2.

2.

Политические и экономические теоретики Горбачевского эшелона власти потеряли контроль не только над общей ситуацией, но и над страной в целом. Стоит только вспомнить «плачущего» премьера Н.Рыжкова, чтобы понять: - наличие таких слабовольных людей у власти - это преступление перед народом. Характерно, что он сам это подтвердил в интервью журналисту газеты «Аргументы и факты», когда на вопрос: «Почему вы круто, жестко не расправляетесь с министрами за ту лютую бесхозяйственность, которая происходит по их вине?» - Н.Рыж-ков ответил: «- Исторически сложилось,что мы действительно отправляем несправившихся на пенсию, общенародно не делаем из этого никакого урока, и в конце концов у народа возникают вопросы: почему тот, кто завалил работу, не понес наказа-нияТНаверное, надо публично объявлять выговоры и сообщать, за какие недоработки, ошибки человек наказан. Мы, конечно же многих наказываем, но публично не обвиняем, считаем, что незачем показывать всю нашу кухню.»36 Пусть бы он попро-вал такую чушь сказать Сталину…

Что ИРыжкову и ему подобным номенклатурным чиновникам было до того, что они превратили народ в стадо животных мечущихся в поисках где купить литр молока, кусок колбасы, ученические тетрадки или простые стулья.ЧтоН.Рыжкову было до того, что из поставленных чехами 14 молочных заводов мощностью по 8-12 тонн в день было построено только шесть. Из 16 комбикормовых заводов способных выдавать по 20 тонн продукции в час, также было построено только шесть. Из 8 поставленных элеваторов вместимостью по 50 тысяч тонн возвели только три.»37 Что ему было до того, что на складах и открытых площадках страны гнило неустановленного оборудования на 18,2 миллиарда рублей, в том числе импортного почти на шесть миллиардов. Только один Минхимнефгепром гноил его на 1,57 миллиарда, а «Газпром» во главе с В.Черномырдиным - на 863 миллиона рублей. Что ему было до того, что только в Западной Сибири сгорало ежегодно 12 миллиардов кубометров попутного газа на сумму почти один миллиард долларов США и это все при том, что в экономике катастрофически нехватало денег и печатные станки Госзнака работали день и ночь без остановки вгоняя экономику и финансы страны в коллапс всеобщей и тотальной катастрофы.

В стране, как в войну, ввели талоны на товары народного потребления, на водку, на сигареты, на продовольствие. Но что до этого Горбачевым, РЫЖКОВЫМ и иже с ними? В гробу они видели этот народ с его проблемами. Иначе как объяснить то, что никаких мер не принималось даже к тому, чтобы использовать запасы и неликвиды различных товарно-материальных ценностей накопившихся к 1990 году уже на сумму около 900 МИЛЛИАРДОВ рублей! Что уж говорить о направлениях экономики где надо напрягать мозги, прикладывать организационные усилия и изыскивать средства. Горбачев и Рыжков протрубили о Программе ресурсосбережения, но получилось как всегда. Так при плане снижения металлоемкости национального дохода за 1986-1987 годы на 4,8 %, фактическое выполнение составило только2,8 %. По данным Минчермета СССР и Минцветмета СССР мы ежегодно недоиспользовали около пяти миллионов тонн лома черных и цветных металлов. К чему это приводило видно из следующего примера. Для получения тонны меди мы затрачивали 973 киловат-часа электроэнергии, а ФРГ - только 312. На тонну производимого цемента мы расходовали энергоресурсов в количестве 274 килограммов условного топлива, а в Японии-толь-ко -142. Древесины мы рубили примерно столько же, сколько и в США, а конечной продукции получали ВТРОЕ меньше. Что уж говорить о потерях миллионов тонн металла из-за коррозии или о преступной безответственности на нефтепромыслах, где в результате нарушений технологии добычи (Госплан и Совмин заставляли гнать план добычи нефти любой ценой) оставалось неизвлеченными более половины разведанных запасов…

Тотальная безнаказанность порожденная импотентной властью как раковая опухоль распространилась на всю страну. По всей территории Советского Союза ржавели под открытым небом: брошенная техника, металлоконструкции, трубы, рельсы, насосы, двигатели, шпалы и лес, бумага и картон…Тысячи снимков этой экономической вакханалии публиковались тогда во всех газетах и журналах, но власти это все было по боку.В то время,когда людям нехватает молока, масла, колбасы, хлеба и все это распределяется по карточкам, а у страны нехватает валюты на закупку продовольствия, Кремлевские олигофрены подписывают с американской корпорацией «Пепси-кола» контракт на 3 миллиарда, о строительстве у нас заводов по производству напитков, как будто воду можно есть…

А ведь экономическая ситуация в стране просто вопила о необходимости чрезвычайных мер. Даже за два начальных года пятилетки(1986 -1987 г.) резко возросло количество убыточных предприятий почти по всему спектру промышленности. Так в топливно-энергетическом комплексе количество убыточных предприятий возросло до 14 % с убытками почти 290 миллионов рублей; в металлургическом комплексе - 9 % с убытками на сумму 370 миллионов; в машиностроительном комплексе - 5 % и 420 млн. рублей убытков; в химико-лесном комплексе - 21 % и 1040 млн. убытков; в агропромышленном комплексе - 14% и 1200 млн. рублей убытков. Чтобы представить себе величину убытков нужно сопоставить две цифры: выручка от реализации всей промышленной продукции страны за 1987 год

