласуется с евангельской картиной.

Итак, орестовский миф, по-видимому, в глухой форме сообщает здесь о распятии Христа-Ореста на Голгофе. Очень интересно, что буквально через несколько строк сообщается, что Орест «воскресает». Он неожиданно выходит из укрытия и является горестной Электре. «Сестра» возрадовалась и они вместе обращаются к Богу-Предку.

Вероятно, в таком виде здесь отразилось Воскресение Христа.

• НА МОГИЛЕ АГАМЕМНОНА ВЫРОС «СТОЛП»-ДЕРЕВО.

В данном месте орестовского мифа мы отождествили могилу Агамемнона (Уважаемого Предка) с Голгофой, где распяли Христа. Интересно, что косвенное подтверждение обнаруживается в других описаниях этой могилы. «Клитемнестра отправила ХРИСОФЕМИДУ на могилу Агамемнона для совершения жертвенных возлияний после того, как ей приснился сон, будто оживший Агамемнон выхватил скипетр из рук Эгисфа и так воткнул его в землю, что на нем появились почки, затем веточки, и, наконец, в тени этого ДЕРЕВА оказались все Микены» [196:2], с. 318.

Тем самым, на могиле Ага-Мемнона выросло огромное дерево. Но мы уже неоднократно показывали, что многочисленные старинные сказания описывали столп = крест Иисуса Христа в виде некоего Дерева, Мирового Древа. Иногда Христа изображали распятым на кресте-дереве. См., например, илл.1.80 и 1.81 в нашей книге «Царский Рим…».

Орестовский миф подчеркивает огромность выросшего столпа-дерева. Тень его ветвей накрыла весь город Микены.

На рис. 6.10 приведено очень интересное «античное» изображение Ореста и Электры на могиле Агамемнона. Мы видим высокую колонну, весьма напоминающую треугольный крест. То есть крест в виде буквы Т. Именно такова была старинная форма христианского креста. Мы много говорили об этом в книге «Новая хронология Руси». Справа и слева от столпа-креста мы видим две фигуры с крыльями, парящие в воздухе. Скорее всего, это христианские ангелы, которых часто изображали рядом с крестом, на котором распяли Христа.

На рис. 6.11 приведен старинный барельеф «Орест и Электра на могиле Агамемнона».

Рис. 6.10. «Орест и Электра на могиле Агамемнона». Старинная амфора. Якобы 360–350 годы до н. э. Ошибка в датировке составляет около 1500 лет. Женева. Коллекция Hellas et Rome. Взято из [453:1], с. 443.

Рис. 6.11. Орест и Электра на могиле Агамемнона. Мрамор. Якобы 350–330 годы до н. э. Нью-Йорк, Метрополитен-музей. Взято из [453:1], с. 444.

• УВЕРЕНИЕ АПОСТОЛА ФОМЫ.

Отметим еще один любопытный штрих. Электра подозревала, что на могиле предка только что был именно Орест, но сомневалась. Ее терзали сомнения и надежда. Тогда она вложила свою ногу в след, оставленный на глине рядом с могилой и убедилась в их сходстве. Это уверило ее в том, что тут действительно только что был Орест.

Рассказанная сцена близка к известному сюжету Уверения апостола Фомы. Он сомневался в Воскресении Христа и уверовал лишь тогда, когда смог вложить свои пальцы в рану на боку Христа. «Вложение пальцев» превратилось в старинном мифе во «вложение ноги в след другой ноги». Но суть дела, скорее всего, одна и та же.

К этой теме миф возвращается еще раз. По-видимому, данный сюжет был популярен. «Говорят также, что Электра, встретив Ореста на могиле отца, поначалу не поверила, что перед ней ее давно потерянный брат, хотя их волосы действительно были похожи и он показал ей одеяние, в котором бежал из Микен. Окончательно убедил ее ШРАМ НА ЛБУ ОРЕСТА, ОСТАВШИЙСЯ ОТ УДАРА ОБ ОСТРЫЙ КАМЕНЬ, когда они, еще детьми, охотились на оленя, а Орест оступился и упал» [196:2], с. 317–318.

Вновь говорится о «неверии Электры» и что лишь только после того, как увидела шрам у Орестра, она поверила. Здесь уже совершенно ясно говорится о шраме, оставленном на теле Ореста от удара «острым камнем». Перед нами — повторный рассказ об апостоле Фоме, вкладывающего персты в рану на теле Иисуса, оставленную ударом острого копья.

Вопрос о том, как именно Электра удостоверилась в том, что перед нею именно Орест, волновал древних. Например, «говорят также, что на могиле Агамемнона Орест показал Электре не отрезанный локон и не вышитое одеяние, а печать своего отца, сделанную из слоновой кости, которой была заменена лопатка Пелопа» [196:2], с. 318. Видно, что позднейшие авторы путались и пытались разобраться в евангельской истории уверения апостола Фомы.

• СМЕРТЬ ОРЕСТА ОТ УКУСА ЗМЕИ И СМЕРТЬ КЛЕОПАТРЫ.

Чуть раньше миф сообщает еще одну важную деталь. Говорится о «сне», в котором Клитемнестра пригрела на груди рожденного ею змея и даже покормила его грудью. Змей высосал из нее кровь, что привело женщину в ужас и переполошило весь дворец. Здесь всплывает знаменитая история гибели Клеопатры. Она приложила к груди змею, которая укусила ее. В то же время ранее мы уже показали, что смерть Клеопатры является частичным отражением гибели Христа. Здесь «змея» — это хитрый Иуда Искариот, неосторожно пригретый Христом «на груди». Он укусил Иисуса (знаменитый поцелуй Иуды), после чего Христос вскоре погиб на Голгофе. См. подробности в книге «Начало Ордынской Руси», гл. 1. Кстати, чуть ниже змей, испугавший Клитемнестру, назван ХИТРЫМ. Прекрасно отвечает характеристике коварного Иуды Искариота.

Более того, орестовское сказание чуть ниже прямым текстом говорит, что ОТ УКУСА ЗМЕИ УМЕР САМ ОРЕСТ. «Он… в конце концов переселился из Микен в Аркадию, где в возрасте семидесяти лет УМЕР ОТ УКУСА ЗМЕИ в Орестее, или Орестии, — городе, который он основал во время изгнания» [196:2], с. 332–333.

То же сообщает и Аполлодор: «Орест погиб, укушенный змеей в Орестейоне» [30], с. 92.

Таким образом, смерть Ореста-Христа и Клеопатры сближаются, как и должно быть, согласно нашим результатам. Отметим между прочим, что Орест умер будто бы в возрасте 70 лет, что неплохо согласуется с похожей оценкой возраста императора Андроника-Христа. См. нашу книгу «Царь Славян».

Исследователь мифов Роберт Грейвс справедливо указывает на параллель между смертью Ореста от укуса змеи и смертью «древне»-египетского Озириса от укуса змеи. Отмечается, что египетский бог Ра, «который является одной из ипостасей Осириса… тоже был укушен ливийской змеей» [196:2], с. 334. Но мы уже ранее показали, что Озирис — одно из отражений Андроника-Христа.

Пойдем дальше.

• ПОВТОРНЫЙ РАССКАЗ МИФА О «МНИМОЙ» СМЕРТИ ОРЕСТА, ГИБЕЛИ ЭГИСФА И «УБИЙСТВЕ» КЛИТЕМНЕСТРЫ.

Миф говорит: «Когда рабыни пересказали Оресту сон Клитемнестры, он заявил, что готов превратиться в хитрого змея, чтобы пролить ее кровь…

И вот уже Орест стучит в дворцовые ворота и просит, чтобы позвали хозяина или хозяйку. На голос вышла сама Клитемнестра, которая, однако, не признала Ореста. Тот назвался эолийцем из Давлиды и сказал, что пришел с печальным известием от некоего Строфия… Строфий просил передать, что ее сын Орест умер, а прах его хранится в бронзовой урне, поэтому он хотел узнать, стоит ли посылать урну в Микены или лучше предать ее земле в Крисе.

Клитемнестра не мешкая предложила Оресту войти… Однако Килисса (старая кормилица — Авт.) без труда узнала Ореста и решила передать Эгисфу, чтобы он возрадовался… ЕГО ВРАГ МЕРТВ.

Ничего не подозревающий Эгисф вошел во дворец, куда, чтобы совсем уж развеять сомнения, пришел Пилад с бронзовой урной в руках. Клитемнестре он сказал, что это ПРАХ ОРЕСТА, который Строфий все же решился переслать в Микены. Такое подтверждение первого известия лишило Эгисфа последних сомнений, поэтому Оресту не стоило труда выхватить меч и поразить ничего не подозревавшего врага. Клитемнестра тут же узнала Ореста и попыталась смягчить его сердце, обнажив грудь и взывая к его сыновьему долгу. Орест не внял ее словам и тем же мечом отрубил ей голову… Напоминание о подлой измене Клитемнестры без труда оправдывало его в их (людей — Авт.) глазах, и ему осталось лишь добавить, что Эгисф получил то, что предусмотрено для прелюбодеев законом» [196:2], с. 317.

