3.

3.

Поэтому и неудивительно, что армия и КГБ при Горбачеве и, в последующий период, подверглись жесточайшему унижению и разрушительному реформированию. А уж если армия и КГБ не смогли защитить себя от развала, то о ВПК и говорить нечего. Понятно, что в обстановке неумения управлять экономикой страны, развала ее финансовой системы, мощнейшей инфляции, дефицита материалов и сырья, отсутствия оборотных средств и наступившем процессе разрядки напряженности, необходимо было сокращать избыточное производство танков, бронетранспортеров, артиллерийских установок, стрелкового оружия и боеприпасов/гак как не было уже необходимости в их таком огромном количестве. Часть военного производства необходимо было переводить на производство гражданской продукции, и в первую очередь дефицитных товаров народного потребления. А вторым аспектом этой проблемы, была необходимость концентрации остающихся средств для разработки новейших и высокоточных систем вооружений, так сказать оружия XXI века и укрепления наших сил ядерного сдерживания.

Казалось бы, что при плановой экономике и централизованном финансировании и управлении, задача вполне выполнимая. Но это, если думать о стране и о своем народе. Необходимо специально привести простой пример, чтобы суть проблемы и пути ее решения были понятны любому читателю. Например, завод «Н» выпускает в год 1.000 танков, каждый стоимостью в один миллион рублей. А стране нужно перейти на выпуск 500 танков в год. Что делает нормальный хозяин?(в данном случае хозяин у нас руководитель государст-ва).Хозяин заблаговременно объявляет этому заводу о снижении плана и установлении пониженного госзаказа, скажем на пятилетку 1986-1990 гг., с равномерным снижением плана по годам пятилетки и перепрофилированием высвобождающихся мощностей на производство гражданской продукции, на освоение которой дается скажем пять лет.

Вот например как выглядел бы этот план(счет в млн.руб):

То есть, заводу, чтобы не сокращать численность своих опытных кадров и исключить безработицу, необходимо было занять высвобождающуюся численность работающих (вследствие сокращения производства танков) на производстве новой, конверсионной продукции. Для этого надо было подобрать для конверсионного производства такую продукцию, которая была бы по профилю близка к производству основной продукции. Скажем танковому заводу браться за выпуск мясорубок или детских колясок - бред сумашедшего. А вот производство тягачей для леспромхозов или тракторов для сельского хозяйства очень близко к производству танков. Не буду обременять читателя перечнем вопросов необходимых для решения такого важного вопроса, как перепрофилирование части основного производства, скажу только, что для решения этой важной проблемы предприятиям нужно было две вещи: время и деньги.

Данные из приведенного на таблице примера наглядно показывают, что предприятиям оборонки надо было дать всего 2-3 года для решения вопроса конверсии Предприятиям необходимо было определить наиболее оптимальный вид новой продукции, провести проектно - изыскательские работы. Закупить соответсвующее оборудование, заказать и изготовить необходимую оснастку, обучить рабочие и инженерные кадры, провести монтаж нового оборудования и начать выпуск новой продукции. Причем финансирование этой работы можно было осуществить за счет экономии средств всего за один год. На нашем примере эти затраты составили бы в сумме 90 млн.рублей за 1986-1987 годы, но государство при этом сэкономило 210 млн.рублей, а начиная с 1988 года уже получало бы, помимо экономии от сокращения производства танков, доход от производства новой конверсионной продукции. Главное было не прекращать финансирование и дать возможность предприятиям перестроиться. Достаточно сказать, что дикий дефицит холодильников в 80-е годы, мог полностью покрыть один современный авиазавод. Ведь сегодня всего два далеко не самых крупных завода затоварили всю Россию и страны СНГ холодильниками ‹Стинол› и «Атлант». Что же делает Мутант перестройки? После принятия одностороннего решения по разоружению, он в приказном по-Цмщке дает указание о резком снижении производства вооружений, более того, предприятия ВПК просто перестают финансировать и оставляют один на один с проблемой выжива-I ния без помощи со стороны государства Из Москвы звучали бредовые призывы танковым заводам перейти на выпуск детских колясок; уникальным предприятиям в области производства оборудования для подводных лодок начать выпуск настольных ламп; заводам по производству полупроводниковой аппаратуры для спутников и самолетов - переходить на выпуск утюгов и детских заводных игрушек и т.д. Я в ту пору, как директор объединения технической реконструкции при Академии Наук, а впоследствии как президент Щррпорации Наукоемких Технологий работал с оборонными -Предприятиями и неплохо знал ту дикую ситуацию, в какую загнал оборонку наш Генеральный Демагог, хотя точнее сказать - предатель и враг, ибо нет той степени дебильности при которой человек с высшим образованием не мог бы понимать элементарные вопросы производства.

Прекращение финансирования лишило предприятия оборотных средств, а значит закупки сырья и комплектующих. Начали останавливаться цеха, люди оставались без работы, без денег, без средств к существованию. Начался отток наиболее квалифицированных кадров - золотого фонда страны, в разного рода кооперативы. Многие просто становились безработными, особенно специалисты редких профессий. Понятно, что какое-то время, пару лет, предприятия еще держались за счет имевшихся запасов и резервов, а после этого пошел активный распад оборонного комплекса который создавался всей страной за счет всего народа для того, чтобы обезопасить нас от повторения трагедии и жертв Великой Отечественной войны. А ведь какую выгоду можно было получить для всего народа если бы конверсию оборонки проводил не враг а настоящий руководитель государства. Как свидетельствовала тогда газета «Известия» (14.11.1989 г.) опираясь на расчеты специалистов - «… снижение выпуска оборонной продукции только на 5,4 процента могло увеличить прирост товаров народного потребления на 34,7%. Но к 1991 году полки магазинов страны были пусты…

Преступность действий Горбачева в отношении ВПКмож-но проиллюстрировать на примере Ленинградского предприятия судостроительной промышленности, где на предварительном этапе, по инициативе областного комитета профсоюзов судостроительной промышленности были созданы специальные комиссии, которые занялись поиском путей конверсии по выпуску товаров народного потребления, технология изготовления которых была бы близка к их профилю и соответствовала бы максимальному использованию высвобожда-щихся мощностей. Но приехавший из Москвы чинуша не пожелал даже слушать специалистов, а потребовал, чтобы судостроительные предприятия города, в соответвгвии с планом-графиком составленным в Москве, взялись за освоение более 900 новых видов изделий и оборудования для агропромышленного комплекса, легкой промышленности, торговли и общественного питания… А Ленинградскому Адмиралтейскому объединению предписали приступить к серийному выпуску оборудования для элеваторов и мукомольных заводов…

К большому сожалению рамки одной книги не позволяют широко осветить данную проблему, так как основная задача этой главы книги хотя бы коснуться основных преступлений Горбачева против нашей страны. Заканчивая этот короткий раздел хочу еще остановиться на вопросах уничтожения боевой техники и новейших образцов оружия нашей страны. Ведь то,что было не под силу Пентагону и НАТО, совершил этот Вурдалак и его сшнокоммунистические подельники…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >