Как я пишу

Как я пишу

Пишу я уже пятнадцать лет и, конечно, за это время очень изменил способ писать и манеру писать.

Пятнадцать лет тому назад мне было очень трудно, я не знал, как начать. Когда писал, казалось, что все уже сказано. Отдельные куски не сливались. Примеры становились самодовлеющими. В сущности говоря, так и осталось. Писать и сейчас трудно, хотя по-иному. Кусок развертывается у меня в самостоятельное произведение, а главное, как в кинематографии, все же стоит между кусками.

Изобретение вообще и изобретение литературного стиля в частности часто рождается от закрепления случайной мутации, случайного изменения. Это происходит приблизительно так, как при выводе новой породы скота.

Есть общелитературный стиль, который тоже возник на основе индивидуального стиля. Этим стилем писать нельзя, он не способен шевелить вещи, и сам он не существует, не ощущается.

В Маяковском есть закрепление ошибок против силлаботонического стиха.

В Гоголе закреплен диалект, полуязык. Гоголь писал, вероятно, не на том языке, на котором думал, и украинская стихия возмущала стиль. Так дальние звезды возмущают эллипсисы планет.

Пишу я исходя из факта. Стараюсь не изменять факт. Стараюсь сводить факты, далеко друг от друга стоящие. Кажется, это из Ломоносова о сближении «далековатых идей» или из Анатоля Франса о сталкивании лбами эпитетов.

Так вот, я стараюсь столкнуть не эпитеты, а вещи, факты.

Сейчас я начинаю писать иначе, особенно когда работаю над научной книгой. Но и тогда я начинаю с материала. Вопрос «почему» меня не интересует до тех пор, пока для меня не решен вопрос «что и как». Я не ищу причин неизвестного.

Начинаю я работу с чтения. Читаю, стараясь не напрягаться. Вернее, не стараюсь запоминать. Напряжение, настороженность – они мешают. Нужно читать спокойно, глядя в глаза книге.

Читаю я много. Как видите, у меня вместо статьи о том, как я пишу, получается статья о том, как я работаю.

Продолжаю.

Читаю не напрягаясь. Делаю цветные закладки или закладки разной ширины. На закладках, на случай, если они выпадут, хорошо бы делать, а я не делаю, обозначение страницы. Потом просматриваю закладки. Делаю отметки. Машинистка, та самая, которая печатает статью сейчас, перепечатывает куски, с обозначением страницы. Эти куски, их бывает очень много, я развешиваю по стенам комнаты. К сожалению, комната у меня маленькая, и мне тесно.

Очень важно понять цитату, повернуть ее, связать с другими.

Висят куски на стенке долго. Я группирую их, вешаю рядом, потом появляются соединительные переходы, написанные очень коротко. Потом я пишу на листах бумаги конспект глав довольно подробный и раскладываю соединенные куски по папкам.

Начинаю диктовать работу, обозначая вставки номерами.

Вся эта техника чрезвычайно ускоряет темп работы. И делать ее легче. Я как будто работаю на пишущей машинке с открытым шрифтом.

Почти всегда в процессе работы и план и часто даже тема изменяются. Смысл работы оказывается непредназначенным, и тут на развалинах будущей работы переживаешь то ощущение единства материала, ту возможность новой композиции, то алгебраическое стягивание материала подсознательным, которое называется вдохновением.

Работа растет, переделывается. Я думаю, что я не доделываю своих книг, что я их обрываю слишком рано, что переписанные еще два или три раза они стали бы лучше, понятнее, что меня стали бы понимать и читатели, а не только друзья, что я освободился бы от остроумия.

Мое остроумие, которым меня упрекают, – это след инструмента, это некоторая недоработанность.

Корректуры я не правлю, так как не могу читать самого себя. Мне приходят другие мысли, и я отрываюсь от текста.

Выслушать самого себя вслух мне было бы мучением.

Манера моей работы и манера недоработанности – не ошибка. Если я овладею техникой вполне, то не буду ошибаться в самой быстрой работе так, как не ошибается стеклодув. В результате, впрочем, произвожу я не больше других, так как темп работы утомляет.

Приходится отдыхать.

Очень много я рассказываю другим и не думаю, что человек должен все писать сам. Я убежден, что нужно писать группами. Что друзья должны жить в одном городе, встречаться и что работа возможна только коллективами.

Лучший год моей жизни – это тот, когда я изо дня в день говорил по часу, по два по телефону со Львом Якубинским. У телефонов мы поставили столики.

Я убежден, Лев Петрович, что ты напрасно отошел от телефона и взялся за организационную работу.

Я убежден, что я напрасно живу не в Ленинграде.

Я убежден, что отъезд Романа Якобсона в Прагу большое несчастье для моей и для его работы.

Я убежден, что люди одной литературной группировки должны считаться в своей работе друг с другом, должны друг для друга изменять личную судьбу.

Путает меня то, что я не только исследователь, но и журналист и даже беллетрист. Там другие факты, другое отношение к предмету и ость установка на прием. Это мешает мне изгладить в научной работе следы инструмента и написать книги, которые были бы понятны для чужих учеников, которые были бы обязательными, не требовали бы перестройки головы.

Но я хочу требовать.

В работе журналиста нужна честность, нужна смелость.

Я проехал через Турксиб. Там было пыльно, жарко, пищали ящерицы. Стояла высокая трава, то полынная, то ковыльная, то жесткая, колючая, трава пустыни и тамариск, похожий на нерасцветшую сирень.

Там в пресный Балхаш, пресное озеро с солеными заливами, текут осенью солоноватые реки. Там люди ездят на быках и на лошадях так, как мы в трамваях. Там в ковыле скачут, как будто не ногами, а изгибая одну тонкую, как будто из картона вырезанную спину, – киргизские борзые.

В песках ходят козы. В солончаках застревают автомобили на недели. Верблюды тащат телеги. Орлы летят за сотни верст, чтобы сесть на телеграфный столб, потому что в пустыне сесть не на что.

Там строят сейчас Турксиб. Это очень нужно и очень трудно.

Там так жарко, что киргизы ходят в сапогах, одетых сверх тонких валенок, в меховых штанах, в меховых шапках. А называются они не киргизами, а казахами.

Строить дорогу тяжело. Воды мало. Хлеб нужно привезти.

Хлеб нужно достать. Хлеб нужно где-нибудь держать. Рабочих много, над каждым нужно построить крышу.

И все же построили.

Хорошие книги получаются тогда, когда человеку нужно во что бы то ни стало одолеть тему, когда он мужественен.

И это тоже называется вдохновением.

Так я написал «Сентиментальное путешествие».

«Zoo» я написал иначе.

Есть гимн ОПОЯЗа. Он длинный, так как мы довольно красноречивы и не очень молоды.

Там есть куплет:

И страсть с формальной точки зренья

Есть конвергенция приемов.

Это вполне возможно.

Страсть втягивается инерцией навыков и, в частности, литературной инерцией страсти.

А в книгах это так.

Нужно мне было написать книгу о людях, что-нибудь вроде «Ста портретов русских литераторов». Был ли я влюблен, или вообще попал в какую-то конвергенцию, или, может быть, выбрал любовь, как ослабленный организм выбирает себе болезни.

И вот получилась неправильно написанная книга.

Мне очень хочется сейчас писать беллетристику. Жду конвергенции. Жду, когда изобретется. Жду материала и вдохновения.

Есть другие, инерционные книги, которые я презираю, которые состоят из навыков, из подстановок.

Этими подстановками можно искажать прекрасные материалы.

Так частный случай борется с общим материалом в ленте под всезначащим названием «Старое и новое» Сергея Эйзенштейна.

В бормотаниях дилетанта, который возражает против ленты – почему в ней не показана кооперация, есть правда, потому что лента не соотнеслась, она взята вдоль темы, а организована выборочным, эстетизирующим материал способом сюжетного искусства. Сюжетные приемы – это набор лекал, годных не для вычерчивания любой кривой.

Нужно учиться.

Я не помню, товарищи, тот длинный и толковый список вопросов, которые вы мне задали{248}. Библиографию моих вещей вы где-нибудь найдете, а будущего своего я еще не знаю.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Я ПИШУ СЦЕНАРИЙ

Из книги Воспоминания, очерки, репортаж автора Мандельштам Осип Эмильевич

Я ПИШУ СЦЕНАРИЙ Шкловский посоветовал мне написать сценарий и скрылся, мелькнув огуречной головой. Больше я его не видел, но получилось вот что: я проклял Шкловского до седьмого колена.Я решил написать из быта пожарных. Мне сразу померещился великолепный кадр во вкусе


Надежда Кеворкова: «Я ПРОСТО ПИШУ ПРАВДУ»

Из книги Газета Завтра 858 (17 2010) автора Завтра Газета

Надежда Кеворкова: «Я ПРОСТО ПИШУ ПРАВДУ» После публикации специального репортажа из Ирака «Оккупация.» («Завтра», 2009, № 11), в редакцию нашей газеты поступило множество откликов и писем с просьбой рассказать об авторе этой статьи и подробностях её поездки в Ирак.


Я к вам пишу...

Из книги Говори и властвуй: ораторское искусство для каждого автора Аксенов Дмитрий

Я к вам пишу... Чукча не читатель! Чукча – писатель. Очень неполиткорректный анекдот Мы много говорили в этой книге о различных техниках общения. Но бывают ситуации, когда они вроде бы неприменимы. Например, когда с кем-то приходится общаться письменно.В самом деле,


Живу, как пишу

Из книги Литературная Газета 6282 ( № 27 2010) автора Литературная Газета

Живу, как пишу Литература Живу, как пишу ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ Произведения знаменитой сербской писательницы Лиляны ХАБЬЯНОВИЧ-ДЖУРОВИЧ приходят в Россию с опозданием: лишь около года назад у нас вышла её «Петкана», недавно появилась «Игра ангелов». Между тем ею написан


Я к вам пишу…

Из книги Литературная Газета 6289 ( № 34 2010) автора Литературная Газета

Я к вам пишу… Литература Я к вам пишу… СЕТЕРАТУРА Николай КАЛИНИЧЕНКО «Бесценная моя Варвара Алексеевна!» – так начинается роман Фёдора Михайловича Достоевского «Бедные люди». Это произведение, как известно, относится к эпистолярному жанру, открывающему читателям


«Пишу без оглядки и страха»

Из книги Литературная Газета 6290 ( № 35 2010) автора Литературная Газета

«Пишу без оглядки и страха» Литература «Пишу без оглядки и страха» ПАМЯТЬ Год назад не стало Виктора Бокова В детстве я думал, что песня «Оренбургский платок» была всегда, что она – народная, и только став взрослым, узнал: автор слов – поэт Виктор Боков. И, конечно, я не


АЛЕКСЕЙ ИВАНОВ: «Пишу так, как мне нужно, а не так, как получается»

Из книги Именины сердца: разговоры с русской литературой автора Прилепин Захар

АЛЕКСЕЙ ИВАНОВ: «Пишу так, как мне нужно, а не так, как получается» Алексей Викторович Иванов родился в 1969 г. в Горьком (Нижний Новгород), в семье инженеров-кораблестроителей. В 1971 г. семья переехала в Пермь. В 1987 г. после окончания школы поступил в Уральский государственный


Пишу тебе, усталая столица…

Из книги Литературная Газета 6300 ( № 45 2010) автора Литературная Газета

Пишу тебе, усталая столица… Совместный проект "ЛАД" Пишу тебе, усталая столица…


V. Для кого я пишу

Из книги Том 5. Книга 1. Автобиографическая проза. Статьи автора Цветаева Марина


«Просто пишу романы и рисую большие картины»

Из книги Литературная Газета 6385 ( № 38 2012) автора Литературная Газета

«Просто пишу романы и рисую большие картины» «Просто пишу романы и рисую большие картины» ПИСАТЕЛЬ У ДИКТОФОНА "ЛГ"-ДОСЬЕ: КАНТОР Максим Карлович - российский художник и писатель. Родился в 1967 году в Москве, в семье философа К.М. Кантора. Окончил Московский


Я пишу твое имя

Из книги Литературная Газета 6409 ( № 12 2013) автора Литературная Газета

Я пишу твое имя Я пишу твое имя Анна ГРУВЕР 16 лет, живёт в Донецке (Украина). Участник VIII-X международных совещаний юных и молодых литературных дарований в Литин[?]ституте им. Горького, победитель международного детского поэтического конкурса "Первый автограф"


Почему я не пишу акварелью?

Из книги Литературная Газета 6436 ( № 43 2013) автора Литературная Газета

Почему я не пишу акварелью? Фото: Фёдор Евгеньев Василина ОРЛОВА АВГУСТОВСКИЙ ДОМ Главное достояние - ветер тихий В зарослях камышовых на берегу. Облако – по озеру – лебедихой. Озеро – ни гугу. Разве всё это не так до конца, навечно – С плеском лохматые ивы полощут пряди


«Пишу, по сути, для Него лишь…»

Из книги Газета Завтра 44 (1041 2013) автора Завтра Газета

«Пишу, по сути, для Него лишь…» Николай Зиновьев 31 октября 2013 0 Культура Диалог "А давай-ка обрадуем Бога: Кончим войны, забудем о лжи. Будем думать о свойствах души Самых светлых, - ведь их очень много". "Надоел ты уже мне "философ"! Надоел постоянный твой


«Я пишу корабль, который идёт»

Из книги Литературная Газета 6437 ( № 44 2013) автора Литературная Газета

«Я пишу корабль, который идёт» "ЛГ"-ДОСЬЕ Сергей Есин родился в Москве в 1935 г. Окончил филологический факультет МГУ. Работал главным редактором журнала «Кругозор», литературно-драматического вещания Всесоюзного радио. С 1992 по 2006 г. - ректор, с 1994-го – завкафедрой


Эдуард Байков: «я – литературный наемник. что закажут, то и пишу»

Из книги Уфимская литературная критика (сборник) автора Байков Эдуард Артурович

Эдуард Байков: «я – литературный наемник. что закажут, то и пишу» Откровенный разговор с писателем о читателе, о себе и секретах профессииЭдуард Байков – один из самых плодовитых уфимских писателей. Его книги издаются в Уфе («Истории подлунного Урала», «Китап», 2007), в