Вновь говорится о «мнимой» смерти Ореста. Сообщается, будто он умер, его тело кремировали и прах сложили в урну. Люди поверили в это. Но тут, неожиданно, обнаруживается, что Орест «воскресает». Он является людям живым. Перед нами — воспоминания о распятии Христа и его Воскресении.

Далее говорится о гибели Эгисфа. Здесь, вероятно, Эгисф — это Иуда Искариот. Иуда погиб вскоре после смерти Христа. По одним сведениям повесился сам, по другим — был убит мстителями за Иисуса. Мы подробно говорили об этом ранее. Например, в жизнеописании Андрея Боголюбского = Андроника-Христа ясно сказано, что виновные в казни великого князя были схвачены и жестоко убиты. Аналогично, в Троянской войне гибнут все основные троянские (царь-градские) цари. Так что орестовский миф придерживается, как мы видим, именно такой версии событий.

Наконец, вновь всплывает тема «убийства» Клитемнестры. Как мы уже пояснили, это — рассказ о семи мечах, пронзивших душу Марии Богородицы, когда она присутствовала при казни Сына. То есть поэтический символ «античные классики» расценили как указание на реальное убийство женщины. Мы уже сталкивались с таким ошибочным толкованием христианского рассказа.

В римской версии Мария Богородица отразилась, в частности, как известная римлянка Лукреция, заколовшаяся из-за того, что была не в силах снести бесчестие. Здесь христианскую символику превратили в реальную смерть женщины от вонзившегося в нее меча или кинжала. Старинные картины представляют Лукрецию с обнаженной грудью, куда вонзается оружие, рис. 6.12. См. подробности в книге «Царский Рим…».

Рис. 6.12. «Лукреция». Pietro Ricchi (Lucchese), 1606–1675. Взято из [1345:1], с. 253.

Кстати, в орестовском мифе Клитемнестра тоже обнажает грудь перед тем, как ее убивают.

Причем, повторим, якобы сам Орест убивает свою мать Клитемнестру. Это согласуется с описанным выше толкованием, что Богородица была пронзена мечами «из-за Христа». Она стояла на Голгофе и в этот момент семь символических мечей вонзились в нее. На рис. 6.13-6.16 мы видим старинные изображения убийства Эгисфа и Клитемнестры. Царица убита кинжалом. Например, на картине Хеннекена Клитемнестра изображена с обнаженной грудью, в которую вонзен кинжал, рис. 6.17.

Рис. 6.13. Смерть Эгисфа (слева) и Клитемнестры (справа). Взято из [524:1], с. 113, илл. 102.

Рис. 6.14. Эгисф, сраженный Пиладом. «Античный» барельеф. Взято из [524:1], с. 115, илл. 103.

Рис. 6.15. Эгисф и Клитемнестра, убитые Орестом и Пиладом. «Античный» барельеф. Взято из [524:1], с. 115, илл. 104.

Рис. 6.16. «Орест убивает Эгисфа». Позади Ореста — Клитемнестра с секирой, за Эгисфом — Электра. Рисунок на вазе. Взято из [453:1], с. 491.

Рис. 6.17. Фрагмент картины Хеннекена (Лувр). Клитемнестра сражена ударом кинжала в грудь. Взято из [524:1], с. 117, илл. 107.

Некоторые сомневались, что Орест убил свою мать в буквальном смысле. Пишут так: «Трудно поверить в то, что Орест убил Клитемнестру. В противном случае Гомер не преминул бы сообщить об этом и не называл бы его „БОГОПОДОБНЫМ“. Однако он сообщает лишь о том, что Орест убил Эгисфа и одновременно справил поминки и по нему, и по своей „преступнице матери“… В Паросской хронике обвинение Ореста также не содержит упоминания о матереубийстве» [196:2], с. 318. Таким образом, данное убийство рассматривалось некоторыми в переносном смысле, как нечто символическое.

И далее: «Есть и такие, кто отрицает, что Орест сам убил Клитемнестру. По их словам он привел ее на суд и уже судьи приговорили ее к смерти. Сам он тоже был не прав, не выступив в ее защиту, хотя вряд ли стоит вменять ему в вину» [196:2], с. 318.

Все верно. Конечно, Христос не убивал Богородицу. Мысли об этом появились у запутавшихся позднейших «классиков» из-за неправильного понимания христианского рассказа о семи мечах, пронзивших душу Марии «из-за Христа». В то же время напомним, что старинные авторы часто смешивали Успение Богородицы с опасностью, которую она перенесла во время кесарева сечения, благодаря которому на свет явился Иисус. Здесь таился еще один повод для путаницы. См. нашу книгу «Царский Рим…».

