Точки над «И»

Точки над «И»

(Антуан Альбала. «Искусство писателя. Начатки литературной грамоты». С предисловием А. Г. Горнфельда. Пг., 1924)

Были толстые журналы. Жили они лет сто. Писали в них особые люди: не литераторы, не писатели, а журналисты. Литературу они презирали.

Просматривали ли вы когда-нибудь комплект «Вестника Европы»? Сто лет печатался журнал и умудрился всегда быть неправым, всегда ошибаться. Это был специальный дренажный канал для отвода самоуверенных бездарностей. У них были свои боги, свои поэты, свои прозаики.

Другой канал, покороче, назывался «Русским богатством»; он происходил от славных родителей; предки его вели литературные войны. Но сам он был отдан под выпас П. Я.

Здесь разучивался писать Короленко, а писал Олигер, и здесь из номера в номер ругали и поносили сперва символистов (и до них еще кого-то), потом футуристов…

«Русское богатство» субъективно было честным журналом, но объективно это было место литературной оппозиции людей, плохо пишущих, против людей, пишущих хорошо.

А. Горнфельд – человек почтенный и украшенный многими ошибками. Так адмирал Макаров был славен своей неудачной попыткой совершить полярное путешествие на ледоколе.

Горнфельд никуда не плавал и, кажется, этим очень гордился.

Литературно он никого не родил, и это, вероятно, очень аристократично. Конечно, Горнфельд умнее журнала, в котором он писал, но тем хуже, так как он действовал сознательно.

В литературе не надо жалости, и нужно поэтому не замалчивать бесполезность пути Горнфельда, а сделать из него памятник и пугало.

Кажется, первый раз А. Горнфельд (очень милый в жизни и образованный человек) что-то советует.

Интересно, конечно, то положительное, что может предложить нам человек с громадным, хотя и отрицательным литературным опытом. Книга Альбала вся основана на анализе отрывков прозы, разбираемых со стороны их стиля. Все эти отрывки, конечно, понятны для французского писателя и взяты из писателей, ему известных.

Для русского читателя они дают очень мало, так как  н е л ь з я   у ч и т ь с я   с т и л ю   п о   п е р е в о д а м.  Сам А. Горнфельд (чрезвычайно милый и образованный человек) понимает это, когда говорит, что книга будет полезна только для того, кто «прежде всего попытается заменить его [Альбалы. – В. Ш.] французские ссылки и сопоставления соответственными выдержками и примерами из произведений русской литературы» (с. 15).

Конечно, такая замена должна была быть сделана редактором (можно указать одну попытку на это: с. 138, пример из Тургенева), но возлагать всю эту работу на неподготовленного читателя – значит сознательно делать книгу бесполезной.

Сама книга далеко не первоклассна.

Автор ее стоит на точке зрения неизменности законов и даже правил стиля, то есть думает, что писали всегда одинаково, а если писали иначе, то ошибались.

Таким образом оказывается, что нужно избегать (всегда) «повторений слов», хотя «и у лучших писателей нет в них недостатка» (с. 77).

Если читатель этой книги начнет после этого изучать литературу, то узнает, что повторения – правило для Библии, для «Калевалы», для русского так называемого народного творчества, что они же правило для Гоголя и ими же широко и сознательно пользовался Лев Толстой.

Но Альбала этим не смущается, он на одной странице (94) исправил Расина, Ричардсона, Сервантеса и Софокла.

В другом месте Альбала говорит:

«Ясно, например, что нужно идти прямо к цели и избегать отступлений. Однако ими полон «Дон Жуан» Байрона. В «Жиль Блазе» [«Дон Кихот» тоже. – В. Ш.] эпизоды занимают почти столько же места, сколько главное содержание». Этот список русский читатель, конечно, дополнит именем Пушкина («Евгений Онегин»), но Альбала не смущен, так как пошлость никогда не удивляется (смотри «Русское богатство»), он говорит: гений позволяет себе вольности, в которых отказано простому смертному.

Превосходное изречение, так как почти все авторы, приведенные почтенным французом, – гении. Итак, напишем вместо поэтики «Указ о вольности». Пока же заметим: некоторые отдельные указания почтенного француза правильны и говорят о том, что он все же родился не в той стране, где выходил «Вестник Европы», но они даны  з н а х а р с к и,  как отдельные случаи. Удачность гомеровского описания можно попытаться объяснить умелым пользованием «несущественными деталями»; те образы, которые кажутся Альбала удачными, обычно основаны на реализации метафоры и т. д., сейчас же все эти отрывки, данные просто как достопримечательности, бесполезны.

Подвожу итог. Книга «Начатки литературной грамоты» в том виде, как она предлагается А. Горнфельдом («неподготовленному читателю»), то есть с переводными примерами из незнакомых писателей, – бесполезна.

Если же ее снабдить (что может сделать редактор книги во втором ее издании) русскими примерами, то она может стать незаменимым руководством для всякого, кто захочет научиться писать так, как писали в «Вестнике Европы» и «Русском богатстве».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Точки над «И»

Из книги Гамбургский счет: Статьи – воспоминания – эссе (1914–1933) автора Шкловский Виктор Борисович

Точки над «И» (Антуан Альбала. «Искусство писателя. Начатки литературной грамоты». С предисловием А. Г. Горнфельда. Пг., 1924)Были толстые журналы. Жили они лет сто. Писали в них особые люди: не литераторы, не писатели, а журналисты. Литературу они презирали.Просматривали ли вы


О ДУХЕ ТОЧКИ

Из книги Языческий календарь. Миф, обряд, образ автора Грашина М. Н.

О ДУХЕ ТОЧКИ …Все следы вели в одном направлении — в Тару, город Верховных Королей, куда собиралась сейчас вся знать Ирландии — маги и воины, — а вслед за ними тянулись обозы с дарами, припасами и челядью. Близился Самайн — великий праздник, когда зажигались огни во всех


ОПИСАНИЕ ТОЧКИ

Из книги автора

ОПИСАНИЕ ТОЧКИ В различных традициях североевропейских народов точка Самайна несет как минимум тройственное значение. Это — конец осени и начало зимы, время «Третьего урожая», время, когда в традиции все домашние животные, не предназначавшиеся на развод или обеспечение


МИФОЛОГИЯ ТОЧКИ

Из книги автора

МИФОЛОГИЯ ТОЧКИ «Там?то и был помещен огонь Тлахгта, у которого друиды Ирландии собирались все вместе в ночь Самайна, дабы совершить жертвоприношения всем богам. В этом костре сжигали они свои приношения, и во всей Ирландии в эту ночь все, под страхом наказания, были


О ДУХЕ ТОЧКИ

Из книги автора

О ДУХЕ ТОЧКИ Покатилося колесо с Новагорода, С Новагорода и до Киева, Со Киева ко Черну морю, Ко Черну ли морю ко широкому, Ко широкому ли, ко глубокому. Колесо, гори–катись, Со весной–красной воротись! (Русская песня на праздник Солнцеворота) Застывший, замерший в ледяном


ОПИСАНИЕ ТОЧКИ

Из книги автора

ОПИСАНИЕ ТОЧКИ Коляда славян, Каледас балтов, Ноль скандинавов, Юл англосаксов — все это имена праздничной точки, отмечающей день зимнего Солнцестояния и ближайшее к нему время. Столь великую роль играет Солнце для всех рожденных под ним, что буквально все народы Европы


МИФОЛОГИЯ ТОЧКИ

Из книги автора

МИФОЛОГИЯ ТОЧКИ Праздник зимнего Солнцестояния у славян и скандинавов выражен в большей степени, чем у кельтских народов. Потому мы в нашей книге упоминаем этот праздник преимущественно под славянским именем — именно в новогодней и рождественской обрядности


О ДУХЕ ТОЧКИ

Из книги автора

О ДУХЕ ТОЧКИ …Праздник пробуждения ветра. Ветер — главное действующее лицо этого дня, он — во всем, ему протапливается в не растаявшем еще снегу огненная тропа. Ветер, что должен проснуться и отправиться в дальний путь, чтобы привести из запредельных далей новую Весну…


ОПИСАНИЕ ТОЧКИ

Из книги автора

ОПИСАНИЕ ТОЧКИ Кельтский Имболк, День Свечей средневековой Европы, скандинавская Ветреная месса, Громница славян — очень сложный и многоплановый праздник, обозначающий у различных народов Северной Европы перелом зимы на весну и пробуждение Богини, а с ней — пока еще


МИФОЛОГИЯ ТОЧКИ

Из книги автора

МИФОЛОГИЯ ТОЧКИ Главная мифологема Имболка — Богиня в образе Девы- девственницы, соответствующий мифологический динамический образ — превращение Зимы–старухи в деву Весну.Холодность Имболка хорошо сочетается с представлением о переходе Богини в новую ипостась: из


О ДУХЕ ТОЧКИ

Из книги автора

О ДУХЕ ТОЧКИ …Весна, вступающая в свои права. Все стихии, все начала мира будто бы собраны в один клубок и напряженно ожидают взрыва бьющей ключом жизни. Прошлое, весь груз накопленных решений и пройденных путей, переплавляется потихоньку, легко трансформируясь в неясные


ОПИСАНИЕ ТОЧКИ

Из книги автора

ОПИСАНИЕ ТОЧКИ Весеннее Равноденствие, славянская Комоедица, кельтская Остара (Ostara), скандинавский Summer Finding (поиск лета), Проводы з имы (Uzgavenes) у литовцев [19].Праздник Весеннего Равноденствия, хотя и отмечается всеми народами, особенно большую важность приобрел у


МИФОЛОГИЯ ТОЧКИ

Из книги автора

МИФОЛОГИЯ ТОЧКИ Символика Весеннего Равноденствия, в отличие от символики многих других точек года, в том числе и точек солнечного креста, крайне понятна, можно даже сказать, очевидна, хотя некоторые моменты и вызывают споры исследователей и последователей


О ДУХЕ ТОЧКИ

Из книги автора

О ДУХЕ ТОЧКИ …Бунтует всесильная, проснувшаяся земля. Безумие и сладость не подвластной никаким ограничениям жизни, выломавшейся на свободу из тщательно выстроенных стен разума… Плоть торжествует победу над духом, дух оплодотворяет плоть в неистовом желание породить


О ДУХЕ ТОЧКИ

Из книги автора

О ДУХЕ ТОЧКИ …Гневный, матерый грозовой огонь мечется между небом и землей в бессмысленной ярости, первом предчувствии слабеющей силы. Земля, родившая и вскормившая свой плод, безразлично, лениво отдается буйству темного пламени; в мрачном скоплении грозовых туч еще