Изобразительное искусство

Изобразительное искусство

О «Великом металлисте»

Поднялся и повис в воздухе вопрос об отливке из бронзы статуи «Великого Металлиста» работы скульптора Блоха{56}. Не знаю, чьей работы такое пышное название этой «статуи». Я считаю, что этот вопрос должен быть решен отрицательно, так как статуя очень плоха, плоха не с точки зрения футуриста, а плоха со всех точек зрения, и плоха потому, что сейчас нельзя сделать хорошей статуи «старой школы». Различные способы создания художественных вещей, различные художественные формы не существуют одновременно. Когда Роден хотел скопировать античные статуи, то оказалось, что он все время лепил их слишком тощими, но сам он смог заметить это только путем измерения. Разные эпохи способны ощутить разное, и у каждой эпохи есть нечто закрытое для ее восприятия. Вспомним, что горы у Тита Ливия определены только как безобразные. Восприятие человеческого тела ушло из области ви?дения в область узнавания; тело, по крайней мере, не измененное, не преображенное, не обезображенное или не разложенное, не существует как предмет художественного восприятия. Недаром в языке почти отсутствуют слова, обозначающие части тела. А наши дети, рисуя, рисуют пуговицы всегда, а колени и локти почти никогда не рисуют. Можно по инерции лепить человеков и даже делать их очень большими и поэтому называть великими, но простое измерение работы честного ремесленника, Ильи Гинцбурга или Блоха, покажет, что эти формы лепились людьми, не видавшими их, а только знающими наизусть, что у человека есть голова, руки и даже ноги.

Те, кто не хотят искать, а режут купоны старых традиций, думают, что они представители старой школы.

Они ошибаются. Нельзя творить в уже найденных формах, так как творчество – изменение.

Толстой был классиком, и он смеялся над теми, кто не понимает, почему старые формы хороши у Пушкина и у Гоголя и плохи у подражателей, которые ими пользовались как чем-то готовым.

Дело в том, что так называемое старое искусство не существует, объективно не существует, а потому невозможно сделать произведение по его канонам.

История искусства не представляет из себя библиотеки, в которую поступают всё новые томики, так что можно взять с полки любую книжку: хочу – вчерашнюю, хочу – времени Гутенберга.

Прошлое в искусстве уничтожается или живет, то вспыхивая, то впадая в жалкое существование коллекции, где все равноценно: и картины, и папиросы со странными мундштуками, «каких уже теперь нет».

Реально это выражается в том, что все великие архитекторы были разрушителями. Ломали шатровую церковь, чтобы построить на ее месте новую, каменную. Томон ломал Биржу Гваренги, чтобы поставить на ее месте свою; много ломал Гваренги, много ломал Растрелли; Летний дворец самого Растрелли был сломан, чтобы поставить на месте его нынешний Инженерный замок. Баженов хотел снести Кремль и поставить на месте его свою постройку. Только как тени, только как восприятия антиквара могут одновременно существовать постройки различных эпох; живой же художник разрушает, потому что видит только свое.

Правы были монахи, стиравшие с пергамента стихи Вергилия, чтобы на месте их написать свои хроники, нарисовать свои миниатюры.

Это происходит не оттого, что изменяются формы жизни, формы производственных отношений.

Изменения в искусстве – не результаты изменений быта. Они результаты вечного каменения, вечного ухода вещей из ощутимого восприятия в узнавание.

Все эти художники «Общины», все эти передвижники, – это не старое искусство. Все это мертвые пятна, выгнивающие дупла. Все это мертво, как мертв постоянный эпитет.

Всякая художественная форма проходит путь от рождения к смерти, от ви?дения и чувственного восприятия, когда вещи вылюбовываются и выглядываются в каждом своем перегибе, – до узнавания, когда вещь, форма делаются тупым штучником-эпигоном, по памяти, по традиции, и не видятся и самим покупателем.

Блох и Блохи делают вещи неощутимые, не существующие художественно так же, как не существует «резьба» и «вазы» на буфетах. Так же умерла ныне столь косноязычно, столь неструктивно употребляемая арка, которую тычут в революционные памятники.

Если в России есть бронза и много людей, не понимающих искусство, но голосующих о нем, то «Великий Металлист» из гипсового чучела сделается бронзовым чучелом, но это не обратит его «наизусть» сделанных форм в формы художественные.

Но отлить можно, можно и позолотить…

Очень жалко видеть, как тратятся силы на то, чтобы снять памятник Беренштама и поставить памятник Блоха. Это для глядящего сознательно совершенно художественно сделанное переливание из пустого в порожнее. Может быть, пролетариат не может еще воспринять формы искусства передового{57}; буржуазия тоже не понимала художников своего времени, но это не дает еще права навязывать ему медные пуговицы вместо золота и Блоха вместо скульптуры.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Изобразительное искусство

Из книги Гамбургский счет: Статьи – воспоминания – эссе (1914–1933) автора Шкловский Виктор Борисович

Изобразительное искусство О «Великом металлисте» Поднялся и повис в воздухе вопрос об отливке из бронзы статуи «Великого Металлиста» работы скульптора Блоха{56}. Не знаю, чьей работы такое пышное название этой «статуи». Я считаю, что этот вопрос должен быть решен


Слишком Гага, чтобы быть Леди / Искусство и культура / Искусство

Из книги Итоги № 47 (2011) автора Итоги Журнал

Слишком Гага, чтобы быть Леди / Искусство и культура / Искусство   Ее признали самой влиятельной поп-звездой в мире. По версии Forbes она возглавляет список богатейших знаменитостей планеты. Она икона нового времени. А три года назад никто


Слишком Гага, чтобы быть Леди / Искусство и культура / Искусство

Из книги Итоги № 48 (2011) автора Итоги Журнал

Слишком Гага, чтобы быть Леди / Искусство и культура / Искусство   Ее признали самой влиятельной поп-звездой в мире. По версии Forbes она возглавляет список богатейших знаменитостей планеты. Она икона нового времени. А три года назад никто


Слишком Гага, чтобы быть Леди / Искусство и культура / Искусство

Из книги Итоги № 51 (2011) автора Итоги Журнал

Слишком Гага, чтобы быть Леди / Искусство и культура / Искусство   Ее признали самой влиятельной поп-звездой в мире. По версии Forbes она возглавляет список богатейших знаменитостей планеты. Она икона нового времени. А три года назад никто


Слишком Гага, чтобы быть Леди / Искусство и культура / Искусство

Из книги Итоги № 53 (2011) автора Итоги Журнал

Слишком Гага, чтобы быть Леди / Искусство и культура / Искусство   Ее признали самой влиятельной поп-звездой в мире. По версии Forbes она возглавляет список богатейших знаменитостей планеты. Она икона нового времени. А три года назад никто


Минкульт личности / Искусство и культура / Искусство

Из книги Итоги № 9 (2012) автора Итоги Журнал

Минкульт личности / Искусство и культура / Искусство Минкульт личности /  Искусство и культура /  Искусство Дмитрий Месхиев: «Икры можно навалить сколько угодно, но от этого ни одно культурное событие не станет интересным» В Петербурге впервые пост главы


Куда впадает Кама / Искусство и культура / Искусство

Из книги Итоги № 27 (2012) автора Итоги Журнал

Куда впадает Кама / Искусство и культура / Искусство Куда впадает Кама /  Искусство и культура /  Искусство Театральный художник Сергей Бархин — о режиссере Каме Гинкасе   Задыхаясь, я поднимаюсь на третий этаж театра. Вхожу в белую


Гайдай шагает впереди / Искусство и культура / Искусство

Из книги Итоги № 29 (2012) автора Итоги Журнал

Гайдай шагает впереди / Искусство и культура / Искусство Гайдай шагает впереди /  Искусство и культура /  Искусство Цитатами из советских кинокомедий нынче торгуют оптом и в розницу   Совершенно очевидно, что нынешний год


На языке оригинала / Искусство и культура / Искусство

Из книги Итоги № 35 (2012) автора Итоги Журнал

На языке оригинала / Искусство и культура / Искусство На языке оригинала /  Искусство и культура /  Искусство Даниэль Лавуа: «Попса? Я уже слышал от?русских коллег это странное и такое гадкое слово...»   Песни Даниэля Лавуа, известного канадского


Иван Васильевич возвращается / Искусство и культура / Искусство

Из книги Итоги № 45 (2012) автора Итоги Журнал

Иван Васильевич возвращается / Искусство и культура / Искусство Иван Васильевич возвращается /  Искусство и культура /  Искусство В афише Большого театра вновь появляется «Иван Грозный» в постановке Юрия Григоровича — самый русский из всех


Космос как искусство / Искусство и культура / Художественный дневник / Выставка

Из книги Итоги № 12 (2013) автора Итоги Журнал

Космос как искусство / Искусство и культура / Художественный дневник / Выставка Космос как искусство /  Искусство и культура /  Художественный дневник /  Выставка В Московском планетарии открылась выставка «Небосклон»   Сначала здесь все


История как искусство / Искусство и культура / Художественный дневник / Замечено "Итогами"

Из книги Итоги № 40 (2013) автора Итоги Журнал

История как искусство / Искусство и культура / Художественный дневник / Замечено "Итогами" История как искусство /  Искусство и культура /  Художественный дневник /  Замечено "Итогами" Борис Акунин начинает писать «Историю государства


Иван, помнящий родство / Искусство и культура / Искусство

Из книги Философия как образ жизни автора Гусман Делия Стейнберг

Иван, помнящий родство / Искусство и культура / Искусство Иван, помнящий родство /  Искусство и культура /  Искусство О режиссере и драматурге Иване Вырыпаеве рассказывает режиссер Виктор Рыжаков   Про Ивана уже столько рассказано