Вновь рядом с Орестом-Христом присутствует Пилад-Пилат. Дело в том, что в заключительных главах Евангелий прокуратор Пилат играет важную роль именно в связи с Иисусом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

История капитала – история грабежа

Из книги Профессиональная преступность автора Гуров Александр Иванович

История капитала – история грабежа Рост капитализма в России знаменовал собой изменения во всех сферах социальных, экономических и правовых отношений общества, что обусловило качественно новый этап в развитии преступности, в том числе профессиональной.С отменой


«История евреев — наша история»

Из книги «История евреев — наша история» автора Автор неизвестен

«История евреев — наша история» Молодежь СНГ и иудаика В. Чаплин, г. Одесса «Помни дни древности, помни годы всех поколений, спроси отца своего и скажет он тебе, старцев твоих и они скажут тебе» Дварим 32:7 Еврейской системой образования на постсоветском пространстве был


«История Сталина – это история чрезвычайных обстоятельств»

Из книги Литературная Газета 6263 ( № 59 2010) автора Литературная Газета

«История Сталина – это история чрезвычайных обстоятельств» Дискуссия «История Сталина – это история чрезвычайных обстоятельств» Предметом разговора в «Молодой гвардии» стала книга «Сталин», вызвавшая большой и неоднозначный читательский интерес. Участниками


Виктор Пелевин: история России — это просто история моды

Из книги 46 интервью с Пелевиным. 46 интервью с писателем, который никогда не дает интервью автора Пелевин Виктор

Виктор Пелевин: история России — это просто история моды 2 сентября 2003. Gazeta.RuНакануне выхода книги «Диалектика переходного периода (Из ниоткуда в никуда)» Виктор Пелевин рассказал «Парку культуры» о новом романе, путешествиях, «Газете. Ru» и прочих миражах.— За период


История трех букв («ЦРУ. Правдивая история» Т. Вейнера)

Из книги Когда рыбы встречают птиц. Люди, книги, кино автора Чанцев Александр Владимирович

История трех букв («ЦРУ. Правдивая история» Т. Вейнера) Тим Вейнер. ЦРУ. Правдивая история / Пер. с англ. В. Найденова. М.: Центр полиграф, 2013. 719 стр.На английском книга журналиста New York Times[340] Тима Вейнера, работавшего в Пакистане, Судане и Афганистане, автора книг о


7. «Усыновление» Адриана и история Сербия Туллия = Христа

Из книги Христос родился в Крыму. Там же умерла Богородица. [Святой Грааль – это Колыбель Иисуса, долго хранившаяся в Крыму. Король Артур – это отражение Христ автора Носовский Глеб Владимирович

7. «Усыновление» Адриана и история Сербия Туллия = Христа Элий Спартиан сообщает далее, что Адриан был усыновлен императором Траяном в результате довольно туманных событий. Дело было так. Адриан «узнал от Суры, что будет усыновлен Траяном; с тех пор друзья Траяна


14. История царь-градского проповедника Василия в Херсонесе — еще одно отражение рождения Андроника-Христа в Крыму

Из книги автора

14. История царь-градского проповедника Василия в Херсонесе — еще одно отражение рождения Андроника-Христа в Крыму В книге Ирины Корды «Мыс Фиолент» цитируется следующий рассказ. Якобы в начале IV века царь-градский «Император посылает в Херсонес ЗНАМЕНИТОГО


Глава 6. Известная «античная» история Ореста и Ифигении — это жизнеописание Христа и Богоматери

Из книги автора

Глава 6. Известная «античная» история Ореста и Ифигении — это жизнеописание Христа и Богоматери 1. Ифигения в Тавриде = Крыму История Ореста была весьма популярна в «античности». Ее рассказывали такие известные авторы, как Гомер, Еврипид, Эсхил, Аполлодор, Гигин, Софокл,


5. Страдания Ореста-Христа и суд над ним

Из книги автора

5. Страдания Ореста-Христа и суд над ним Одним из самых ярких сюжетов в жизнеописании Ореста являются его страдания и преследования эриниями. Считается, что ему мстили за убийство матери. Но поскольку мы поняли, что «убийство» Клитемнестры-Богородицы было символическим,


Глава 7. Знаменитая история короля Артура и Святого Грааля — это в значительной мере отражение истории Андроника-Христа Куликовская битва в жизнеописании Артура

Из книги автора

Глава 7. Знаменитая история короля Артура и Святого Грааля — это в значительной мере отражение истории Андроника-Христа Куликовская битва в жизнеописании