Ростовское

Ростовское

В Ростове – еще в первый приезд – решили проверить, действительно я прямо на сцене пишу стихи по заказу из зала или мы возим домашние заготовки. И дали тему, которую мы уж никак не могли предвидеть: у них там, оказывается, водительница укусила гаишника пр и попытке ее оштрафовать, и этот скандал широко обсуждался в местной прессе. Сюжет нарисовался сам собой – кого у нас кусала змея? Получилась ростовская Песнь о вещем Олеге, с поправкой на ГИБДД.

Как ныне сбирается вещий сержант

Отмстить неразумным водилам:

Лихих – удержать,

А бухих – задержать

И штраф предъявить нерадивым.

Все шло, как обычно, но вдруг с кондачка

Убогого он задержал старичка.

– Ты скорость превысил, – сержант говорит.

А тот отвечает ехидно:

– Твой жребий, гаишник, пока еще скрыт,

Но мне его явственно видно:

Сегодня покорно тебе большинство,

Но примешь от жезла ты смерть своего…

Сержант не для споров в засаде стоит,

И спорить с сержантом накладно:

– Сначала плати, непокорный старик,

А после пророчествуй, падла!..

Не то за такие плохие слова

Потертые ты мне оставишь права.

Старик между тем оказался не прост,

Исчез, словно отроду не был.

Сержант же, ругаясь, вернулся на пост

Под грозно насупленным небом.

Стоит, непонятной тревогой томим,

И вдруг иномарка юзит перед ним.

Водитель напуган и явственно пьян,

И рожа пылает, как пламя.

С таким ты не то чтобы сделаешь план,

Но даже получишь сверх плана.

– Довольно! – сержант восклицает, —

Абзац!

Но тут из кабины послышалось:

– Клац!

Навстречу несчастному, будто змея,

Рванулось шикарное тело.

– Тебе не обломится здесь ничего! —

С презреньем оно прошипело.

Ощерило рот, замерло на момент,

И вскрикнул внезапно ужаленный мент.

Иной ростовчанки ужасен укус,

Он хуже раненья простого —

Недаром когда-то Советский Союз

Боялся девиц из Ростова.

Ни Пермь, ни Одесса взрастить не могла б

Таких исключительно бешеных баб.

Сержант отшвырнул ее прочь, разъярен,

Но тут же забился в припадке.

Ужасное бешенство чувствовал он,

Жесткое бешенство матки.

В машину пополз он, как будто в кровать.

Его обуяло желанье давать!

Доселе он брал, будто жадный койот,

И в этом не видел позора,

Теперь он водителям деньги дает

И будет давать до упора.

Так будет со всяким, кто хочет права

В казачьем краю отобрать у волхва.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >