Тысяча сельдей

Тысяча сельдей

Есть задачники, задачи в них расположены по порядку. Одни задачи на уравнение с одним неизвестным, подальше задачи на квадратное уравнение.

А позади задачника идут ответы. Идут ровным столбиком, в порядке:

4835          5 баранов

4836          17 кранов

4837          13 дней

4838          1000 сельдей

Несчастен тот, кто начнет изучать математику прямо с «ответов» и постарается найти смысл в этом аккуратном столбце.

Важны задачи, ход их решения, а не ответы.

В положении человека, который, желая изучать математику, изучает столбцы ответов, находятся те теоретики, которые в произведениях искусства интересуются идеями, выводами, а не строем вещей.

У них в голове получается:

романтики = религиозному отречению{83}

Достоевский = богоискательству

Розанов = половому вопросу

год …18-й – религиозное отречение

    …19-й – богоискательство

    …20-й – половой вопрос

    …21-й – переселение в Сев. Сибирь.

Но для теоретиков искусства устроены рыбокоптильни в университетах, и они вообще никому не мешают.

Несчастен писатель, который стремится увеличить вес своего произведения не разработкой его хода, а величиной ответа своей задачи.

Как будто задача № 4837 больше, важнее задачи № 4838 потому, что в ответе одной из них стоит 13, а у другой ответ «тысяча сельдей».

Это просто две задачи, и обе для третьего класса гимназии.

«Самое главное» Евреинова – водевиль с громадным ответом.

Взято что-то вроде «Жильца с третьего этажа» Джером Джерома, смешано с «Гастролями Рычалова»{84}, прибавлен Христос с открыток, и получилась очень плохая, хотя и довольно театральная… но я ошибся в роде… получился посредственный водевиль.

О, не пугайте нас Параклетом, не утешайте нас доктором Фреголи{85}, не уравнивайте всего этого с арлекиниадой.

Никакая извне внесенная сила не может увеличить силы произведения искусства, кроме строя самого произведения[122].

Если бы сидящие в зрительном зале обладали остроумием, то потолок бы треснул от хохота над тем, что человек для того, чтобы ниспровергнуть театр, написал пьесу, еще одну пьесу.

Бедный Евреинов! – такой большой ответ и такое пустяковое действие.

P. S. Для компактности помещаю сюда же рецензию.

На днях вышла книга человека{86}, фамилии которого я не назову, чтобы не сделать ему рекламу.

Назовем этого человека условно Игрек.

Книжка издана превосходно на восьмидесятифунтовой бумаге.

Предисловие Евреинова, рисунки Ю. Анненкова.

Что нравится Евреинову в Игреке – понятно: Игрек – предел, к которому Евреинов стремится.

Фамилию же Анненкова в этой книге видеть неприятно. Тем более что рисунки его в ней не совсем уместны.

Но мало ли какие фамилии попадаются вместе.

Вот еще одна:

Виктор Шкловский.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Тысяча мгновений войны

Из книги Литературная Газета 6270 ( № 15 2010) автора Литературная Газета

Тысяча мгновений войны Московский вестник Тысяча мгновений войны ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ! 23 апреля в Центральном Доме художника открывается международная выставка «Победа», организованная Союзом художников России при поддержке Министерства культуры РФ и Международной


Тысяча и один кризис

Из книги Мятежный Юг автора Жириновский Владимир

Тысяча и один кризис «Современная цивилизация» погибает на наших глазах. Перед русскими стоит труднейшая задача: не только сохраниться в надвигающейся буре, но и взлететь на вершины могущества, основав совершенно иную, новую цивилизацию.Можно выделить три тяжелейших


Глава 4. Тысяча и один день, или Как не быть лохом

Из книги Чёрный лебедь [Под знаком непредсказуемости] автора Талеб Нассим Николас

Глава 4. Тысяча и один день, или Как не быть лохом Не ожидали? — Хитрые методы извлечения уроков из будущего. — Секст всегда впереди. — Главное — не быть лохом. — Давайте переедем в Среднестан, если удастся его найти. Вернемся к проблеме Черного лебедя в ее изначальном


Тысяча лотов в «одном окне»

Из книги Литературная Газета 6419 ( № 24 2013) автора Литературная Газета

Тысяча лотов в «одном окне» Департамент по конкурентной политике (Тендерный комитет) стал оператором единой торговой площадки правительства Москвы. В апреле 2013 года в столице открылось "одно окно" по продаже земельно-имущественных объектов Москвы, созданное


Тысяча дюжин

Из книги Идем на восток! Как росла Россия автора Вершинин Лев Рэмович

Тысяча дюжин Вот эта-то «Пегая Орда», свистящие воины-охотники в нартах, запряженных пятнистыми оленями, впятеро уступая числом восточным соседям, родственным чукчам и корякам, считавшим себя тогда почти единым народом, была гегемоном тундры на протяжении почти всего XVII