42. 44 миллиарда рублей, а убытки только по промышленным предприятиям составили 6.96 миллиарда, то есть - более 16%!!! За последующие же три года пятилетки убытки в промышленности увеличились почти в два раза. И наконец последнее и ГЛАВНОЕ! В этот тяжелейший момент надлома промышленности Горбачев и Рыжков принимают решение о легализации кооперативов во всех сферах экономики и при этом не ограждают государственные предприятия от этой стихии. Это было самым большим преступлением кремлевских мерзавцев, или же сознательным актом направленным на разрушение государства Поскольку власть сознательно ничего не давала кооперативам в части площадей, сырья и финансов (за исключением случаев когда она создавала кооперативы для себя и своих отпрысков), то естественно кооператоры начали идти на заводы, научно-исследовательские институты и другие госучреждения и где уговорами, где взятками, а где угрозами решали вопросы площадей, сырья и финансов, ломая при этом государственные планы этих госструктур. Вполне естественно, что не имея своих кадров, они брали их, особенно рабочих, у тех у кого арендовали площади, переманивая высокой зарплатой наиболее квалифицированных, не пьющих и дисциплинированных. Этим они создавали неразрешимые проблемы для самих предприятий, на которых в большинстве своем оставался балласт не способный к выполнению планов.

Более того рабочие перешедшие из цехов скажем завода, в кооператив арендующий у этого завода производственные площади, стали разворовывать у бывшего своего завода сырье,запчасти, оборудование, в первую очередь неустановленное, так как хорошо знали, что на заводе «плохо лежит». Путем подкупа руководителей предприятий и их родственников, кооператоры стали захватывать сначала отдельные цеха, а потом целые производства и заводы в целом, которые хотя и оставались формально государственными, но работали уже не для государства и народа, а для обогащения данного конкретного кооператива, как правило руководимого бывшими теневиками, а руководство завода было их прикрытием.

Так стала трещать по швам государственная система промышленных предприятий, а вместе с ней и выполнение плановых заданий по выпуску своей профильной продукции,которую ждали десятки, а иногда и сотни предприятий смежных отраслей. Это естественно породило мощнейший дисбаланс и неуправляемость, которые через несколько лет, к 1990 году, приведут страну к пустым полкам и прилавкам магазинов. Джин, в виде неуправляемого и почти неконтролируемого кооператора, платящего, по сравнению с государством, в несколько раз большую зарплату, был выпущен из бутылки и это сразу повело экономику страны к двум неуправляемым процессам: развалу промышленности и дисбалансу в экономике и к неуправляемому денежному потоку в виде резко (в 5-8 раз) возросшей заработной платы не обеспеченной материальными ценностями. Первое вело к коллапсу экономики, второе.- к неуправляемой инфляции переходящей в гиперифляцию.

При этом надо не забывать, что введение закона о кооперативах (безусловно нужное дело,но не таким дебильно-преступным путем) не столько помогало честным инициативным людям создать собственное дело, сколько давало возможность преступникам и мафиозным кланам теневой экономики, связанным с партхозноменклатурой, легализовать свои подпольные, преступные миллионы нажитые на разворовывании общенародной государственной собственности. Не зря одни из первых кооперативов оперились из-за кремлевских правительственных стен. Газеты 1988-1990 годов много писали об уголовных элементах возглавляющих кооперативные структуры и их связях с властными чиновниками и государственными ведомствами. Ведь от власти зависело получение кредитов, безвозмездных ссуд, налоговых льгот, помещений, защита от правоохранительных органов…

Кооперативы создаваемые теневой мафией в симбиозе с властью, и защищались этой властью. Простой же народ создававший кооперативы, что называется с улицы, находился под жесточайшим прессом вымогательства и государственного рэкета властных чиновников. Так из-за огромного потока жалоб по этому вопросу Госкомстат СССР провел в 1989 году опрос 63% всех действующих на I июля 1989 года кооперативов. Так вот,руководителям 80 тысяч кооперативов задали такой вопрос: «Какие органы или частные лица вымогали у вас деньги?» Тридцать процентов (видимо самые смелые) заявили твердо и решительно: «Работники Исполкомов местных Советов.»То есть «родная»советская власть! И лишь только 7% пожаловались на уголовный рэкет(«Известия» 03.02.1990 г.). То есть примерно каждый третий кооператив подвергался государственному рэкету чиновников. При этом часто вымогательство начиналось еще на этапе регистрации.

Развитие кооперативной деятельности пущенное горбачевской властью на самотек дало резкий всплеск преступности, который в 1989 году по сравнению с 1988 годом увеличился в 5,2 РАЗА! А в 1990 году - еще в 7,3 РАЗА по сравнению с 1989 годом…Тысячи преступлений были связаны в первую очередь с подкупом должностных лиц госпредприятий и организаций, банковских и контролирующих органов. В МВД СССР забили тревогу в связи с фиксацией массовой перекачки денег кооператорами из безналичной формы в наличную, что неизбежно вело к резкому усилению инфляционных процессов и обесцениванию рубля. Даже самое тупое правительство не могло не понимать к чему приведет кооперация без должного контроля и жестких законодательных рамок в ее деятельности.По-этому можно сделать однозначный вывод - власть в лице Горбачева и Рыжкова знала что, и во имя чего это делала…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >